Общество

Дневник порнорежиссера: «Стоп, камера, отвратительно!»

Бывший оператор и режиссер петербургской порно-индустрии рассказывает о заработках моделей, пристрастиях иностранных богачей и порно с едой
Бывший режиссер порно-индустрии рассказал про бизнес.

Бывший режиссер порно-индустрии рассказал про бизнес.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Александру (имя изменено по просьбе героя публикации) двадцать четыре. Он окончил режиссерский факультет в Университете кино и телевидения, работает креативным директором в солидной конторе, два года как женат и вполне счастлив в браке. Вот только есть у него за душой маленький секрет: во времена студенческой молодости Александр работал оператором, а после и режиссером на одной из питерских порно-студий. Специально для «КП-Санкт-Петербург» он согласился раскрыть закулисье, пожалуй, самого прибыльного бизнеса в Северной столице.

Здесь и далее – рассказ от первого лица.

«По документам – модельное агентство»

В этот бизнес я пришел, можно сказать, случайно. Знакомый попросил подменить его на работе. На вопрос «что за работа?», ответил, что ничего серьезного – так, прийти и тексты попечатать.

Работой оказался вебкам. Нужно было переводить моделям, чего от них хотят зрители, а зрителям – что им якобы отвечают модели. Да-да, вместо полуобнаженной красотки с заокеанскими любителями клубнички, как правило, общается толстый бородатый мужик вроде меня.

Впечатлений поначалу особо никаких и не было. Ну бизнес и бизнес, никто никого ни к чему не принуждает, все на добровольных началах. Вроде как даже отчасти легально: студия, на которой я работал, по документам проходила как модельное агентство, и все девушки имели настоящие трудовые договоры.

Недельный «гонорар» популярных веб-моделей может доходить до 30 тысяч рублей.

Недельный «гонорар» популярных веб-моделей может доходить до 30 тысяч рублей.

Фото: СОЦСЕТИ

А потом я как-то втянулся. Молодость, надо все попробовать и так далее. Ну и то, что я за неполных две недели переводчиком-наборщиком заработал почти пятьдесят тысяч, тоже сыграло свою роль.

Когда знакомый, которого я подменял, вернулся, я подошел к администратору и сказал, что хочу поработать еще, но только на должности повеселее. Слово за слово – он узнал, что я оканчиваю режиссерский факультет, умею обращаться с камерой, и поставил меня оператором.

«Сплошь одинокие и усталые люди»

Снимали мы много, снимали разное. Самой легкой была работа с девушками-«соло». Дело в том, что почти у каждой модели, которая нравится зрителям, появляются «мемберы». Это люди, которые постоянно зовут девушку в приват, платят ей деньги, даже находят в соцсетях и предлагают познакомиться поближе. А некоторые начинают ревновать и требуют, чтобы с ними их любимая модель была более откровенна, чем с остальными. Для таких-то я поначалу и работал. Занятие простейшее – ставишь две камеры, чтобы они снимали девушку с двух разных ракурсов, а дальше она все делает сама. Потом отсматриваешь материал и склеиваешь лучшие куски в один ролик. Тоже прибыльно, ненапряжно, но скучно.

Есть люди, которые готовы платить деньги за то, что девушка на камеру просто ест.

Есть люди, которые готовы платить деньги за то, что девушка на камеру просто ест.

Фото: СОЦСЕТИ

Спустя какое-то время меня перевели на съемки уже «классического» порно, с парочками. Вот это уже было намного интереснее и намного сложнее.

Во-первых, аппаратура. Камеры старые – спасибо, что не пленочные – софиты старые, годов еще, наверное, девяностых. Не столько светят, сколько греют. А съемки могли идти по несколько часов – представляете, какая в комнатке к концу дня стояла вонь?

Во-вторых, сами «актеры». Люди, которые работают «соло», и люди, которые снимаются в «классическом» порно, отличаются кардинально. Вебкам-модели почти все к своему занятию относятся легко и с юмором. А вот парочки… не знаю, мне их было жалко. Когда секс – занятие, которое априори должно приносить тебе удовольствие, превращается в рутину… мне кажется, это почти сплошь очень одинокие и усталые люди.

Это и есть «фуд-порно».

Это и есть «фуд-порно».

Фото: СОЦСЕТИ

«Главное придумать правильный образ»

Так я проработал еще пару недель, а потом началось самое интересное. Вот вы знали, что есть люди, которые готовы платить деньги за то, что девушка на камеру просто ест? Она может быть даже полностью одетой – их привлекает сам процесс поглощения еды. Называется это направление «фуд-порно». По отношению ко всему остальному порно-бизнесу это своего рода государство в государстве – максимально закрытое, максимально обособленное и с очень хорошей капитализацией. Модели, которые «качают», способны в неделю зарабатывать до тысячи евро! И это только их личный доход, не считая того, что берет студия – а берет она всегда как минимум половину.

Как ни странно, но платили не только полуобнаженным девушкам, которые едят суши или пиццу, но и режиссеру.

