2018-02-21T21:47:55+03:00

Главный террорист Дагестана убит, а теракты продолжаются. Почему?

В минувшие выходные в Дагестане был ликвидирован главарь всего бандподполья в республике Магомедали Вагабов. Спецслужбы сообщили об этом как о крупной победе. И это правда [обсуждение]
Поделиться:
Комментарии: comments70
Изменить размер текста:

Вагабов отличался особой жестокостью, и ему уже прочили славу «второго Шамиля Басаева». Однако даже после столь серьезного удара по боевикам в Дагестане опять гремят взрывы, стреляют в силовиков и чиновников. Чтобы разобраться в том, что же происходит, корреспондент «КП» выехал в эту неспокойную российскую республику. НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА Сейчас на Северном Кавказе у нас вроде как мир. Но, судя по количеству жертв, война продолжается. И, похоже, именно в Дагестан перетек передний фронт борьбы с исламским фундаментализмом. Что ни день - убийства милиционеров, боевиков, перестрелки, взрывы, погони, гибель мирных жителей. Теперь и «шахидки»-смертницы едут взрывать Москву из Дагестана, а не из Чечни, как прежде. Почему республика, многонациональная и по кавказским меркам терпимая, так резко изменилась, перевернулась с ног на голову и теперь представляется россиянам сплошным источником агрессии? Махачкала дышит жаром, который лишь ближе к вечеру слегка остужается ветром с Каспия. Дымят шашлыком кафешки на набережной, бьет по ушам музыка из стартующих с визгом покрышек автомобилей. Обыкновенный вечер южного города... Но именно в это время, с наступлением сумерек, здесь обычно и происходят теракты.

Хронология взрывов и нападений в Дагестане потрясает своей стабильностью. Под пулями боевиков погибают и рядовые сотрудники правоохранительных органов, и высокопоставленные милиционеры. Принцип у бандитов такой: увидел человека в погонах - убей его. Не важно, что это твой сосед или просто постовой милиционер. Ответная реакция силовиков соответствующая: малейшее подозрение в причастности к НВФ (незаконные вооруженные формирования) - огонь на поражение. Статистика необъявленной войны явно не в пользу органов правопорядка. Считайте сами: за этот год 82 погибших сотрудника правоохранительных органов и 131 раненый. По ту сторону баррикад - 60 убитых плюс 66 задержанных членов НВФ и их пособников. «Внеплановые потери» - 11 погибших мирных жителей и 57 раненых. Им просто «не повезло» оказаться в зоне огня. КАКОГО ЦВЕТА БУДЕТ РЕВОЛЮЦИЯ В ГОРАХ? Большая часть населения Дагестана пребывает если не за чертой бедности (здесь семейные связи не позволяют опуститься до уровня нищеты), то очень близко к этому. На фоне коррупции чиновников всех уровней с их бросающимися в глаза богатством и безнаказанностью основная часть населения республики выглядит явно обездоленной. И... обиженной. Если ты не в клане - ничего тебе не будет: ни коня, ни сабли, ни бурки. Влиятельных родственников, способных купить или передать должность по наследству, на всех не хватает. Подобная несправедливость, помноженная на кавказское кумовство и горячие характеры южан, с которыми позорно быть бедными и просто невезунчиками по жизни, порождает благодатную среду, из которой и питается ваххабизм. - У нас власть живет как бы сама по себе, правоохранительные органы сами, а народ где-то вообще в стороне, - вводят в курс дела дагестанские журналисты. - Те, кто смог зацепиться в более или менее серьезном бизнесе, вынуждены платить либо чиновникам, либо боевикам. Кто как договорится. И все последние покушения, похищения и убийства бизнесменов или госслужащих напрямую связаны с крышеванием. Боевики здесь лидируют - они обложили данью владельцев игорного бизнеса, ресторанов, коньячно-водочных магнатов.

При жизни Вагабов (справа) был признанным главарем среди дагестанских боевиков - его лидерство не оспаривалось.

