2019-09-25T10:00:27+03:00

«Оля мечтала стать пластическим хирургом»: Отец омички добивается наказания врача за гибель дочери после косметической операции

Медик, не имеющий разрешения на проведение таких процедур, ввел девушке смертельную дозу обезболивающего
Поделиться:
Комментарии: comments23
Девушка умерла из-за неправильно рассчитанной дозировки анестизии.Девушка умерла из-за неправильно рассчитанной дозировки анестизии.Фото: Личный архив
Изменить размер текста:

29 марта 2018 года Игорю Климковичу сообщили, что его старшая 23-летняя дочь Ольга впала в кому два дня тому назад. Правда, сделали это не сотрудники больницы, где произошло ЧП, а журналисты федерального телеканала. Отец девушки живет в Нефтеюганске, она училась в ординатуре в омском медуниверситете. Обезумевшие от страха родители начали выяснять хоть что-то о случившемся за сотни километров от них, но медики давали информацию крайне неохотно.

– Сначала сказали, что возникла непредвиденная аллергическая реакция, и они делают все возможное, чтобы ее спасти, – рассказывает отец девушки. – А через 28 дней она умерла, не приходя в сознание… При этом от нас практически большую часть информации скрыли. Вероятно, пытались замять это дело и выгородить своего сотрудника.

Узнать правду родители смогли только из материалов проверки, которую провел Следственный комитет.

Как выяснилось, девушка умерла во время простейшей операции по шлифовке двух маленьких рубцов – на шее и ноге. Проводил ее не профессиональный косметолог, а преподаватель Ольги Сергей Попов. Он работал в онкодиспенсере, там же проводил занятия с учащимися ординатуры. Как-то у них зашел разговор о том, что девушка считала проблемой – о небольших шрамиках, которые остались после удаления папиллом. Попов сказал, что разберется с этим в считанные минуты.

– Оля была отличницей в вузе, поступила на бюджет. В школе сдала на 100 баллов экзамены по биологии и химии. По трагическому стечению обстоятельств, дочка как раз мечтала стать пластическим хирургом, – говорит Игорь Климкович. – После занятий они с преподавателем пошли в перевязочный кабинет в онкодиспансере. Вероятно, у Ольги не было ни малейших сомнений в знаниях педагога.

После смерти пациентки Сергею Попову пришлось уволиться из онкодиспансера. Фото: buzookod.ru

После смерти пациентки Сергею Попову пришлось уволиться из онкодиспансера. Фото: buzookod.ru

Попов сначала учился в омском мединституте, ординатуру и аспирантуру он окончил уже в московских вузах – ММСИ им. Н.А. Семашко и НИОИ онкологии им П.А. Герцена. Он специализировался на сложнейших хирургических вмешательствах при онкологии. Вероятно, удаление банального рубца на коже показалось такому профи просто смешной операцией. Эта самоуверенность стоила ему блестящей карьеры, а 23-летней девушке, одному из лучших интернов на курсе, – жизни.

Все манипуляции Попов проводил один – без анестезиолога и даже медсестры. Теперь уже бывший медик делал операцию без предварительных анализов. По его утверждению, он поверил Оле на слово, что у нее нет аллергии на обезболивающее – «Лидокаин». Девушка сказала, что папилломы ей как раз удаляли с этим анестетиком.

Сергей Петрович сделал ей подкожные инъекции. Судя по материалам уже посмертной экспертизы Оли Климкович, через 20 минут доктор закончил все манипуляции. Девушка встала с кушетки и в этот момент начала терять сознание. В 18.30 у нее начали синеть губы, произошла остановка дыхания и сердца. Горе-доктор сначала позвал одну сестру, потом в кабинет пришла еще одна. Судя по всему, следующие 15 минут они втроем пытались вернуть Климкович к жизни. Только спустя 15 минут после того, как у пациентки наступила клиническая смерть, к делу подключили реаниматологов. Девушке экстренно поставили противоаллергический препарат. Но он оказался бесполезным. Как выяснится много позже, умерла она не от непереносимости лидокаина, а из-за того, что ей ввели смертельную дозу этого обезболивающего. В сознание Климкович больше не пришла.

