2019-09-10T20:01:32+03:00

Алексей Чекунков, глава Фонда развития Дальнего Востока: «Лес становится популярным инвестиционным активом»

Но для начала в отрасли нужно навести порядок
Поделиться:
Комментарии: comments6
Алексей Чекунков, глава Фонда развития Дальнего ВостокаАлексей Чекунков, глава Фонда развития Дальнего ВостокаФото: Вартан ХАЧАТУРЯН
Изменить размер текста:

Наибольший интерес российские и иностранные инвесторы на Дальнем Востоке проявляют к сырьевым проектам. Стремятся добывать и перерабатывать нефть, газ, металлы. Сотни проектов на триллионы рублей. При этом нет ни одного соглашения в лесной отрасли. Почему эту сферу инвесторы обходят стороной? И как можно изменить ситуацию? Об этом в открытой студии «КП» на Восточном экономическом форуме рассказал Алексей Чекунков, глава Фонда развития Дальнего Востока.

«РЕАЛИЗУЮТСЯ ПРОЕКТЫ, КОТОРЫЕ СТОЯЛИ ДЕСЯТИЛЕТИЯМИ»

- Алексей, расскажите об итогах Пятого Восточного экономического форума. Какие знаковые события вы могли бы отметить?

- Это пятый ВЭФ, поэтому мы не только заключаем сделки о реализации новых проектов, но и сдаем построенные предприятия. В первый день форума президент России Владимир Путин ввел в эксплуатацию пассажирский терминал Хабаровского аэропорта. Это наш давний проект, с 2013 года им занимались. Он уникален тем, что в отличие от статистики и стереотипов, это крупный и сложный инфраструктурный проект, который случился раньше срока и в бюджете. Это важнейший транспортный узел для Дальнего Востока, но пассажиры в аэропорту Хабаровска до последних дней вынуждены были добираться до самолета на автобусах. Это очень несовременно. Это то, каким видят регион иностранные туристы. Рукава сейчас есть даже в самых скромных аэропортах. Так что мы прошли эту важную веху, и это раззадорило наш аппетит к проектам в сфере аэропортов. На этом ВЭФе мы подписали еще три соглашения - о создании новых терминалов в Якутске, Благовещенске и Новом Уренгое.

- Какие еще крупные проекты планируете реализовать?

- В основной день форума были подписаны два крупнейших проекта глобального масштаба. Первый - строительство Находкинского завода минеральных удобрений. У проекта были свои сложности, но теперь он подписан, есть финальное соглашение. Основные кредиторы - ВЭБ.РФ и ВТБ. Первые 7 млрд рублей в этот проект предоставил Фонд развития Дальнего Востока. Финансирование пойдет в ближайшие месяцы, до конца года начнется стройка.

- Какой второй крупнейший проект?

- Он ложится в канву проектов по добыче твердых полезных ископаемых. В этой отрасли обнаружилась тенденция, что реализуются проекты, которые стояли десятилетиями. Группа РМК будет осваивать месторождение Малмыж в Хабаровском крае, где планируется создать ГОК мощностью до 50 млн. тонн руды в год. Это гигантское предприятие советских масштабов, проект, который входит в мировой топ-10 по медно-порфировому концентрату. Фонд развития Дальнего Востока предоставляет первые 7 млрд рублей для начала проектирования комбината и строительства. Дальше будем подтягивать и нашего акционера ВЭБ.РФ, и собирать синдикат банков. Запуск таких знаковых промышленных предприятий мирового масштаба на Дальнем Востоке – наша задача и результат той политики, которую государство пять лет проводило в отношении нашего дальневосточного форпоста.

«В ЛЕСНОЙ ОТРАСЛИ БЕЗОБРАЗНАЯ, ВОПИЮЩАЯ СИТУАЦИЯ»

- Еще один важный ресурс, который у нас есть, – это древесина. Там огромная доля теневого рынка. Есть ли какие-то решения, как сделать эту отрасль прозрачной?

- К сожалению, ситуация в лесной отрасли безобразная. Это связано с ее низкой технологической оснащенностью. Если сравнить с транспортом, то у нас лесная отрасль до сих пор передвигается на гужевых повозках. Даже до двигателя внутреннего сгорания не дошло. Технологии девятнадцатого века. У лесничего обычно бумажный планшет, на котором он цветными карандашиками на глазок чего-то рисует. На основе этих рисунков строят карты лесоустройства. Плюс это делают крайне редко и непоследовательно. Всего 3% таких карт по дальневосточным лесам моложе 10 лет, а 80% - старше 20 лет. Мы просто не знаем, где у нас растет лес, сколько его, какой породный и возрастной состав. До комичного доходит, когда расхождения между государственным лесным реестром – это база данных, которая описывает лес, - и государственным реестром недвижимости, который описывает земли лесного фонда, составляет 257 млн гектар. Это территория Казахстана. Вот такая точность в нашей лесной отрасли - плюс-минус Казахстан. Вопиющая ситуация.

