2018-11-15T09:39:36+03:00

93-летний Владимир Шелудько освобождал Киев в 1943, а новые украинские фашисты занесли его на Миротворец

Донецкий ветеран пишет книгу памяти об ополченцах-героях этой войны
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments6
Последний бой им еще не окончен.Последний бой им еще не окончен.Фото: Юлия АНДРИЕНКО
Изменить размер текста:

Почетный ветеран-фронтовик Великой Отечественной войны, сержант-артиллерист, разведчик 240-ой стрелковой Киевско-Днепровской Краснознамённой орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизии - Владимир Константинович Шелудько встречает меня вопросом, из какого я издания.

Нас оставалось только трое…

А когда узнает, что из «Комсомолки», радостно распахивает объятия:

- А перед вами тоже комсомолец! Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым, помните такую фразу? – смеется он озорным, молодым смехом.

И в его случае эта фраза полностью подтверждается внешним видом моего собеседника. Если бы мне не сказали, что этому мужчине 93 года, я бы никогда в это не поверила. Он похож на киногероя из советских фильмов – с аристократической бородкой, высоким лбом, лучистыми добрыми глазами.

Это особый талант – так красиво стареть. Владимир Константинович с портретом себя 20-летнего. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Это особый талант – так красиво стареть. Владимир Константинович с портретом себя 20-летнего.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Жена – Алина Васильевна заботливо накидывает ему на плечи пиджак с наградами. Среди самых дорогих - медаль «За боевые заслуги» и орден Красной Звезды. Владимир Константинович один из трех оставшихся в живых дончан-освободителей Киева от немецко-фашистских войск.

В 1941 году ему было всего 15 лет. Их село Коровинцы находилось в Сумской области Украины на границе с Курской, но сам он себя считает русским. В школе же преподавание шло исключительно на мове, что опровергает байки оголтелых патриотов, что Россия всегда душила украинский язык и запрещала его. Часть села говорила на русском, часть – на украинском, но чаще – на смешанном суржике. Это никому не мешало понимать друг друга.

Встал на ноги после тяжелейшей травмы - перелома шейки бедра. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Встал на ноги после тяжелейшей травмы - перелома шейки бедра.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

80 лет комсомольского стажа

- Самый мой главный учитель – мама, она всегда говорила, что в жизни есть две дороги – правды и лжи, добра и зла, - вспоминает Владимир Константинович. – И пусть тогда времена были атеистов, а жили мы все-таки по-божески. У матери было образование – 4 класса церковно-приходской школы, и она была самой образованной в селе. Ну, а детей выучила. Самыми памятными событиями стали принятие меня сначала в пионеры, затем в комсомол. Это был 1939 год. В следующем году 80 лет моему комсомольскому стажу! Многие тот год теперь называют голодным. Я этого не скажу, рядовой год. После гражданской все было выжжено, вытоптано. Нас спасал огород, мать сама ткала, чтобы сшить нам штаны да рубашки. Семья у нас была большая – семеро детей. Детям малым мать давала в марле разжеванную хлебную корку, вот так всех и выкормила.

Звонок из Мининфо по поводу книги. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Звонок из Мининфо по поводу книги.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

За раненого немца фашисты сожгли село

Молодая страна только-только вставала на ноги. Никто не думал, что будет война.

- Не верили, что Гитлер так подло нападет на нас, но Советский союз готовил своих героев, - говорит он. - Я тогда в восьмом классе успешно сдавал нормы БГТО (будь готов к труду и обороне!), затем ГТО, физически был развит, отлично стрелял и даже имел значок Ворошиловского стрелка!

В 41-ом его старшие братья ушли на фронт, а Володя с сестрой и родителями в силу возраста остался в оккупации. Кто такие фашисты довелось понять сразу. Партизан из соседнего села Засулье ранил немца. Началось дознание. Все взрослое население этого села, включая старшеклассников, не пожелавших выдать партизана, фашисты выгнали вечером из домов. И тут же на глазах родных расстреляли из автоматов, а затем подожгли деревню.