При жизни Вагабов (справа) был признанным главарем среди дагестанских боевиков - его лидерство не оспаривалось.

Боевикам платят многие. В местном УФСБ мне показали запись видеообращения некоего амира Дагестана к одному из владельцев водочных цехов. «Человек из леса», облачая свои слова в религиозные формулировки, банально требовал отступные в пользу моджахедов. И ни слова о неприятии мусульманской религией алкоголя! Гони и водку, и бабло! Чиновники и коммерсанты откровенно боятся боевиков и вынуждены платить им дань. Вот и недавнее похищение в Унцукульском районе Дагестана главного инженера ОАО «Сулакский Гидроэнергетический Каскад» Владимира Редькина силовики сразу связали именно с попытками получать откупные со стороны боевиков. Казалось бы - инженер-гидротехник, что с него взять? Ан нет, там идет госфинансирование, там есть деньги - вот давай и плати! А с другой стороны, в Дагестане ваххабиты сумели создать себе имидж этаких борцов за справедливость. Мол, если в республике по российским законам получается сплошное казнокрадство, падение нравов и произвол силовиков, то мы установим шариат и будем жить по справедливым исламским законам. Боевики из своих акций делают неплохой пиар. То коррумпированного судью убьют, то расстреляют милицейский пост в Буйнакске, в десятке метров от которого находится бордель, а заодно убьют и жриц любви в сауне. И непременно оставят автограф на стене, на манер «черной кошки», только с непременным упоминанием слова «джихад». На этом фоне культивирования ваххабизма в Дагестане теряет влияние традиционный ислам, а умеренные и лояльные к власти муллы перестают пользоваться поддержкой, в первую очередь у молодежи. Ставка боевиков - именно на молодежь, которая, помимо возрастного протеста (он существует во всех уголках России), не находит себе применения в обычной созидательной жизни. Рабочих мест нет, возможности для учебы или занятий спортом в республике тоже ограничены. На этом фоне ваххабиты очень ловко превращают свою идеологию в модное протестное течение.

Штурм дома главаря дагестанских боевиков шел со всех направлений - сверху спецназ прикрывали пулеметчики.

Штурм дома главаря дагестанских боевиков шел со всех направлений - сверху спецназ прикрывали пулеметчики.

КАК УХОДЯТ В БОЕВИКИ Боевики - это где-то там, в горах, живущие в лесных схронах и совершающие нападения на колонны и милицейские машины. Те, кто в горах и лесу, это «невозвращенцы», назад им дороги нет. Они навсегда связали себя с джихадом - священной войной против неверных. Среди неверных не только русские или немусульмане, а все остальные жители республики, которые не исповедуют ваххабитские убеждения. Убить кяфира или мушрика (выпавшего из религии) - святой долг моджахеда. А не захочешь, заставят «боевые товарищи». Там тоже своя статистика отчетности на свой «верх» - надо давать «показатели» хозяевам-арабам, выполнять план по терактам. Боевиков в горах не так уж и много. Счет идет не на тысячи, скорее на сотни - численность действующих не превышает и пятиста «штыков». Тем не менее они умудряются держать в страхе не только милицию, но и большую часть населения. А у некоторых местных жителей даже получать, несмотря на это, поддержку! Почему? Боевики стараются ничего не отбирать у жителей сел, рядом с которыми базируются. Это же Кавказ, там за любую обиду можно нарваться на ответную месть. Как же тогда выживают боевики, которые не занимаются никакой производящей деятельностью, кроме убийств и терактов? Как любая партизанская структура, моджахеды подпитываются из среды сочувствующих, тех, кто находится на легальном положении, но уже взят боевиками на крючок. - У боевиков есть схема привлечения на свою сторону, - рассказывает сотрудник УФСБ по Республике Дагестан по имени Денис. - Зачастую потенциальные кандидаты в моджахеды даже не подозревают, что их привлекают к участию в бандитской структуре. Как правило, все начинается с религиозной обработки кандидата в боевики. Как бы невзначай кто-то из друзей (уже попавший на крючок ваххабитов) задает невинный вопрос: «А ты молишься? Нет? Надо молиться. Пойдем вместе в мечеть». И новичка ведут в ваххабитскую мечеть. Таких в Махачкале несколько, причем вполне официальных, их адреса всем известны, в том числе и сотрудникам спецслужб. Прихожане этих мечетей ставятся на специальный учет. Новоявленный ваххабит еще не понимает, что уже одной ногой вступил в бандитское подполье. Но можно считать, что его уже втянули. Затем следует невинная просьба - нужно помочь перевезти продукты «куда-то в горы». Человек уже осознает, что он причастен к некой нелегальной структуре и ореол тайны окутал его существование. Отказаться уже невозможно, тем более что и само действие не несет ответственности - подумаешь, съездил на рынок, потом выгрузил пакеты в горах. Никого даже не видел. Но ноготок уже увяз... Дальше следуют просьбы более «деликатного» свойства: перевезти оружие или боевиков к месту теракта. И это уже прямая причастность к бандподполью, за которую можно серьезно поплатиться. Теперь банальный приход участкового милиционера для проверки документов может спровоцировать панику: «Меня вычислили!» Остается один путь - в лес.

