2016-08-17T04:08:57+03:00

Почему присяжные впервые оправдали пожизненно осужденных

Как стало возможным освобождение членов банды «приморских партизан», убивавшей милиционеров? Часть 1 [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments248
После оправдательного приговора Алексей Никитин прощается с друзьями-«партизанами». Но если Верховный суд отменит приговор, он снова вернется за решетку. Фото: Юрий СМИТЮК/ТАССПосле оправдательного приговора Алексей Никитин прощается с друзьями-«партизанами». Но если Верховный суд отменит приговор, он снова вернется за решетку. Фото: Юрий СМИТЮК/ТАСС
Изменить размер текста:

«ОНИ ЖЕ УБИЙЦЫ!»

Этот крик не дает покоя.

Я уже хорошо поварился во владивостокском котле с прокурорами, следователями, адвокатами, свидетелями, криминальными репортерами, судьями… Уже вывихнул мозг лесоповалом норм, статей, фактов, фактиков, обманок, юридических ловушек и кровавых историй.

Но этот крик…

- Как можно освободить убийц!

75-летняя Валентина Пономаренко, мать замученного «приморскими партизанами» (как считало следствие), вдруг выходит из темного угла судебного зала.

- Валентина Петровна... - пытается остановить ее судья.

Валентина Пономаренко уверена - на свободу вышли убийцы ее сына. Фото: Владимир ВОРСОБИН

Валентина Пономаренко уверена - на свободу вышли убийцы ее сына.Фото: Владимир ВОРСОБИН

Но бабушка выцеливает пальцем спокойного, улыбчивого молодого человека, которого уже выпустили из-за решетки.

Она тычет в него. И шепчет: «Признайся - это ты!»

Молодой человек сидит за столом рядом с адвокатами. Войдя в зал суда, он словно нарочно вертит на пальце ключи от автомобиля, посматривая на оставшихся за решеткой «приморских партизан».

Алексей Никитин. Четыре года одиночки. Год карцера. Пожизненный приговор, никакой надежды на свободу.

Сегодня он - легенда российских СИЗО. «Пожизненных» в России не оправдывали никогда.

Приморский «Монте-Кристо», которому государство теперь еще и должно компенсацию за 6 лет тюрьмы - по самым скромным подсчетам, не меньше 20 миллионов рублей.

В СИЗО, говорят, при освобождении двух «приморских партизан» (на волю вместе с Никитиным вышел брат лидера партизан Вадим Ковтун) зеки прослезились. То ли от радости, то ли от надежды.

Говорят, тюремная охрана в СИЗО Владивостока после такого внезапно подобрела к своим «клиентам» - вдруг и этих типчиков оправдают...

Казалось, Никитин смотрел на нас с гордостью. Теперь он чист перед законом. Оправдан.

- Но Никитин убивал! - истошно кричит Валентина Пономаренко.

Никитин качает головой.

- Они же даже место показали, где трупы закапывали! - Пономаренко шла в последний, уже бессмысленный бой за убитого сына. - Мы же видели пленку! А вы, следователи, вы же мне говорили!

Пономаренко пытается поймать взгляд хмурого обвинителя.

Судья (монотонно): - Валентина Петровна, я обязана объяснить, что сомневаться, критиковать вердикт присяжных незаконно. Вы ответьте на вопрос: вы поддерживаете ходатайство защиты о возвращении Никитину и Ковтуну следующих предметов...

- Вы мне сына верните! - кричит старушка. - Сына! (Ошарашенно оглядывая всех нас.) Люди добрые, да что здесь происходит-то...

Валентина Пономаренко, мать одного из убитых.Владимир ВОРСОБИН

«ЧИСТО КОЛУМБИЯ»

Россия, как и Владивосток, не то что подзабыла «дело приморских партизан» - эмоции уже не те.

Кучка журналистов, выпорхнув из зала суда, быстро разлеталась по городу, раздраженно ворча: «Резиновый процесс - тянется-тянется».