- Как решить эту проблему? Вице-премьер Юрий Трутнев в недавнем интервью «КП» говорил, что вы разработали специальный ресурс, который позволит улучшить ситуацию…

- Вместе со структурами Роскосмоса мы создали прототип, продемонстрировали его президенту России. Глава государства поддержал запуск на Дальнем Востоке пилотного проекта системы «Лесвосток.рф». В результате глазомерный и ручной метод сбора информации полностью будет заменен на спутниковые снимки, их анализ программным обеспечением. А дальше уже будут кардинально упрощены административные процессы. Среди них выделение участка, аукцион между заинтересованными инвесторами и торги продукцией. На этих этапах будет минимизирован человеческий фактор. Фактически появится электронный чиновник. Вместо людей за глухо закрытыми дверьми разных кабинетов появятся программные алгоритмы, которые будут управлять основными процессами в отрасли. Такое радикальное повышение прозрачности и публичности этой информации позволят выйти отрасли из тени. И кратно увеличат ее вклад в ВВП страны и ВРП Дальнего Востока.

- Есть оценки, какая доля отрасли находится в тени?

- По ощущениям, две трети. В чем самый большой минус. Когда отрасль находится в тени, она грязная. Туда нормальный инвестор не придет. У нас лес сейчас не инвестиционный актив. Мы проверяли данные. Главный ресурс в стране – нефть. Ее разведанные запасы составляют 106 млрд. баррелей. По нынешним ценам это 6 трлн долларов. Запасы древесины в России оцениваются в 83 млрд. кубометров. Рыночные цены - 70 - 75 долларов за кубометр. Получается почти такая же цифра – 6,2 трлн долларов. При этом дерево растет сто лет, а нефть формируется 100 миллионов лет.

- То есть выгоднее продавать лес?

- Дерево – возобновляемый ресурс. И в мире лес становится популярным инвестиционным активом. В тех странах, где рачительное отношение к лесному фонду, где все прозрачно, где права собственности определены и лес защищен и с правовой точки зрения, и с технологической, там гектар хорошего леса стоит до 10 тысяч евро и больше. К примеру, если всего 1% дальневосточных лесов сделать инвестиционным активом, это десятки миллиардов долларов. И придут соответствующие игроки. Цивилизованные, крупные, с нормальными практиками, которые работу людям дадут, будут использовать современные технологии и заботиться о восстановлении лесов. Это наша конечная цель – чтобы отрасль из времени хищнического капитализма, даже безвременья, перешла в цивилизованный вид.

«СИСТЕМА УВИДИТ ДАЖЕ ОДНО ВЫРУБЛЕННОЕ ДЕРЕВО»

- На руку играет экологическая тенденция – отказ от пластика…

- Наша мечта – чтобы информация о состоянии лесов была открыта до такой степени, чтобы сами граждане, жители тех районов, где есть лес, могли видеть каждую неделю, что у них сгорело, а что - вырубили. Сама программа будет составлять антирейтинг тех районов, где больше всего леса теряется в единицу времени. И я не думаю, что хоть кто-то из губернаторов или региональных министров лесного хозяйства будет мечтать оказаться в таком антирейтинге.

- Система автоматически выявит, что здесь за неделю вырубили столько-то, но при этом нет разрешения…

- Именно так. Спутник уже сейчас видит с точностью до 70 сантиметров на пиксель. Он увидит даже одно вырубленное дерево. И если в этом месте не будет обнаружено прав на вырубку, то система автоматически подаст красный сигнал светофора. И люди это увидят.

- А где увидят этот сигнал? В Генпрокуратуре, которая на ВЭФ впервые открыла собственный стенд?

- Самая лучшая мотивация, как мне кажется, это не кнут, а нормальное человеческое достоинство. Когда тебе (губернатору. - Ред.) стыдно, что ты публично позоришься. Чем прокуратура будет искать, кто этот лес вырубил, пусть лучше местный министр внутренних дел поставит там полицейских, чтобы не вырубали. И найдет тех, кто этим занимается. Лес же рубят не ночью тихо булавкой. Лес рубят грузовиками, бензопилами, харвестерами. Грузовики ездят по дорогам. Это не аквакультура, где реальная проблема, что океан гигантский, и можно за неделю со дна украсть гребешка, который три года рос, на миллион долларов. Такое со спутника действительно не увидишь. Надо акваторию дронами контролировать и ЧОПами. А к лесосекам дороги ведут. Там все прозрачно.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также