- Пламя было под самые небеса и запомнился страшный мужской крик, это, знаете, страшно, когда мужчины кричат, - вспоминает мой собеседник. – Мы получили первый урок, что теперь наши жизни ничего не стоят.

Иконы от комсомольца

Именно в то время обнаружились способности Володи к рисованию. Сначала по просьбам односельчан нарисовал икону Георгия Победоносца. Получилось вполне профессионально.

- Это было таким утешением несчастным женщинам, проводившим мужей на фронт, - Владимир Константинович и после войны не бросил рисовать. – После этого потянулись селяне ко мне с просьбами писать иконы. Писал Божью Мать с младенцем, многих святых. Верующие меня уважали. Казалось бы, комсомолец, атеист, но отказать людям я не мог. А у нас с ребятами был небольшой отряд, помогали партизанам, а по вечерам в избе на краю села, где нас не слышали фрицы, пели песни комсомольские и среди них - обязательно: «Вставай, страна огромная!»

Мама с образованием 4 класса смогла дать самое главное своему сыну - законы добра. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Мама с образованием 4 класса смогла дать самое главное своему сыну - законы добра.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Ему еще не исполнилось 18 лет, как он попросился на фронт. Их край как раз только освободили от фашистов.

- Когда до совершеннолетия оставалось две недели, я начал с другими хлопцами атаковать военкомат, - вспоминает Шелудько. – Из нас создали запасной полк и хотели отправить на Урал обучаться солдатскому делу и только потом на фронт. Но я вызвался на передовую, воспользовавшись визитом военного начальника. В ту же ночь нас привезли к Днепру. Переправлялись через него по плавучему мосту. Рядом с понтонами рвались снаряды. Волны такие поднимались, что чуть машины не смывало. Но добрались успешно.

Там бывалые фронтовики приняли парня. Это был 692 артиллерийский полк.

- Услышали мой говор, спрашивают – украинец? Говорю – да! Но тогда все мы были русскими, неважно – таджик ли, грузин ты или украинец, - продолжает он. – Три месяца служил в своем гражданской одежонке. Из обмундирования – ремень, каска, да плащ-палатка. Из еды – шрапнель, так мы называли перловую кашу. Снаряды тягали под 30 кг каждый – семь потов сходило. А вскоре и сам стал заряжающим.

Заботливая жена - Алина Васильевна всегда рядом. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Заботливая жена - Алина Васильевна всегда рядом.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Освобождал Киев и прошел по Крещатику с парадом

Задачей советской армии было расширить плацдарм для танковой армии. В историю он вошел как Лютежский плацдарм, где нашим противостояла 4-я танковая армия Вермахта. Уже 3 ноября между полком, где служил Шелудько, и Киевом было всего 18 км.

- Запомнился рассвет в тот день - ярко-красный шар солнца, осветивший землю. До того красиво, - восхищенно говорит Владимир Константинович. - Я потом по памяти рисовал это. Вскоре выехали наши «Катюши» и началось! Рев, свист, все в огне и гари. Кажется – только было утро и вдруг все погрузилось во тьму. А длился тот страшный бой чуть больше часа. Мы провели артиллерийскую обработку переднего края гаубичным огнем. А в небе уже летели наши самолеты. Немцы их очень боялись, называли «черная смерть». Земля дрожала! Затем в образовавшуюся брешь пошли наши танки.

А 6 ноября советские войска уже были в Киеве, пройдя три линии обороны врага.

- Самое страшное зрелище на первой линии - как будто громадный плуг прошел и перемешал с землей людей, лошадей, железо, дерево. Одна сплошная каша. Фашисты бежали в страхе, что мы перекроем трассу Киев-Житомир и будет второй Сталинград. В Киев мы зашли без боя. Сталин приказал во что бы то ни стало сохранить Киев – исторический город и постараться избежать уличных боев и артиллерийских обстрелов, что мы и сделали, - как легко эти воспоминания опровергают украинскую пропаганду о Сталине-оккупанте. – Остались ночевать у стен Киево-Печерской Лавры, оттуда выводили русских пленных. А наутро нам приказали привести себя в порядок, раненым сменить повязки, сообщили, что утром будем идти парадом по Крещатику.

