История современности

Истории первых переселенцев: Всемером в одной комнате, Аня из Тарау и русско-немецкая любовь

Валентина Дидух, переехавшая с Урала в Багратионовский район, считает себя настоящим «слугой народа»
Выпускники вечерней школы поселка Владимирово.

Выпускники вечерней школы поселка Владимирово.

«Комсомолка» продолжает рассказывать истории первых переселенцев, и следующей нашей героиней стала Валентина Федоровна Дидух (девичья фамилия Кирпичева) из поселка Владимирово Багратионовского района. Ее семья переехала в бывшую Восточную Пруссию с первой массовой волной переселенцев.

ВЫЗОВ СЕСТРЫ И ПОЕЗДКА БЕЗ БИЛЕТА

- Вообще мы из Тамбовской области, из Волчковского района (сегодня Петровский район – Ред.), но перед переселением оказались на Урале, и приехали в январе 1948 года уже оттуда. В Калининградской области у меня уже сестра Серафима с осени 1947 года жила – она нам вызов и прислала, - рассказывает наша героиня.

Валентине Кирпичевой на момент переезда было всего 15 лет, и училась она в шестом классе. Семья ее приехала полным составом: отец, Федор Григорьевич Кирпичев, который пришел с войны инвалидом; мама, Ксения Алексеевна; сама Валентина и еще одна ее старшая сестра.

Ехала семья Кирпичевых с приключениями – еще в начале поездки, в Москве, выяснилось, что на билет Вале немного не хватает.

- В итоге, посадили меня аж на последнюю полку, где чемоданы лежат. Я лежала там и дрожала, боялась что контролер, который зашел компостировать билет, сбросит меня, родители уедут, а я одна в Москве останусь. Но эта женщина, хоть и заметила меня, сказала: «Небольшая у вас девочка, пусть спит».

Валентина (в центре) с подругами и букетами каштанов (май 1949 года, Владимирово).

Валентина (в центре) с подругами и букетами каштанов (май 1949 года, Владимирово).

СЫТОСТЬ ЗАВИСЕЛА ОТ НАСТРОЕНИЯ ЗАВЕДУЮЩЕЙ

В Калининград Кирпичевы приехали ночью. Когда они вышли на платформу, то первыми калининградцами, которых они встретили, оказались солдаты.

- Мы спросили, как нам добраться до Тарау, и оказалось, что эти солдаты из воинской части, стоявшей в Нивенском (находится рядом с Тарау-Владимирово - Ред.). Вместе с ними мы доехали дотуда на поезде, и они нам даже дорогу показали. Помню, что на правой стороне дороги было еще ничего, а на левой находилась свалка металлолома: самолеты там лежали, танки, машины легковые… Чего там только не было! И вот шли, как по туннелю, километра три. Первый дом увидели – там собака загавкала, люди вышли. Ночь ведь еще глубокая была, но эти люди показали, где сестра моя живет.

Приехавшие из-под Тамбова переселенцы тут же влюбились в местную природу.

- Нам так тут понравилось! Мы же на Урале пожили, где только лес и камни. Шахты у нас там вокруг. Голода мы здесь сильного уже не застали. Коровы тут были, сепараторный пункт стоял, и нам молочный обрат (обезжиренное молоко – Ред.) доставался. Сыворотка тоже была. Конечно, сметана отправлялась в Калининград, но нам хотя бы вот этот обрат отдавали. Он скисал, его чуть подогреешь, и получается творог, а сыворотку так можно было пить. Правда, чтобы все это достать, нужно было договариваться с заведующей сепараторным пунктом, от нее все всегда зависело.

«УПЛОТНЕНИЕ» СЕСТРЫ И НЕМКА АНЯ

Если кто-то из переселенцев умудрялся занять целый дом, то Кирпичевым повезло куда меньше.

- Дома, в который мы заселились, сегодня уже нет. На его месте другой построили. Он из красного кирпича был, двухэтажный. Сестра там на втором этаже жила, и мы все к ней заселились. Была у нас всего одна комната, в которой мы всемером стали жить: я, сестра, мама с папой, старшая сестра, к которой мы приехали, муж ее и дочка их. Там такой красивый деревянный шкаф стоял, кровати немецкие, спали мы по-всякому, и на кроватях, и на полу.

Валентина Дидух (справа) с подругами.

Валентина Дидух (справа) с подругами.

Суровым в конце сороковых был не только быт, но и условия труда. Когда Валентина Кирпичева закончила шестой класс, она посмотрела, что все ее родственники работают, и решила тоже устроиться в совхоз. Ей тогда не было и 17 лет.