А тогда, в 2010-м, владивостокские кухни заговорили, заволновались, заспорили. Приморский край трясло от новостей. В поселок Кировский, что 300 километрах от Владивостока, со всех концов страны стягивались войска, милиция, журналисты. Тем жарким летом «кировская банда», как ее называла официальная пресса, или «приморские партизаны» (любопытно, что федеральные телеканалы категорически избегали этого скользкого названия, отсылающего к подвигам приморских революционеров 1920-х, но народное название приморской трагедии все-таки вошло в историю), была на пике своей кровавой славы.

И нет смысла пересказывать горы понаписанного за шесть лет - кто такие эти «партизаны», как шестеро странных кировских пацанов бегали у курортного поселка Шмаковка, истребляя милиционеров. (Впрочем, без справки о злодеяниях банды не обойтись. См. «Справку «КП» - и когда дойдете до строчки «Убийство дежурного милиционера в здании ОВД...», имейте в виду: там полсотни ножевых ранений, причем в спину втыкали ножи, когда милиционер был уже мертв. - Ред.). Как они отстреливались от милиции, как главари банды Андрей Сухорада и Александр Сладких в итоге застрелились…

Первый суд над «партизанами» прошел без особых неожиданностей - пожизненное получили из банды почти все.

Но был в этом процессе один странный эпизод, на который мало кто обратил внимание.

Все были так увлечены охотой на милиционеров, что дело об убийстве четырех сельских мужичков, охранявших в лесу посевы конопли, долго оставалось в тени.

Вадим Ковтун и Алексей Никитин (слева направо), освобожденные в зале суда после оправдательного вердикта присяжных. Фото:Юрий Смитюк/ТАСС

Вадим Ковтун и Алексей Никитин (слева направо), освобожденные в зале суда после оправдательного вердикта присяжных. Фото:Юрий Смитюк/ТАСС

Вдаваться в деревенские разборки журналистам было неинтересно, да и коноплей, даже хорошей, манжурской, что растет в окрестностях Кировска, в Приморье никого не удивишь. Здесь как-то привыкли, что в приморских селах - «чисто Колумбия», благодаря наркотикам крестьяне и выживают…

Кроме того, обвинение выглядело железобетонно. Один из выживших лидеров банды, Александр Ковтун, под видеокамеру показал, где закопали убитых. И ключевое признание, данное еще до раскопок, - четыре трупа укрыты синим тентом.

- Вы слышали, что он сказал - синим? - представитель Следственного комитета Аврора Римская, чуть ли не официально входящая в двадцатку самых красивых женщин страны, действительно смотрит неотразимо.

Но приходится разглядывать на экране компьютера извлечение разложившихся тел.

Тент - да, выкапывают синий.

- Вот черт, - вздыхаю я.

Первый суд хоть и признал «партизан» виновными, но именно по этому эпизоду с убийством наркоторговцев присяжные по ошибке дали взаимоисключающие ответы. И Верховный суд отправил «дело четырех» на пересмотр. И вот бац - оправдание.

Теперь читатель обязательно спросит: почему присяжные оправдали «партизан» вроде бы по очевидному эпизоду? Почему позволили освободить Никитина и Ковтуна (по другим «партизанским» эпизодам - с убийством милиционеров они не проходили), а остальным благодаря оправданию по «делу четырех» скостили сроки с пожизненного до 22 - 23 лет тюрьмы? И самая главная загадка, которая мучает владивостокских прокуроров, - что произошло в совещательной комнате присяжных?

- Может, присяжные не отдают себе отчета о последствиях своего решения? - пожимает плечами Аврора Римская. - Убийцы отпущены на свободу, они среди нас.

И нормальный автор, конечно, тут же бросится рассказывать о юридических крючках и закорючках, мастерстве адвокатов, безалаберности следствия, затейливое сочетание планет в момент вынесения приговора (что скорее объяснит решение присяжных по абсолютно проигрышному для защиты делу) и прочих обязательных в таких случаях вещах.

И я обязательно брошусь.

