Звезды

Многократный лауреат "Золотой маски" Евгений Марчелли: То, что я делаю, - это уже классика

Режиссер, известный по работе в театрах Советска и Калининграда, представил в Тильзит-театре новую работу «Цианистый калий... С молоком или без?»
Евгений Марчелли.

Евгений Марчелли.

Фото: Александр Матвеев

Эмоциональный ожог

- Почему выбрали именно этот спектакль?

- Я приезжал в Калининградскую область всего на 10 дней, и за столь короткое время успеть сделать что-то новое невозможно - только то, что уже когда-то делал. Когда я работал в «Тильзит-театре», мы приступали к работе над этой пьесой, но не прошли даже и половины дистанции. Уже не помню, по какой причине.

- Для вас 10 дней это рекорд? Или можно и быстрее поставить спектакль?

- Иногда можно и быстрее, если есть настрой и желание. Но да, это срок критический, тем более для такой работы. Это не просто пьеса. Это острая, фарсовая, гротескная история. Очень сложный материал для быстрого освоения.

- Как работалось с актерами?

- Замечательно. Ведь в этом театре я вырос. Это мой дом. У меня там остались друзья, любимые артисты.

- Вы как-то сказали: «Авангардистом меня вряд ли можно назвать — скорее разрушителем традиций». Какие традиции рушите на этот раз?

- Сейчас современный постдраматический театр настолько разрушил все театральные традиции, способы существования и вообще все формальные моменты, что я – это уже абсолютная глубокая классика. Скажу больше – вчерашний день. Потому что я занимаюсь театром психологического реализма. Каким будет театр завтрашнего дня, предсказать сложно. Точно скажу, что это будет постпостдраматический театр. То есть то, что далеко за границами привычного драматического театра.

- Что же увидит зритель тогда?

- Театр, где сюжета как такового нет, а играется некое собственное отношение. Тут присутствует авторское выражение и высказывание. Важна форма и манера подачи.

- Директор «Тильзит-театра» Анна Кулиева сказала, что «Цианистый калий...» - это и есть типичный Марчелли. Согласны?

- Я поставил такое количество спектаклей, что трудно сказать, где типичный Марчелли. Мне самому трудно разобраться. Но если мне удается рассказать историю про человека и попробовать сделать это ярко и эмоционально, то значит, это типично мой рассказ.

- О вас всегда говорят как о провокаторе, шокирующем зрителя.

- Кого-то шокирует или раздражает, а кто-то горячий театр воспринимает и с удовольствием не него реагирует. Так и должно быть. Мне всегда хочется, чтобы мой театр производил очень сильное эмоциональное воздействие. Шок, эпатаж – это, наверное, высшее достижение. Но эмоциональный ожог – этого я жду.

В Советске время остановилось

- «Тильзит-театр» за время вашего отсутствия в нем изменился?

- Когда возвращаешься в дом, в котором вырос, всегда видишь изменения. Он начинает казаться меньше, чем раньше. И когда после больших театров возвращаешься в свой маленький, он кажется еще более камерным. И труппа сейчас меньше, чем когда я работал. Время изменилось. Уже другое психологическое ощущение себя. Тогда мы были молодыми, все было окрашено романтической надеждой. Сейчас я приехал взрослым и уставшим человеком.

- Почему же уставшим?

- Режиссер - это профессия довольно изматывающая. Я поставил столько спектаклей, что приходит момент, когда кажется, что перестал понимать в театре хоть что-нибудь.

Сейчас нахожусь в сочетании абсолютной неуверенности и надежды, что все-таки немножко владею профессией. Усталость иногда приходит от жизни, от возраста, от состояния души. Снять ее можно радостью встречи с друзьями. Что и случилось в Советске. А сам город я посмотреть не успел, к сожалению. У меня было две точки: дом, где я спал, и театр, где работал. Между ними передвигался на машине. Может и хорошо, что ничего больше не отвлекало. Но показалось, что город практически не меняется. Если появилось одно – два новых здания, то это магазины. А все остальное осталось таким же, дороги ужасные, неухоженные дома. В Советске время остановилось.

- Скучаете по Калининградскому драмтеатру или для вас это уже перевернутая страница?

- Больше скучаю по городу. Все-таки в Калининградской области я провел много времени, она для меня родная. А театры все примерно одинаковые.