- Когда мы приехали, поселок еще Тарау все называли. И железнодорожная станция тоже Тарау называлась. Первое время мы в поселке с немцами жили вместе. Их не обижал никто – с этим строго было. Доярками многие немки вместе с нами работали, в поле тоже. Еще у нас управляющий был по полеводству, фамилия его Подъяпольский, вроде. И в его семье жила немка, которую звали Аня. Ее родители погибли, не помню уже при каких обстоятельствах. Но в июле 1948 года немцев стали отправлять в Германию, и Аню тоже отправляли. Она так плакала, очень не хотела уезжать. Мы все просили, но не разрешили – закон есть закон. Мы с этой Аней подружками даже были. В 2002 году я ездила в Германию, нас туда посылали от поселка. Там я у всех спрашивала, знает ли кто-нибудь эту Аню. И тут, во Владимирово, мы тоже часто беседовали с приезжавшими в поселок немцами и, вспоминая про Аню, спрашивали за нее.

По словам Валентины Федоровны, один из немцев все-таки смог остаться, несмотря на депортацию, но оформился как уроженец Литвы.

- Он жил в поселке Заречное, уже не помню, как его звали. Коров он пас, и отправить его в Германию не могли, потому что оформлен он был где-то в Литве. Похоронен он, кстати, здесь же. Я помню, что однажды корреспондент приезжал из Питера или из Москвы и расспрашивал у меня про этого немца. Он толком так и не объяснил, кем тот немец был, но я так поняла, что каким-то известным человеком.

Иногда интернациональная дружба приводила и к более близким отношениям, несмотря на то, что они не одобрялись властями.

- Пока жили все вместе, наши парни некоторые с немками дружили. Один парень даже сильно влюбился, но разлучили их, конечно. Ветврач немецкий тоже в русскую влюбился, ему лет 60 было. Но и его отправили, а женщина его осталась в поселке.

ФОТО С ЭСТАФЕТЫ

Дояркой Валентина Кирпичева проработала три с половиной года. Параллельно она училась в вечерней школе, где закончила 7-й класс, а потом ее в 1953 году избрали депутатом, и она пошла работать секретарем.

- Тогда же я замуж вышла. Муж мой, Дидух Алик Иванович, связистом был в Нивенском. Он, кстати, и открывал первое отделение связи в нашем поселке Владимирово.

С мужем Валентина Кирпичева познакомилась на велоэстафете.

- Мы в Калининград все на велосипедах ездили, и сфотографировались там вчетвером: я с подругой, Алик и еще парень один. А тогда Алик с девушкой одной дружил. Он, когда вернулся, показал ей фотографию, она выхватила ее и порвала. Тогда он ушел и не стал с ней больше дружить. А у меня такая же фотография осталась. Потом поженились мы...

Алик Дидух был известным в поселке активистом. Все его хорошо знали, поскольку он был еще и организатором местной футбольной команды. Его дочки и сейчас вспоминают, что повсюду в доме была футбольная форма, которая шилась на всю команду.

Фото, сделанное после велоэстафеты, из-за которого Алик Дидух (стоит слева) поругался со своей девушкой и женился на Валентине Кирпичевой (стоит справа).

Фото, сделанное после велоэстафеты, из-за которого Алик Дидух (стоит слева) поругался со своей девушкой и женился на Валентине Кирпичевой (стоит справа).

«МЫ БЫЛИ СЛУГАМИ НАРОДА»

В 1954 году Валентина Федоровна забеременела, но декретный отпуск в те годы длился всего два месяца: один месяц давали до родов и еще месяц - после, а дальше надо было выходить на работу. Но параллельно с рождением первой дочки случилось несчастье.

- Отец мой на фронте был ранен в ногу, он и болел из-за этого много. Когда я дочку родила, папа как раз в областной больнице лежал – мама за ним ухаживала. И вот когда меня уже выписали, папа начал маму уговаривать: «Ну что ты будешь ждать, дочка родила, она одна сейчас с ребенком, а ты тут со мной возишься. Езжай, давай, ничего со мной не будет». Я родила 6 марта 1955 года, а телеграмму нам из областной больницы 25 апреля дали, что папа умер. Так он и не увидел внучку свою.

Вместо положенного двухмесячного декрета Валентина Дидух просидела в декрете год, и на ее место в сельсовет пришел новый сотрудник.

- Я, конечно, человека прогонять не стала, а устроилась почтальоном. 10 лет пешком письма и газеты разносила во Владимирово, Красный партизан и Линейное – велосипедов тогда не давали. А в 1966 году мужа в управление связи забрали, в Калининград, на улицу Леонова, где он стал ревизором-контролером. Меня зато оставили начальником почтового отделения во Владимирово. Я на этой должности 22 года отработала, в этом здании почты до сих пор и живу.

Валентина Дидух большую часть жизни проработала на почте.

Валентина Дидух большую часть жизни проработала на почте.

Фото: Иван МАРКОВ

По словам Валентины, телефон во Владимиров был только на почте и еще в совхозной конторе.

- Жители нас очень уважали, потому что даже если ночью кто-то разговор заказывал, мы, как настоящие слуги народа, всегда на любую просьбу откликались, - говорит женщина.

Интересно, что к историям первых переселенцев в семье Валентины Дидух особое отношение – ее дочь Ирина сейчас возглавляет музей первых переселенцев в поселке Владимирово, а дочь Наталья заведует сектором краеведения Зеленоградской городской библиотеки.