2018-07-17T13:48:26+03:00

Полиции оперативно предоставят геолокацию мобильников без вести пропавших детей

Сегодня на это тратится столько времени, что спасать «потеряшек» часто уже поздно
Поделиться:
Комментарии: comments10
Дети не единственная группа риска: ежегодно в лесах теряются тысячи взрослых.Дети не единственная группа риска: ежегодно в лесах теряются тысячи взрослых.Фото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

В среднем, каждый день в России пропадает 20 детей. Восемь тысяч за 2017 год – это статистика полиции. Сколько из них удалось найти живыми и невредимыми, ведомство не уточняет. Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая считает, что процент спасенных можно было бы увеличить в несколько раз. Для этого необходимо изменить всего лишь одну норму в законе. Полиция, разыскивающая детей, должна оперативно получать данные о геолокации с их мобильников и других умных гаджетов. Законопроект об этом она внесла в Госдуму.

Ключевое слово в поправках Яровой – оперативно. Полиция и сейчас может запросить у сотовых операторов местоположение конкретного человека. Только для этого нужно предоставить разрешение суда. И пока возбуждается уголовное дело о пропаже, пока бумажки перекладывают из одной кучки и другую – проходит 10-14 дней. Шансов спасти кого-то, например, заблудившегося в лесу, уже нет.

Если законопроект примут, то получить данные геолокации полиция сможет, написав сотовому оператору «мотивированное постановление». Документ примут от МВД, ФСБ, Росгвардии – да любого органа, ведущего оперативно-розыскную деятельность. К нему нужно будет приложить заявление от родителей. И, если сим-карта ребенка оформлена на другого человека, письменное разрешение от владельца симки. В суд достаточно будет просто послать уведомление. У оперативников будет 48 часов без лишней бюрократии. Потом, чтобы продолжить поиск, придется обращаться за разрешением в суд как обычно.

АДРЕС ЗНАЮТ, НО НАЙТИ НЕ МОГУТ

Эксперты поправки приветствуют и, в то же время, немного смущены. Почему в законе речь идет только о детях?

- Сейчас в ежедневном режиме мы получаем десятки заявок на заблудившихся взрослых. Грибники, которые теряются в лесах, пенсионеры - у них тоже есть мобильники. Но под действие закона они не попадают, - говорит Григорий Сергеев, руководитель спасательного отряда «Лиза Алерт» - Это хорошая инициатива, которая снимает нелепейшие законодательные ограничения. Будем надеяться, это только первый шаг. Второй – распространить действие закона на всех людей. Третий – определять местоположение более точно.

По словам Сергеева, сотовые компании просто называют полиции координаты ближайшей вышки связи, к которой подключен телефон. Если речь идет о мегаполисе, тут вышки стоят через каждые 100-400 метров. Найти легко. А в сельской местности, в лесу зона охвата может составлять 5-10 км. И тут хоть дивизию вызывай – каждый куст не прочешешь.

Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая считает, что процент спасенных можно было бы увеличить в несколько раз Фото: Алексей БУЛАТОВ

Вице-спикер Госдумы Ирина Яровая считает, что процент спасенных можно было бы увеличить в несколько разФото: Алексей БУЛАТОВ

СПАСЕНИЕ ЗА 30 МЛН РУБЛЕЙ

Источник «КП» в одной из сотовых компаний подтвердил, что такая проблема существует. Но при желании ее легко решить. Автоматическая система, которая помогает сократить зону поиска до 200 метров даже в лесу стоит около 30 млн рублей. Дорого? Конечно! Но операторы несут из-за Яровой куда большие расходы.

Автор законопроекта Ирина Яровая прославилась благодаря другому закону. В народе его так и прозвали «Закон Яровой». Если кратко: с 1 июля операторы должны хранить информацию о телефонных разговорах и переписку россиян до 3 лет. Чтобы обеспечить техническую возможность каждому сотовому оператору нужно будет потратить около 40 млрд рублей.

- Ну добавьте в этот закон требование внедрить систему поиска за 30 млн! Да на фоне миллиардных расходов хуже уже не станет. Но зато операторы будут обязаны это сделать. В итоге, спасут куда больше жизней, - признается источник «КП». – Или государство, если ему не все равно, может выделить по 30 млн четырем крупнейшим сотовым компаниям.

Есть и другой вариант. По словам экспертов из «Лизы Алерт», в Европе и США проблема решается с помощью переносных базовых станций. Это устройство связи можно установить на вертолете или на любых высоких точках рядом с зоной, где предположительно пропал человек. Они тоже поймают сигнал от мобильника, но более точно. И стоят дешево, и работают эффективно. Но в России почему-то запрещены.

Наконец, правительству нужно продумать вопрос, что делать, если телефон пропавшего выключен. Операторы находят место, где человек последний раз был «в сети». Но это ручная работа, стало быть – занимает много времени. Да и специалистов у компаний не хватает. А в идеале – те должны быть на связи со спасателями 24 часа в сутки. Это нужно создавать целые отделы…

Инициативу Яровой, без сомнения, поддержат в правительстве. И закон примут. Через год придумают, как в него вписать взрослых. Через два – обяжут операторов применять самые современные системы геолокации. Через три, может, выделят им на это субсидии. Через четыре – посмотрят, как в других странах и решат, что можем также. Но все эти годы будут пропадать люди, которых никто никогда не найдет. Почему бы не сделать все сразу?

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также