Происшествия: ЧП

Было так страшно, что на работу я поехала на велосипеде

А многие в городе, похоже, даже и не заметили этого ужаса…

Утро началось не по-доброму. В 9:30 отец разбудил новостью про взрывы в метро. Первая мысль: как свои, все ли целы? К счастью, близкие ещё не разъехались из дома. До друзей дозвониться не получилось: сети перегружены. Захожу в другие сети – социальные. У друзей «ВКонтакте» статусы с вопросом «Все живы?». Значит, с ними тоже все в порядке. Следующая мысль: а как же теперь ехать на работу? В метро спускаться страшно: вдруг ещё где-нибудь рванёт? Да даже если и не рванёт, представляю, какое там безумие – расписание сбилось, поезда, небось, стоят в тоннелях. Ловить машину? Тоже не вариант: в новостях говорят, что центр перекрыли и движение парализовано. Да вот и приятель пишет в том же «ВКонтакте», что от «Спортивной» до «Фрунзенской» таксисты ломят по 1500-2000 рублей. Бизнес на костях…

Но на работу-то всё равно надо. Вспоминаю про велосипед. Вот же он, на лестничной площадке стоит. Конечно, далеко, долго, неудобно. На улицах грязь. Холодно. Однако это ничто по сравнению с тем, что мне… страшно. И лучше все равно ничего не придумаешь. Прокладываю маршрут по Google.Maps и в путь.

Сейчас, спустя несколько часов, пытаюсь определить природу этого страха. Все разумные аргументы: мол, снаряд не попадает в одну воронку дважды, - как и доводы пофигистско-фаталистические: типа «чему быть, тому не миновать», - бессмысленны, когда тебя охватывает липучий черный ужас. Почему эта чернявая соседка не смотрит тебе в лицо, а уткнулась в стекло и что-то там бормочет? Что в коробке у этого то ли таджика, то ли кавказца? И когда наконец мы выскочим из бесконечного тоннеля? Этот кошмар иррационален, как с ним справиться, я не знаю…

Поэтому – только велосипед!

Чтобы проехать 15 километров, мне понадобилось 2 часа. Москва совсем не приспособлена для велосипедистов: никаких тебе специальных дорожек, одни бордюры и запруженные тротуары. Но это, конечно, ерунда по сравнению с застрявшими на перегонах людьми. Помню, как я однажды тоже так застряла в тоннеле. Поезд остановился на 35 минут. Первые минуты две все сидели спокойно. Через пять начали ёрзать, через десять машинист объявил, что «по техническим причинам отправление задерживается». Самое неприятное в таких ситуациях - неопределенность. Почему поезд остановился? Он сломался, его скоро починят и мы поедем? Или что-то серьезное случилось и надо разбивать стекло и искать ближайшую вентиляционную шахту?

Крутя под эти мысли педали, подъезжаю к метро «Октябрьское поле». У входа всё, как обычно. Разве только чуть меньше народу. Менты проверяют документы у ребят таджикского вида. Слышу разговор женщины и мужчины про теракты в метро. Говорят без эмоций, как о погоде. Такое чувство, что это и не Москва вовсе: за несколько километров отсюда кровь рекой и куски тел на подземных платформах, а здесь совсем спокойно. Может, ближе к центру обстановка более накалённая? Самое удивительное, что на Ленинградке никаких пробок. На тротуаре две женщины говорят о терактах, тоже без ужаса в глазах, остальные ждут автобус, болтают по телефону, смеются…

На мосту рядом с Белорусским вокзалом непривычно пустынно. Но это единственное, что свидетельствует: в городе что-то произошло. Выезжаю на Тверскую. Там тоже все спокойно. В подземном переходе на «Пушкинской» иду в ларек – надо купить шорты, мои брюки заляпаны донельзя. Рядом народ пьет сок и кофе, болтает по мобильникам, смеется… Здесь несколько лет назад тоже был взрыв, который я помню очень хорошо. За день до него мы с бабушкой покупали заколки в этом самом переходе. Помню, как я радовалась. А на следующий день в новостях показали кровь и руины…

Вечером я ехала обратно по ярко освещенному городу. Всё было как обычно. Как будто ничего не произошло.