Но, копаясь в этой истории, которую здесь уже называют «делом сумасшедших присяжных», я заметил в «партизанской» эпопее несколько деталей, которые могут кое-что объяснить…

«Партизаны» (слева направо) Вадим Ковтун, Роман Савченко, Алексей Никитин, Александр Ковтун, Максим Кириллов и Владимир Илютиков позируют рядом с многотомными уголовными делами. Они хоть уже и за решеткой, но умудряются публиковать фото в соцсети. Фото: vk.com

«Партизаны» (слева направо) Вадим Ковтун, Роман Савченко, Алексей Никитин, Александр Ковтун, Максим Кириллов и Владимир Илютиков позируют рядом с многотомными уголовными делами. Они хоть уже и за решеткой, но умудряются публиковать фото в соцсети.Фото: vk.com

СУМАСШЕСТВИЕ НАРОДНОЕ

И дело тут даже не в «партизанах». А в самих приморцах.

Опрашивая очевидцев событий, я каждый раз ловил себя на мысли, что люди мне рассказывают не об убийцах. Это было что-то вроде народного сказания, мифа о пусть и кровавом, но все-таки Емельке Пугачеве

Один из первых, кто это заметил и, кстати, хорошо описал, был новосибирский публицист Ростислав Антонов, в 2010-м побывавший в Кировске. В своей книге он напишет:

«Прежде чем говорить о деятельности «партизан» в уссурийской тайге, надо отметить одно событие. В начале апреля во все правоохранительные структуры Приморского края и некоторые СМИ поступило некое письмо, суть которого сводилась к ультимативному требованию прекратить беспредел: «Пусть коррумпированные милиция, прокуратура, суды уберут всех коррупционеров, иначе мы сами уберем их: взорвем на фиг». Срок ультиматума истекал в середине мая, а к концу мая мальчишки уже взялись за оружие…»

Существование письма власти отрицали, да и «партизаны» к нему не имели никакого отношения. Это был один из мифов, который мощно генерировало взбудораженное народное сознание.

Дальше - больше. Пока «партизаны» бегали от милицейских засад, в Приморье пошел новый слух: восстание возглавил некто по кличке (вот ведь ирония судьбы!) Присяжный.

В интернете цитировали его воззвание:

«В течение года будут взорваны здания УВД, прокуратуры, судов во всех крупных городах Приморья: Владивосток, Уссурийск, Находка, Спасск, Арсеньев. Будут устранены руководящие работники УВД в действующих округах Приморья, хоть как-то замеченные в заказных делах и коррупции. Остановить кровь можно! Для этого властям надо сделать следующее.

В течение 10 дней Президент РФ должен по центральному ТВ сообщить о реальных действиях именно в Приморье. Эти действия должны включать в себя:

а) Полную замену всех судей в судах Владивостока, Находки, Уссурийска, Спасска, Арсеньева, а также всех судей краевого суда Приморского края. Они должны быть заменены на судей из других регионов!

б) Должны быть созданы выездные комиссии и пересмотрены все уголовные дела за последние два года, поскольку 60% дел сфальсифицировано.

в) Должен быть уволен весь руководящий состав прокуратуры. УВД Приморья в званиях, начиная от капитана - без права работать...»

Сказания о Присяжном были такими стойкими, что мифический герой получил реальное имя. В Сети пошел новый слух, что это «Роман Муромцев - командир «партизанского отряда», офицер ГРУ, ветеран боевых действий в Чечне». Скоро в это поверили… и власти. Муромцева объявили в розыск. И вдруг нашли.

- Он оказался матерым рецидивистом, - пожала плечами Аврора Римская. - Он отсиживал срок в колонии и был сильно удивлен своей славой. Мы об этом сразу заявили, но куда там! Народ у нас любит мифы…

А далее началась мистика. «Офицер ГРУ Муромцев» явился поселку. Чем-то вроде привидения.

«Представьте, идет облава на «партизан», - пишет Антонов. - Группа окружена в Подгорном, неподалеку от Кировского. ОМОН прочесывает леса, а в центре Кировского расположен штаб, поселок наводнен ОМОНом и сотрудниками в штатском.

И вот в «Продмаркет» входит человек в камуфляжной форме, в бронежилете, с автоматом Калашникова. Проходит в винно-водочный отдел, и три продавщицы, находившиеся в магазине, начинают медленно сползать по стенкам - это Муромцев. Лицо его было расклеено по всем столбам, а потому хорошо известно.