– Во время первоначальных показаний, Попов вообще полностью отрицал свою вину. Мол, он все сделал по правилам, почему Ольга умерла в реанимации, он понятия не имеет, – вспоминает отец девушки. – Также он солгал, что сразу же вызвал реанимацию. Экспертиза показала, что минут 10-15 пытался справиться с тем, что натворил, самостоятельно. Потом позвал двух медсестер, они подтвердили это в показаниях. В это время у моей дочери наступила клиническая смерть, когда появились реаниматологи, ее мозг, скорее всего, уже был мертв. Мне до сих пор никто не сказал главного: был ли у нее хоть какой-то шанс на жизнь, если бы помощь подоспела вовремя? Бригаде ведь даже ехать никуда не надо было – они чуть ли не через стенку в этом диспансере… Изначально, была версия, что у Оли началась внезапная аллергическая реакция на «Лидокаин» – мол, от такого никто не застрахован. Но потом выяснилось, что обманывали и здесь. Дозировка и концентрация препарата были превышены втрое. То есть, Попов ее просто убил.

Ольга была отличницей и в школе, и в университете. Фото: Личный архив

Ольга была отличницей и в школе, и в университете.Фото: Личный архив

Попова после случившегося уволили. Только вот в самом онкодиспансере до последнего надеялись замять это ЧП. О подробностях случившегося даже правоохранителям не сообщили полной информации. Уголовное дело возбудили только после того, как мать девушки добилась посмертной экспертизы и открылись все обстоятельства случившегося.

– За 1,5 года этот врач так и не нашел в себе смелости позвонить нам и объяснить, что произошло, – рассказывает Игорь Климкович. – Или хотя бы просто извиниться за смерть нашего ребенка. Более того, он упорно настаивал на собственной невиновности. Именно поэтому буду настаивать на максимально возможном наказании для Попова. Надеюсь, он окажется за решеткой. Может ли быть горе больше того, что мы пережили?

Сейчас проверка уже завершена, собраны доказательства, достаточные, чтобы предъявить Сергею Попову обвинения по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Ему грозит до 3 лет лишения свободы.

«Комсомолка» попыталась дозвониться и до Сергея Петровича. Пока телефон отключен. Тем не менее мы готовы выслушать его позицию по поводу трагедии, случившейся с его интерном.

В онкодиспенсере, где все произошло, от бывшего проблемного сотрудника сначала попытались откреститься, заявив, что он только преподавал, а не работал у них. Потом пояснили, что числился в штате совместителем, но после ЧП был уволен.

В областном минздраве также ограничились общей информацией по факту случившегося.

КОММЕНТАРИЙ МИНЗДРАВА

Официальный представитель министерства здравоохранения Омской области Анна НИКИТЕНКО:

– После происшедшего в 2018 году все документы были переданы в правоохранительные органы для выяснения обстоятельств. Врач-онколог, совершивший данное действие, больше не является работником медучреждения. После завершения расследования дело будет передано в производство суда.

ОФИЦИАЛЬНО

«Отравление «Лидокаином» находится в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти»

Из материалов протокола допроса экспертов:

Врач специалист в области онкологии отдела особо сложных экспертиз КУ ХМАО Югры «Бюро судебно-медицинских экспертиз» Андрей ЧИЖИКОВ:

– Операция, проведенная Поповым С.П. [...], не соответствует требованиям нормативно-правовых документов. [...] В должностных обязанностях дежурного врача БУЗОО «Клинический онкологический диспансер» отсутствует «оказание амбулаторной медпомощи пациентам неонкологического профиля». Попов С.П. не имел права на проведение данной операции пациентке Климкович О.И. Кроме того, до проведения вмешательства никаких лабораторных и инструментальных методов диагностики пациентки не проводилось. [...] Комиссией экспертов установлено, что отравление препаратом «Лидокаин» вследствие передозировки находится в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти 25.04.2018 года.

Врач судебно-медицинский эксперт отдела особо сложных экспертиз КУ ХМАО Югры «Бюро судебно-медицинских экспертиз» Сергей ТЕЛЕНКОВ:

– В случае с Климкович О.И. ухудшение состояния последней после введения «Лидокаина» проявилось в виде судорожного синдрома гипертонуса мышц, судорог, исчезновения пульса на конечностях, резкого снижения артериального давления, прекращения дыхания [...] Все вышесказанное свидетельствует, что симптомы у Климкович и симптомы, описанные при передозировке «Лидокаином», совпадают. Согласно инструкции по применению, однократное введение «Лидокаина» не должно превышать в дозировке 300 мг. Все, что было описано выше, свидетельствует о передозировке препарата. Учитывая наличие данных, речь идет о введении Климкович О.И. именно передозировки «Лидокаина», а не о развитии аллергической реакции.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также