КОРОТКАЯ ЖИЗНЬ ТЕРРОРИСТА - Те, кто уходит в лес, становятся по своей сути смертниками, - рассказывают оперативники ФСБ. - Жизни им отмерено полгода, иным - чуть больше. Боевиков действительно ловят, а чаще - просто ликвидируют в большом количестве. Сообщений об их гибели предостаточно. Вот и получается, что век боевика недолог. Но на место убитых приходят новые... На некоторых дагестанских кладбищах уже появились длинные пики - знак того, что здесь похоронен неотмщенный. И таких шестов, увенчанных мусульманским полумесяцем, становится все больше. Раньше подобные пики во множестве «украшали» чеченские кладбища, сейчас традиция перекинулась на Дагестан. На Северном Кавказе все группировки боевиков делятся на вилаяты, которые возглавляют военные амиры. Как правило, границы ответственности здесь делятся по территориальному признаку - дагестанский вилаят, кабардино-балкарский, чеченский. В каких-то случаях границы пересекаются, но каждый из их амиров четко контролирует подведомственную территорию. Последним амиром Дагестана был Магомедали Вагабов, которого удалось уничтожить несколько дней назад. Сам путь его восхождения во власть в мире НВФ достоин описания. Он получил эту должность от арабских покровителей после многочисленных интриг и убийств, причем не только врагов, но и единоверцев. Это был своеобразный ярлык на правление - доступ к финансированию. А это арабский рычаг влияния на Северный Кавказ. По сути, российский регион пытаются превратить в идеологическую колонию Саудовской Аравии. Получивший боевую подготовку в Пакистане, Вагабов очень старался выслужиться в Дагестане перед арабами, которые финансируют террористические акты - как же воевать без денег? Когда Вагабов стал амиром Дагестана, его амбиции вылились в новую волну терактов. Самый громкий - в московском метро 29 марта этого года. «Шахидок» послал туда именно он. НЕВЕРНЫЕ «ШАХИДКИ» - Знаете, на чем чаще всего попадаются боевики? Горят на бабе! - рассказывают фээсбэшники. - Парни молодые, горячие, гормонов в организме в избытке, а выхода им нет. С женщинами в лесу напряженка, вот и выходят они к боевым подругам, тут мы их и отлавливаем. По словам оперативников, таким образом уничтожаются около 70% всех боевиков. У спецслужб уже есть свои отработанные схемы и методы на этот счет - в общем, «шерше ля фам»! А как же мусульманские обычаи о чести и верности? Откуда у горских девушек такая страсть к прелюбодеянию? - Это такие же безбашенные барышни, как и их кавалеры, попавшие под влияние ваххабитов. Большей частью это девушки из неблагополучных семей, рано начавшие беспорядочную половую жизнь, и им, как говорится, ничего не светит в плане создания нормальной семьи. Вот и выходят замуж за боевиков - без всякой свадьбы и прочих ритуалов, в том числе благословения родителей, - раскрывают социальный портрет «шахидки» в спецслужбах. Впрочем, есть среди них и такие, кто убегает из дома по большой любви - втюрилась в парня по уши, а он моджахедом оказался. Молодые люди заключают так называемый аманат брак - запретный брак. Некоторые даже в горы с мужем уходят. А дальше сценарий практически один и тот же - супруга убивают, а девушка достается по наследству другому боевику. Потом следующему, ну и так далее... Как правило, «шахидки» кучкуются вместе. Проживают на полулегальном положении. Легенда для родителей - уехала учиться в Махачкалу (ничего нового, проститутки из российской глубинки тоже врут родным, что устроились на работу в Москве). В разговорах между собой девушки