Как ни странно, но платили не только полуобнаженным девушкам, которые едят суши или пиццу, но и режиссеру.

Здесь я из оператора превратился в режиссера. Я еще на предыдущей «должности» понял, что девушку делает в первую очередь ее образ. У нас среди вебкам-моделей было много фриков, которые старались привлечь к себе внимание «оберткой» - делали татуировки, стрижки, красили волосы в яркие цвета. Но если за всем этим нет истории, нет запоминающегося персонажа, «качать» такая модель не будет. Наглядный пример: я работал с девушкой, которая страдала анемией. У нее была очень бледная кожа и темные круги под глазами. Мы придумали ей образ бедной студентки, которая вебкам совмещает с учебой, постоянно не высыпается, сильно устает. И у этой девушки вскоре появился личный мембер, который чуть ли не каждый день брал с ней приват на пятнадцать-двадцать минут, чтобы она просто поспала. Минута привата, чтобы ты понимал, стоит десять долларов.

И с фуд-порно такая же история. У нас было три модели, которые пользовались бешеной популярностью – полненькая кореянка, «большая мамочка», которую природа в 22 года наградила грудью шестого размера (учительница младших классов, кстати), и просто девчонка, которая могла есть, как не в себя. Всех троих «раскручивал» я. Интереснее всего было с кореянкой. Мы ее тоже сделали несчастной студенткой, которая переехала в Питер, работает и учится одновременно, ест что попало и на почве стрессов начала набирать вес. Сработало – у нее появилась куча поклонников, которые постоянно заказывали новые видео. Она сама такого не ожидала. На первый недельный «гонорар» - тридцать тысяч – эта девушка купила пылесос. Когда я спросил, на кой он ей нужен, она ответила, что просто испугалась таких больших денег.

Девушка может быть даже полностью одетой.

Девушка может быть даже полностью одетой.

Фото: СОЦСЕТИ

«Работа до последнего зрителя»

Всех затягивают деньги. Представь: условная девушка, только-только начавшая самостоятельную жизнь. Она идет работать в общепит, пашет, как лошадь, и за месяц получает тридцать тысяч рублей. Идет в вебкам – и получает двести. Да, кому-то поначалу стыдно, кому-то страшно, но тяга к деньгам в конце концов перевешивает.

Обычно студия набирает людей двумя способами: либо наугад пишет красивым девушкам в соцсетях, либо размещает объявления о поиске моделей для фотосессий и «работы на камеру». При этом, как я уже говорил, никто никого ни к чему не принуждают. Девушке, которая только-только пришла работать, объясняют, что это вебкам, предлагают попробовать и «сажают» в чат. Какое-то время она пытается просто общаться со зрителями, рассказывает о себе, о своих увлечениях. Потом видит, что «не качает», не падают деньги. А вот девочке из соседней комнаты падают, да еще какие. Тут ее и начинают потихоньку «обрабатывать» - советуют, например, в следующий раз немного приподнять блузку, расстегнуть рубашку, пофлиртовать и так далее. Деньги начинают падать, девушка втягивается, потом появляются мемберы, потом ей предлагают сняться в порно – так все обычно и происходит. Потом многие либо уходят, накопив капитал (при мне одна модель, уволившись, вскоре открыла собственный маникюрный салон), либо отправляются работать в ивент-агентства.

Но это палка о двух концах. Работать что в вебкаме, что в порно тяжело и морально противно. Что скрывать! В вебкаме мы приезжали в студию к четырем-пяти утра – в это время в странах, на которые велась трансляция, как раз наступает вечер – и работали до последнего зрителя. Многие просто не выдерживали такого ритма. Самое страшное – это если девушка-модель во время чата засыпала перед камерой. Ее же нельзя просто разбудить, клиенты же не знают, что она на студии, а не у себя дома. Приходится отключать трансляцию, а это означает потерю денег. За такое назначались огромные штрафы. Многие, чтобы не сломаться, садились на стимуляторы – сначала безобидные, вроде кофе и таблеток, потом доходило и до наркоты. Но с такими студия прощалась быстро.

Так я проработал почти год. В это время я встречался с девушкой, и когда мы решили пожениться, я понял, что пора уходить. Просто если ты хочешь в жизни чего-то настоящего – отношений, работы – то нужно рано или поздно самому становиться серьезным. Так что я «уволился», оборвал все контакты и, ты знаешь, не жалею. Сейчас все это воспринимается как какой-то странный сон. Я же говорю – иногда я просто не верил, что снимаю, как полуобнаженные девушки едят суши или пиццу, и мне за это платят столько, сколько я бы в другом месте никогда не заработал.

С деньгами, конечно, было трудно расставаться. Но хорошо, что я по жизни человек такой - легко пришли, легко ушли.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Способ заработка или завуалированная видеопроституция: «Комсомолка» изучила вебкам-бизнес

Разбираемся, почему студенты готовы раздеваться перед иностранцами ради айфона (подробности)