Как ни в чем не бывало Муромцев покупает у обомлевшей продавщицы бутылку водки, поворачивается к камере и спокойно говорит:

- Что, ищете? Ну ищите, хрен найдете...»

В общем, среди народной вакханалии домыслов и слухов Следственному комитету пришлось выступить с официальным заявлением:

«Подозреваемые никакие не борцы за справедливость. Это люди, у которых отсутствует всякое представление о нравственности. Для них не существует такого понятия, как Закон. Они совершают преступления не за идею, а чтобы навлечь ужас на общество и почувствовать себя хозяевами жизней людей и при этом не упустить своего корыстного интереса».

Говорят, оперативники в разговорах с журналистами просто вертели пальцем у виска - дескать, народ совсем свихнулся. «Партизаны» - обыкновенные отморозки. А вы в каждом милиционере видите Евсюкова (майор, расстрелявший семь лет назад людей в московском супермаркете. - Ред)…

И вот проходит шесть лет...

Владимир Илютиков, Роман Савченко, Максим Кириллов, Алексей Никитин и Александр Ковтун.

Владимир Илютиков, Роман Савченко, Максим Кириллов, Алексей Никитин и Александр Ковтун.

РОКОВАЯ ОШИБКА

Девятая нога

Мы сидим в кафе с известным владивостокским адвокатом. Он не советует искать присяжных - это незаконно. Хотя признает, что нелепо все как-то…

- Думаете, присяжные бросили вызов системе? - хмурится он. - Слишком много времени уже прошло. На Сахалине как-то, правда, поймали мужика, который на стене писал «Слава приморским партизанам!». Приняли, стали составлять протокол за экстремизм. А он, не будь дурак: мужики, вы меня не поняли, я Сергея Лазо имел в виду - он же избавил Дальний Восток от интервентов! Но не думаю, что в нашем случае дело в симпатии присяжных к «партизанам». Заметьте, присяжные на вопрос, был ли сам факт преступления, то есть убиты ли эти четверо (перечисляет фамилии убитых сторожей конопли), ответили нет. Думаю, у защиты был один козырь, и он сыграл….

- Девятая нога? - вспоминаю Аврору Римскую, сокрушающуюся по поводу лишней ступни, найденной в «могиле четверых». Говорит, что ногу отрезало при раскопках ковшом экскаватора, а следствие забыло это задокументировать.

По бумагам выходило: трупы не повреждены, в могиле почему-то лишняя нога. Что, дескать, и дало основание защите утверждать: коль такой беспорядок с конечностями, то и сомнения в опознании (они тоже были) не случайны.

Качает головой.

- Другие ошибки следствия? (Об этом феерическом бардаке чуть позже.), - ищу ответ.

- Карбышева, 4, - говорит.

- И? - жду заинтригованно. Но припоминаю, правда, что ни один разговор не обходится без этого владивостокского адреса. Там вроде какая-то оперативно-разыскная часть полиции.

- Жили бы здесь, сразу бы все поняли… - горько усмехается адвокат. - И не дай вам бог туда попасть!

СПРАВКА «КП»

Преступления «кировской банды» (версия следствия)

27 сентября 2009 года - убийство четырех жителей поселка Кировский, работавших охранниками полей конопли (по этому эпизоду «партизаны» были оправданы).

Февраль 2010-го. Нападение на сотрудников милиции во Владивостоке. Один милиционер был убит, один ранен.

10 мая - ограбление двух молодых людей и девушки в пригороде Лесозаводска.

16 мая. Угнан легковой автомобиль. Женщину - водителя такси сначала заперли в багажнике, а через несколько часов отпустили на безлюдной дороге.

24 мая. Новый угон. Водитель избит.

25 мая. Поджог отделения внутренних дел на станции Варфоломеевка.

27 мая. Убийство дежурного милиционера в здании ОВД села Ракитное Дальнереченского района.

29 мая. Обстрелян автомобиль ДПС, один милиционер ранен.

8 июня. У села Хвалынка Спасского района был обстрелян наряд ДПС. Ранены два милиционера.

● Кроме этого, банда совершила несколько краж из квартир и магазинов, забирая еду, одежду и охотничьи ружья.

Хроники преступлений «кировской банды» (версия следствия).Владимир ВОРСОБИН

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также