наперебой клянутся в готовности пожертвовать собой, чтобы отомстить за убитого мужа-боевика. И тогда их ловят на слове и начинают обрабатывать по полной программе. Так было и с задержанными в июле в Махачкале шестью девушками, которых готовили к терактам в Москве. Среди них самые заметные - сестры Заира и Залина Акаевы. Несмотря на молодость - уже вдовы. С боевиками их связала старшая Зульфия, тоже вдова боевика, в момент ареста она находилась у родителей. Оружие, пояса «шахидов», светлого цвета парики, линзы, меняющие цвет глаз, и прощальные записки - как говорят милиционеры, факт подготовки к теракту налицо. - Это была четко организованная группа, которая готовилась к самоподрывам, здесь нет никаких сомнений, - утверждают оперативники. - «Черные вдовы» должны были вскоре выехать в Москву, но операция по их задержанию была преждевременной... Получив информацию, опера занялись их разработкой - явки, пароли, встречи. Но от начальства преждевременно последовала команда «фас». Задержали шестерых, но часть «черных вдов» в расставленные сети не попали, и сейчас их активно ищут. «Результат дали, но эффективность получилась не такая, какой могла бы быть», - сетуют оперативники. ЧТО НАША ЖИЗНЬ? БОРЬБА! Просьба познакомиться с боевиком была на первый взгляд абсурдна. Но выход на бандитское подполье оказался на удивление простым. Через одного дагестанского приятеля меня познакомили с водителем, тот, в свою очередь, свел со своим приятелем, а уж он вывел на боевика. Сразу замечу - подлинность его причастности к НВФ вызвала у меня сомнение (спецслужбы взяли бы), но пришлось поверить. Место действия - один из окраинных районов Махачкалы. Боевик - молодой парень лет двадцати, неприметная внешность, бородка и темная рубашка свободного покроя. Такого можно встретить на улице и ничего не заподозрить - вокруг полно таких же парней. Вот только глаза поразили - уверенный какой-то взгляд, с долей превосходства. Он представился Магомедом - Магой (очень распространенное здесь имя). - Мы воюем за чистый ислам, - сразу обозначил «линию партии» Мага. - И хотим создать подлинное шариатское государство. - А зачем именно воевать, ведь религия не пропагандирует насилие? - У нас есть враги, которые мешают нам добиться своей цели, и в борьбе с ними никто из нас не пожалеет своей жизни. Пропагандист и агитатор из Маги так себе, на тройку с минусом, в основном сыплет цитатами, услышанными от идеологов боевиков. Но в искренности его слов можно не сомневаться - маленький, но уже агрессивный, готовый вцепиться зубами. - Мы сильные, нас тут все боятся. Каждый настоящий мусульманин обязан помогать моджахедам, - безапелляционно выдает Магомед. Показалось, что мальчик заигрывается в войнушку и причисляет себя к тайному сообществу, которое держит в страхе всю округу. Так бывает в среде тех юношей, которые не могут реализовать свои амбиции в учебе, спорте или прочих достижениях и попадает в «плохую компанию», где гарантирована поддержка «серьезных пацанов». Вспомнились слова сотрудников местных спецслужб по этому поводу. «В структуру НВФ большей частью попадают именно те, кто выпал из обычной жизни современной молодежи. Без особых физических данных, без успехов в учебе, порой обделенные вниманием сверстниц. Это люди с какими-то внутренними комплексами. Бандподполье дает им шанс за счет принадлежности к мятежной и вооруженной структуре почувствовать свой статус. Они становятся «избранными», вершителями чужих судеб. Это затягивает и завораживает, дает возможность почувствовать свою значимость. И религиозная подоплека здесь зачастую остается на втором месте», - считают аналитики спецслужб. - Мага, а ты уже убивал людей? - задаю боевику провокационный вопрос в лоб. - Нет, еще не убивал, но я могу это сделать во имя Аллаха в любой момент. И он это сделает. Он себя уже возбудил до состояния убийцы и готов к подобному «подвигу» - пустить очередь в любого, на кого укажет амир. И жить ему останется потом не больше полугода... ДО СВИДАНИЯ, ДАГЕСТАН? ...Главный вопрос: а что нам теперь со всем этим делать? Ведь динамика событий в Дагестане не просто настораживает - она обещает вылиться в глобальные экстремистские действия, которые могут затмить даже две предыдущие чеченские войны! Это как цунами - одни поднимутся мстить за убитых родственников-боевиков, другие - за убитых милиционеров. У людей в погонах ведь тоже есть родня. Тут и до гражданской войны недалеко - а она может легко выплеснуться за пределы Дагестана. Риторический вопрос: что делать? Вероятнее всего, нужно перехватывать инициативу. Вырвать флаг борьбы за справедливость и чистоту религии из рук боевиков, которым они прикрываются. Начать наконец реальную борьбу с воровством, кумовством, распутством. Самой власти - чиновникам и силовикам, а заодно и муллам - надо очищаться. Поднимать экономику, а не разворовывать транши из федерального центра. Если не навести порядок в своих рядах, невозможно будет одними силовыми методами скосить ряды бандподполья. Вот написал эти строки и подумал: кого я сейчас обманываю? Себя? Кто поверит, что чиновники прямо со следующего понедельника перестанут брать взятки и откаты? А милиция - крышевать коммерсантов? Но ведь и другого выхода, похоже, тоже нет!.. Если в пропасть террористической войны рухнет Дагестан, кричать «Караул!» будет поздно.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Ямадаев примирился с Кадыровым Иса Ямадаев наконец признал, что его брат Герой России Сулим Ямадаев, на которого год назад в Эмиратах было совершено покушение, все-таки мертв Стало известно, что Иса Ямадаев - один из оставшихся в живых братьев Ямадаевых, которые претендовали на власть в Чечне, - пошел на мировую с Рамзаном Кадыровым. До последнего времени эти два клана были ярыми антагонистами и обвиняли друг друга во всевозможных грехах. Ямадаевы открыто подозревали нынешнего президента Чечни в причастности к убийствам своих родственников. Особенно непонятной была история гибели Сулима Ямадаева, подполковника Российской армии, Героя России, экс-командира батальона ГРУ «Восток», на которого было совершено покушение в Эмиратах в 2009 году. С тех пор Иса Ямадаев утверждал, что его брат жив и он поддерживает с ним телефонную связь. А теперь Иса официально признал, что Сулим мертв и похоронен за пределами Чечни, скорее всего, в тех же Эмиратах. Казалось, «вендетта по-чеченски» будет продолжаться бесконечно, но на прошлой неделе произошла судьбоносная встреча - сильно ослабленного потерями в своем клане Исы Ямадаева с Рамзаном Кадыровым. Она была похожа на договор о примирении. После такой «явки с повинной», именно так оценивают эксперты встречу Ямадаева с Кадыровым, Иса Ямадаев, проживающий в одном из городов Подмосковья, вряд ли войдет в чеченскую политэлиту, но наверняка получит карт-бланш безопасности.

Читайте также: Организатор взрывов в московском метро уничтожен

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Двойной теракт в московском метро »

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также