7 ноября Киев встречал своих освободителей – люди плакали, целовали их, кидали цветы, кричали: «Ура!»

Тот самый парад на Крещатике. Может где-то там и юный Володя Шелудько. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Тот самый парад на Крещатике. Может где-то там и юный Володя Шелудько.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Мне дали новенькую плащ-палатку, прикрыв мое гражданское одеяние, а в руки автомат. Я ехал на машине, к которой было прикреплено орудие, смотрел вокруг и знаете, что мне, зеленому пацану, запомнилось? Изнуренный вид киевлян после двух лет оккупации, они выглядели до того жалко, что мы были потрясены!

Вот что писала наша "Комсомольская правда" 11 ноября 1943 года:

"Бесноватый враг хотел онемечить Киев. "Смотрите, люди, смотрите!" — говорят киевляне, показывая на вывеску "Дейтше гаул". В этом доме на Подоле был пионерский клуб. Немцы превратили его в притон. "А это видели?" — спрашивают люди, указывая на золоченую надпись над аркой прославленного киевского стадиона: "Дейтше стадион". Немцы искали по спискам киевских футболистов, находили их и расстреливали, — расстреливали всех до одного, чтобы не осталось в городе украинцев и русских, которым потребовался бы стадион, чтобы стадион стал немецким".

Вскоре после битвы за Киев Владимир Шелудько принимал участие в знаменитой Корсунь-Шевченковской операции, когда фашистам с 24 января по 17 февраля 44-го чуть не устроили второй Сталинград на Правобережной Украине. Затем освобождал Румынию, Молдову, Венгрию. Сражался в Карпатах со знаменитой горной дивизией «Эдельвейс». Победу встретил в Чехословакии.

- Хотели и боялись верить! Несколько раз мы тревожили связиста, чтобы подтвердил Победу и капитуляцию гитлеровской Германии. А потом смеялись и плакали, обнимались и катались от радости по земле, - вспоминает ветеран.

Вот только война не окончилась в 45-ом

Думал ли он тогда, что это не последняя война в его жизни? И не последняя битва? Сейчас Владимир Константинович принимает активное участие в создании «Книги памяти белых журавлей» о погибших ополченцах.

Откроется книга страницей о первом Главе ДНР. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Откроется книга страницей о первом Главе ДНР.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Ради этого только и живу. Это стало теперь делом всей моей жизни, - говорит он. Несколько лет назад ветеран сломал шейку бедра, в его возрасте такой диагноз почти приговор. Но он смог не пасть духом. – В 2014 году ко мне обратились вдовы и матери наших погибших солдат с просьбой помочь сделать книгу памяти этой войны. Мы собрались, составили вопросы, сделали макет книги. Потом читая воспоминания родных о погибших ребятах, я буквально проживал их судьбы и плакал над каждой.

Владимир Константинович показал «Комсомолке» макет книги памяти. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Владимир Константинович показал «Комсомолке» макет книги памяти.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Владимир Константинович вышел на руководство города, Республики, подключил Союз ветеранов, чтобы добиться помощи для семей погибших военнослужащих. Кроме того, он является присяжным в Украинском Народном Трибунале - по расследованию военных преступлений режима Порошенко против граждан Украины. За эту деятельность 93-летнего ветерана - освободителя Киева, Украина занесла в списки «Миротворца» - еще одно признание его заслуг в борьбе с фашизмом. Но его это мало тревожит, ему нужно успеть главное.

Вот так Украина "признала" заслуги своего освободителя. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Вот так Украина "признала" заслуги своего освободителя.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Мечтаю об этой книге. Она станет лучшим памятником всей Республике и тем, кто сражался за нее, они достойны этого, - уверен Владимир Константинович.

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также