2018-02-21T21:08:49+03:00

Пострадавший во время теракта в московском метро: Девушка в сиреневой куртке спросила меня: «Почему поезд так долго стоит в тоннеле?»

Потом я увидел ее фото по телевизору – это была она, смертница
Поделиться:
Комментарии: comments3
Изменить размер текста:

7 мая - сорок дней со дня гибели людей при взрыве в московском метро.

Два молодых человека, Влад и Михаил, ехали в то роковое утро в метро. К остановке “Парк культуры” они приехали на разных поездах, но взрыв зацепил их обоих. Обоих на “Скорой” привезли в отделение нейрохирургии Боткинской больницы, где они и познакомились. Там их отыскала наш корреспондент, которой они рассказали о том, что пережили.

Влад: - Я ехал на работу. Стоял в конце вагона, читал книжку. А рядом мужик стоял, большой такой, широкий. И тут вдруг долбануло. Периферийным зрением я увидел, что из-под крыши нашего вагона вырывается пламя. Огненный шар с белой каемкой. И хлопок. Поезд тряхнуло. А потом как в кино: все стояло вот так (показывает прямо), щелчок – и все стало с ног на голову. И сила этого такова, что ты справиться с этим не можешь. Тебя подхватывает и прижимает к земле, придавливает… Получилось так, что все «мои» осколки тот большой мужик на себя принял.

Я был полностью уверен, что рвануло в нашем вагоне. Ведь там все разметало! Я так думал два дня! А оказывается, взорвался поезд, который стоял на противоположном перроне. В нем как раз Мишка ехал.

Михаил: - Я решил выйти на станции «Парк культуры», потому поезд уже шел с большими задержками (как я потом узнал – из-за первого взрыва, на Лубянке), а я опаздывал. И вышел. Прошел несколько шагов – взрыв. Я вижу краем глаза, как все из вагона вылетает. Мне показалось, что у меня сзади снесло полголовы. Взрывной волной волосы сзади задрало. Упал. Лежу. Потом понимаю: я вижу, думаю, слышу. Жив. Понимаю: произошел взрыв. Подвигал руками-ногами. Двигаются. Надо убегать. Вскочил, побежал. Смотрю вдаль – там все серое. Я не мог разобрать предметы. Не понимал, где люди лежат, а где что. Может быть, они даже под ногами у меня лежали. А я смотрю, и не могу живых различить.

Я думал, что у меня все нормально, что я не пострадал. Но на самом деле это было не так. У меня была контузия. Я на «Парке культуры» все знаю, исходил этот район вдоль и поперек. Но вышел – и не смог сориентироваться. Я вообще не знал, что я грязный, что у меня куртка в крови. Девчонки у метро стояли. Я им говорю: «Девчонки, там взрыв произошел, у вас есть чистые салфетки? Кровь идет». А они: «Нет, нет!» и пятятся, отодвигаются от меня…

Влад: - Тот дядька большой, который рядом стоял, упал на меня. Я его с себя стащил. Смотрю – посекло его, кровь отовсюду капает. Я его схватил и понес. И мысль одна только: побыстрее бы наверх. Я орал матом, голос сорвал – «Пропустите, раненый!».

Потом мы вышли в вестибюль. Проход был перекрыт железными заграждениями. И мужики давай их перепрыгивать. Женщины подбегают: «Мужчины, помогите!» А они перешагивают и дальше бегут. Там одна женщина с ребенком была. Ребенок орет – девочка совсем маленькая. И их никто не пропускает. Я думаю – надо ее успокоить. Ну и говорю ей: «Ты не плачь, все будет нормально». А она на меня посмотрела и еще сильнее плакать начала. Видимо, так выглядел, что лучше мне было не успокаивать никого…

В общем, кое-как до выхода добрались. Еще ни милиции, ни «Скорой» не было. Я этого мужика своего посадил, говорю: «Сиди». И все. Дальше я отключился.

Открываю глаза – станция метро «Фрунзенская». Я рядом с ней, на улице. Как я туда попал? Жене дозвонился, сказал, что все в порядке, сказал, где я нахожусь. Она позвонила своему другу, который там рядом с метро живет. Он меня по описанию нашел. Притащил к себе домой. Оттуда меня в больницу и увезли.

Михаил: - Недалеко от меня в вагоне стояла просто девочка. Нарядно одетая: длинная юбка сиреневая, куртка сиреневая. Мы остановились в тоннеле. И она занервничала. Это было видно. Она обратилась к впереди стоявшему мужчине: «А почему мы стоим? Почему мы не едем, что случилось?»

Когда эксперты по фрагментам тела установили внешность смертницы, мне сказали: «Это была она, твоя девочка в сиреневом».

Мне вообще кажется, что ее взрывали дистанционно. Я думаю, когда их готовят к взрывам, им говорят: «Надо сделать тренировочный выезд». Чтобы человек более спокоен был бы. И вот когда мы остановились в тоннеле, она, возможно, начала догадываться…

И еще. Поезд уже шел еле-еле, подолгу стоял в тоннеле. Уже было ясно, что что-то не так. Но все равно на «Парке культуры» вышли не все, кто-то понадеялся, что движение сейчас восстановится. Мы же не знали, что на Лубянке уже был взрыв, и дальше поезда не пойдут. И вдруг раздался какой-то голос. Не могу сказать – то ли по динамику, то ли просто, мужской голос: «Быстрей все выходите!» И народ начал выходить из вагонов – ну раз сказали, что надо выходить…

Влад: - Уже потом, когда я тащил на себе раненого, я заметил парня в бейсболке. Он был совершенно спокоен (это когда вокруг паника страшная!) – и деловито фотографировал вагоны. Он выглядел как человек, который находится на работе. Причем его не интересовал вагон, который взорвался. Его интересовал вагон, который был напротив. И он шел, заглядывал через разбитые окна и - чик-чик-чик - все снимал. Конечно, это мог быть просто пассажир, не знаю. Блоггер, который снимки потом в интернет выложит. Ну мало ли. Но вдруг это был пособник террористов, который должен был посмотреть, как это работает, когда взрываешь один поезд, а напротив стоит другой. Как проходит взрывная волна и все такое. Не знаю. Это только мои предположения…

Записала Мария САРЫЧЕВА.

Полная история событий взрывов в московском метро.29 марта около 8 часов в столичном метро на станции "Лубянка" прогремел взрыв. Буквально через полчаса второй взрыв произошел на станции "Парк Культуры"- радиальная.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Двойной теракт в московском метро »

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных