2016-08-20T18:36:30+03:00

Почему присяжные впервые оправдали пожизненно осужденных

Как стало возможным освобождение членов банды «приморских партизан», убивавшей милиционеров? Часть 3 [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments36
Будущие убийцы милиционеров в своем дворе - «на районе». Фото: vk.comБудущие убийцы милиционеров в своем дворе - «на районе». Фото: vk.com
Изменить размер текста:

Окончание

Часть 1

Часть 2

ОБЫКНОВЕННАЯ ЖИЗНЬ

Поселок Кировский.

Чистенький, зеленый. На вид - дремотно-благостный спокойный омут.

Сухенький мужичок с выколотыми перстнями на пальцах курит у автовокзала. Бритоголовый черный от загара паренек разглядывает меня, словно приценивается. Тетушка, черноглазая переселенка из Казахстана, переживает.

- Неужто всех освободили?!

- Только Никитина и брата Ковтуна, - успокаиваю.

- Беда! - шепчет она.

И торопится уйти.

А я бреду по пустым улицам, ищу дом Валентины Пономаренко, матери одного из убитых. (Она кричала на процессе: «Как можно освободить убивцев?!») По пути вникаю в местную жизнь. Люди здесь хорошие. Прямые.

Даже слишком.

Через пару часов не выдерживаю этой прямоты.

Вдруг нестерпимо захотелось что-то исправить, что-то сделать. Но что?!

Стоим у памятника Ленину со случайно встреченным сотрудником местной администрации.

Чиновник спокойно рассказывает то, что я уже здесь много раз слышал. Поражает именно его спокойствие. Это вне оценок - зло-добро. Обыкновенная, мол, приморская жизнь. Что в поселке осталось только два вида заработка - «не очень законная» вырубка леса и наркотики. Что здесь да, всем известно, что полиция крышует и то и другое, это никогда не скрывалось. (Поэтому уже бывший начальник местной полиции спокойно разъезжал по Кировскому на «Ниссане 350 z», построил, по слухам, за 15 миллионов себе лучший дом в районе.)

Что предыдущее руководство полиции после истории с «партизанами» потихоньку поувольняли, но экс-полицейские остались в поселке - занимаются бизнесом. А дом продан другому полицейскому…

Поэтому все осталось на своих местах. И нелюбовь к власти, и странное отношение к «партизанам».

- Старики очень отрицательно к ним относятся. Вот молодежь - сочувствует. - говорят местные, - Хотя все понимают, что и полиция, и банда тупо не поделили рынок…

И эта война бушевала так, что у местных почти стерлась грань между законом и беззаконием, властью и бандитами.

Оперативник, который в «партизанские» времена работал в этом районе, потом рассказывал мне, что, по его оперативным данным, кировская банда пыталась «зайти» на лесной бизнес, и в конце нулевых начался типовой передел собственности а-ля 90-е. Стоящие под ментами с одной стороны и бригада Ковтуна и Сухорады - с другой начали войну на уничтожение. Все это знали, но что тут поделаешь?

- Это как фильм Тарантино в приморском интерьере - все убивают всех. В замкнутом помещении обе стороны понимают - деваться некуда, кто-то должен умереть. Типичная «Омерзительная семерка». - усмехается местный таксист. - Здесь все тогда озверели.

Но меня поразил ответ на случайный вопрос.

- Как дела с наркоманией? - спрашиваю.

- Уже более-менее нормально, - говорит местный чиновник. - Процентов 30 населения. У нас все больше пьют….

Кадры из «мирной» жизни «приморских партизан». Указательный палец вверх - жест-символ исламистов. Фото: vk.com

Кадры из «мирной» жизни «приморских партизан». Указательный палец вверх - жест-символ исламистов. Фото: vk.com

СВАСТИКА

У квартиры, где жил убитый наркоторговец, нарисована свастика. Его мама, 75-летняя Валентина Пономаренко, пугается: «Это метка, они хотят и меня убить». Но, увидев нарисованный сажей фашистский крест, облегченно вздыхает: «А-а-а, это… так ей уж лет пять!»

- «Партизаны» Ковтуны жили в соседнем подъезде, выросли на моих глазах. Их отец умер от передозировки… Вот думаю, я ж тогда корову держала, - плачет Пономаренко. - Могла бы им в молоко что-то подсыпать и потравить.

Целует фотографии сына.

- Он у меня водку пил, - вздыхает, - по-черному. Я и по-хорошему, и била, даже иногда домой не пускала. Он-то первый раз пошел на траву эту, работы-то нет… Я-то думала, он лес пилить пошел. 10 месяцев прошло, встречаю ребят, кто пилит, они его не видели… И нашла его мертвого (плачет). Вы как думаете - это Ковтуны и Никитин сделали? Скажите честно!

Я вспомнил слова Ковтуна «там синий тент» и сказал честно…

А потом долго шел по темному-темному Кировску, пытаясь найти для ориентира хоть какой-нибудь свет.

Четыре года Никитин провел в одиночке, год - в карцере. А потом выяснилось, что он невиновен. Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Четыре года Никитин провел в одиночке, год - в карцере. А потом выяснилось, что он невиновен. Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Оправданный «партизан» Алексей НИКИТИН:

Я написал явку с повинной кровью

- Меня в тюрьму под одну гребенку с «партизанами» закатали, - говорит Никитин. - Я в СИЗО следователям говорил - выйду. Смеялись. Говорили, у нас такое правосудие - не выйдешь… Я ж вообще о «партизанах» из интернета узнал. Мне звонят из поселка - у нас вертолеты военные летают, тут Ковтун с Сухорадой замутили, бегают - ментов убивают.

Я ж во Владивостоке был, у меня было все нормально, жена беременная. Я ж c «партизанами» этими не общался. Из них только Ковтун, да, мой друг. Мы с ним в садик вместе ходили… Но потом отношения испортились. Они, кстати, меня вообще хотели убить…

- ?!

- Ну я, по их мнению, вел разгульный образ жизни. Они ж парни какие (вздыхает). Не пьют, не курят, занимаются спортом. А я ж как тамада - везде меня любят, везде знают - ну и выпивал, конечно… Я не знаю, что на ребят нашло и чего они понабрались - Кириллов, Лютиков и Ковтун приняли ислам. Я лично никогда не предам свою веру - у меня вон на шее православный крест.

- Говорят, убийства начались из-за наркотиков.

- У кировской милиции была своя банда молодых пацанов от 17 до 24 лет. Они под «крышей» милиции занимались наркотой. Кстати, сейчас тех милиционеров поувольняли, они сейчас стали бизнесменами - открыли магазины, кафе, гостиницы. Их ребятки эти тоже стали легальными бизнесменами, занимаются больше строительством… Так вот тогда (в конце нулевых. - Ред.) ментовские барыги в поселке чувствовали себя вальяжно. На машинах без документов ездили, девчонок трогали безнаказанно.

Эти менты до такой степени обнаглели, что делали так. Они отдавали смолу (так местные называют наркотик) хабаровчанам или с Усурийска, два литра - за машину. Машину отдают, но покупатели не успевают отъехать и сотни метров, как их берут кировские менты. Оформляют двадцать кубов смолы (около 20 миллилитров. - Ред.), отправляют этих типов в тюрьму, а сами остаются и при наркотиках, и при автомобиле.

Ну, и нашлись такие, которые начали с ними рамсовать, драться. Бились серьезно, ломали друг друга битами. Я-то был в Мелиораторе (район рядом с Кировском. - Ред.), а «партизаны» орудовали в центре. Ходили по поселку, пропагандировали здоровый образ жизни, втолковывали молодежи: не пейте, имейте одну жену и все такое. Уже тогда, кстати, чувствовался религиозный уклон…

- Первая стрелка с ментовскими была в 2008-м, кажется.

- Да, тогда «партизан» хорошо избили, и пообещали закрыть, те спрятались. Перешли на нелегальное положение. И, понимая, что жизни им теперь в Кировске не будет, решают убить кировских ментов - Скиба, Лекарева, Соболева и других. Кто-то из «партизан» сболтнул об этом подруге, и все узнали кировские менты.

В курорте (городок Шмаковка, славный минеральными водами. - Ред.) нашли квартиру Сухорада и Сладких, и газовый баллон, набитый амоналом, тротилом и гайками. Они хотели его взорвать у отдела кировской милиции. Если бы хату не обнаружили - кировская милиция взлетела бы на воздух. И вот тогда подали в розыск Сухораду и Сладких.

Те начинают убегать. И так они и бегали вокруг поселка, желая кировских ментов мочкануть.

- Вы же написали явку с повинной.

- Кровью (смеется)! «Партизаны» уже сидели, а я два месяца ходил по воле, никого не трогал. Меня зовут в кировский отдел и спрашивают: где Ковтун (брат задержанного. - Ред.)? Не знаю, говорю. Ну и начали меня бить. В принципе ничего особенного - пол-Кировки тогда у ментов побывало (перечисляет фамилии). Через сутки меня выпустили, я написал в прокуратуру, сняли побои. То есть СМИ рапортуют, что все - банда «партизан» поймана, дело раскрыто… А я хожу добиваюсь возбуждения уголовного дела против сотрудников полиции. Отказ за отказом. И вдруг звонок - зовут прийти в прокуратуру дать показания на полицейских. Приезжают сотрудники, ни слова не говоря, закидывают в машину и увозят.

Надо мной издевались так.

Надевают шапку на руки, потом наручники, чтобы не было следов. Промеж рук просовывают ноги, двое фиксируют коленные суставы, надевают пакет на голову и бьют по голове.

Или еще вариант - он тебе на плечи давит, один колено в одну сторону тянет, другой - в другую, и рвут мышцы в паху. И кулаком туда бьют.

В итоге явка с повинной вся в крови. Ее видели все, но она пропала из уголовного дела вместе с тремя томами из суда.

- Но кто убил четверых наркоторговцев?

- У мужичков был конфликт с одним начальником ДПС (называет фамилию), повысившим стоимость «крыши». Были проблемы с «коллегами» из соседнего села... А кто именно - да, загадка.

- Алексей, но почему Ковтун, показывая место, где закопаны трупы, говорит, что тент в могиле именно синий? Откуда он знал цвет?

Молчит.

- А какой бывает тент, кроме синего? - наконец находится Никитин.

Валентина Пономаренко, мать одного из убитых.Владимир ВОРСОБИН

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Глупо оправдывать отморозков

Самое сложное - решиться понять Кировский, один из тысяч российских депрессивных городков. Осмелиться ответить честно на вопрос: откуда берутся такие, как «приморские партизаны»? Откуда в их головах пестрый, густо замешанный на религии бред, который в сочетании с грабежами и убийствами больше похож на безумство, чем на идею.

И вот что странно - в Кировском я часто вспоминал... дагестанскую глубинку пятилетней давности. Та же безнадега, та же смычка власти с бандитами, те же безвыходность и необходимость платить взятки за каждый шаг, каждый вздох. Та же безработица, на фоне которой особенно противно выглядят особняки и джипы «хозяев жизни». Тот же бардак в полиции. Та же социальная несправедливость. Та же ожесточенная война с оболваненными, кто ушел от этой несправедливости к несправедливости еще большей, мерзкой - к лже-проповедникам в лес. Война, которая часто похожа на бой общества с собственными грехами.

Да, глупо и опасно оправдывать отморозка, взявшего в руки оружие. С этой секунды его дом - тюрьма. Это правило должно работать четко и быстро. Так собаку, почувствовавшую вкус человечины, пристреливают или в лучшем случае навсегда оставляют в клетке.

Так что не надо «приморских партизан» романтизировать. Это не Робин Гуды. Это убийцы.

Но в здоровом обществе, где действительно торжествует Закон, «партизаны» не имеют шанса появиться. И, упрятав кировскую банду за решетку, власть обязана сделать хоть какой-нибудь вывод.

Кстати, в поселке Кировский опять неспокойно. Здесь снова появились скинхеды. По словам местных, они еще не нападают на полицейских, но уже вылавливают мигрантов и заставляют сбривать бороды.

Такие вот дела...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему присяжные впервые оправдали пожизненно осужденных

ЧАСТЬ 1

Я уже хорошо поварился во владивостокском котле с прокурорами, следователями, адвокатами, свидетелями, криминальными репортерами, судьями… Уже вывихнул мозг лесоповалом норм, статей, фактов, фактиков, обманок, юридических ловушек и кровавых историй (подробности)

ЧАСТЬ 2

Расстояние между Москвой и Владивостоком - не километры. Если бы. Москва и Приморье очутились на разных планетах. Как это было в веке XVII - полжизни с «материка» - сюда, полжизни - обратно (подробности)

Хроники преступлений «кировской банды» (версия следствия).Владимир ВОРСОБИН

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Владимир ВОРСОБИН

 
Читайте также