- Вернетесь, если будут предложения?

- Почему нет? Все возможно в театральной жизни. Даже вещи, которые в страшном сне не приснятся (смеется).

О творческих планах и столичных гонорарах

- Из Советска, не дожидаясь премьерного показа, вы уехали в Москву.

- Жаль, не увидел реакции зрителей. А в Москве у меня премьера - «Шутники» по пьесе Николая Островского (в главной роли Константин Райкин - Ред.) в «Сатириконе». А в Театре наций – моя инсценировка повести Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели». Театр наций не имеет своей труппы, на каждый спектакль набирает ее специально. Мы провели кастинг и назначили артистов. В главной роли Фомы Опискина будет Авангард Леонтьев. Вторую главную роль – полковника – исполнять будет Виталий Кищенко, с которым мы начинали еще в «Тильзит-театре».

- Вы сами себя заключили в такие творческие рамки: плотная работа, репетиции, премьеры в разных театрах и разных городах. Не боитесь загнать себя?

- Наоборот, это стимулирует, вызывает спортивный интерес. Тем более я сейчас не занимаюсь руководством театра, организационными или хозяйственно-экономическими вопросами. Более 30 лет я проработал в системе руководства театров. Перестроиться, вдруг оказаться вне системы, было непросто (после конфликта в Ярославском театре имени Волкова режиссер оставил его руководство, переквалифицировавшись в свободного художника - Ред.). Но потихонечку все нормализуется и становится интереснее. У меня множество планов, все расписано на 2-3 года. Следующие работы будут в театре Ермоловой, театре Пушкина, Театре на Малой Бронной. Регионы в списке тоже имеются, но пока есть возможность не выезжать из Москвы, я стараюсь это делать. Это удобно, я теперь в Москве живу, и дома работать, все-таки, лучше и легче.

- Думал, скажете: «и все-таки столичные гонорары повыше».

- И гонорары, естественно, другие... Я сейчас наслаждаюсь жизнью свободного художника. Ни на что особо не рассчитывал, просто понимал, что как-то надо искать свою радость в дальнейшем движении. Эта радость найдена: я работаю режиссером по профессии.

Ближайшие показы спектакля «Цианистый калий... С молоком или без?» пройдут в Советске 1 и 21 февраля.Ближайшие показы спектакля «Цианистый калий... С молоком или без?» пройдут в Советске 1 и 21 февраля.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Евгений Марчелли - режиссер, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, многократный лауреат театральной премии «Золотая маска». С 1991 года – главный режиссер театра города Советска. В 1998-1999 годах работал главным режиссером в драмтеатре Калининграда, после чего опять вернулся в Советск. С 2003 по 2008 год - главный режиссер Омского академического театра драмы. С 2008 по 2010 год - главреж Калининградского драмтеатра. С 2010-го до лета 2019-го - худрук театра им. Волкова в Ярославле.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Евгений Гришковец рассказал о своей новой пьесе

Евгений Гришковец пишет пьесу под названием «Собрание сочинений». Об этом он рассказал в Риге на встрече с читателями в книжном магазине Polaris. Это будет седьмая по счету пьеса автора и впервые – двухактная. Запись встречи выложили в интернет-дневнике Евгения Гришковца.

Главная героиня произведения – 60-летняя вдова, живущая в огромной квартире. Она собирает детей, чтобы провести последний день вместе. Потому что не может жить там, где все напоминает о муже и решила переехать. Главный вопрос – что делать с огромной библиотекой? Выясняется, что эти книги никому не нужны. Дети их с собой брать не собираются, да и не могут. Дочь замужем, один сын служит на флоте и ютится в комнате общежития, второй вообще живет в США.

Ранее в интервью «Комсомолке» Евгений Гришковец рассказал, что по этой пьесе поставят спектакль.

- Это будет театральная работа, которую я поставлю в Москве или Петербурге. Есть предложения как от Театра Пушкина, так и от БДТ в Санкт-Петербурге. Режиссер Андрей Могучий даже на сборе трупы БДТ в начале сезона сказал, что я буду ставить этот спектакль с великой актрисой Ниной Усатовой. Я хотел бы! Это пьеса как раз про женщину такого возраста, - рассказал писатель, пообещав, что закончит работу к весне этого года.