2020-02-24T23:20:45+03:00

В Крыму больше всех в стране жаловались на процедуру госзакупок

До 2019 года ни одно управление ФАС не получало такого количества обращений от недовольных участников торгов
Крым превратился в большую-пребольшую стройкуКрым превратился в большую-пребольшую стройкуФото: Анастасия ЖУКОВА
Изменить размер текста:

КП-Крым публикует вторую часть интервью с руководителем управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Крым и городу Севастополю Евгением Костюшиным. Говорили о госзакупках, вечно убыточных ГУПах и естественных монополиях.

Первую часть интервью о ценах на бензин и продукты, а также о картелях на полуострове, читайте по ссылке.

- Какие можете выделить тенденции в сфере госзакупок в Крыму? Как крымские чиновники соблюдают антимонопольное законодательство?

В целом – количество поступивших в 2019 году жалоб по сравнению с 2018-м снизилось на треть. А до прошлого года в Крыму была самая высокая нагрузка по рассмотрению жалоб на нарушение процедуры госзаказа. Такого количества жалоб не получали управления ФАС ни в одном из регионов России. В 2018 году поступило почти 5 тысяч обращений. В сопоставимом по площади, количеству населения регионе (Воронежская область) в 7 раз меньше.

Типичные нарушения законодательства о закупках в Крыму и Севастополе мало чем отличаются от типичных нарушений по всей стране. Прежде всего, это попытки «заточить» документацию под «своего» поставщика, «протащить» нужного подрядчика.

Мы обычно вмешиваемся в двух случаях: если потенциальный участник не может подать заявку, потому что заказчик придумал невыполнимые требования, или когда он уже подал заявку, но ему отказали, потому что запятую не там поставил.

Заказчики порой делают документацию для тендера «шарадой», которую никто не отгадает, кроме нужного им исполнителя. Формируют слишком жесткие требования к материалам вплоть до гвоздей. Это неправильно. С 1 июля 2019 года внесены изменения в законодательство, чтобы избежать подобного злоупотребления, потенциальный исполнитель должен просто дать согласие на то, что нужно заказчику.

Вместе с тем, увеличились требования к опыту подрядчиков: не нужно сразу замахиваться на большой контракт, потренируйтесь на маленьких и приходите в госзакупки.

После вступления в силу этих изменений мы начали получать больше жалоб на то, что заказчик некорректно определяет, что считается опытом, а что – нет. Начинаются манипуляции. Например, приходит на тендер компания, пишет в резюме, что исполнен контакт на 100 тысяч рублей. Заказчик видит оплату на 100 тысяч, но открывает акты выполненных работ, а там – 99 тысяч и 999 рублей, и не засчитывает контракт выполненным! Сумма-то не совпадает на рубль. Исполнитель объясняет, что в предыдущем контракте их попросили (именно попросили) не забивать один гвоздь, а ввинтить лишний шуруп. В таких ситуациях нам приходится разбираться.

Есть еще третий случай, когда вмешивается ФАС: если чиновник начинает кому-то «подыгрывать» при госзакупках или реализации имущества, когда чуть ли не в постановлениях пишут, что школы должны у такого-то производителя закупать продукты.

Сейчас проводим проверку по Севастополю, там подрядчик для заключения госконтракта предоставил «липовую» банковскую гарантию на 400 миллионов рублей, а заказчик на это по непонятным причинам закрыл на это глаза. В ситуации есть признаки согласованных действий. Часто чиновники в таком случае пытаются сказать: «Не увидел. Забыл». Но вроде неглупые же люди, есть же методология принятия банковской гарантии.

- А когда контракт уже заключен, вы следите дальше за происходящим? В Крыму постоянно пропадают исполнители, которые получили аванс и не выполнили задачу.

- Наша цель сводится к тому, чтобы государственные закупки проходили по закону. Исполнение контрактов – это больше вотчина органов финансового контроля. Но мы всегда отмечаем, что у заказчика есть законное право прописать четкий план производства работ, что у нас в Крыму мало кто делает.

Если вы заказываете ремонт в своей квартире, вы же не даете рабочим сразу ключи, аванс в 30%, чтобы потом появиться ровно 31 декабря следующего года? Если так, то вы сами создаете условия, при которых аферисты могут присвоить эти деньги и исчезнуть. Так и с госзакупками.

Заказчик имеет право прописать в контакте, к примеру, что уже через 10 дней с начала работ площадка должна быть ограждена и освещена, и только после этого дать ему аванс. Бывает так, что заказчик выдает 30% и приходит с проверкой через год, а иногда даже и новые люди от заказчика, так как за это время представители несколько раз поменялись.

- По искам УФАС нередко разрывают контракты, заключенные незаконно. Какой самый серьезный признавали недействительным по иску антимонопольного органа?

Совместно с прокуратурой был заяви=лен иск в суд к ГБУ «Дирекция капитального строительства» в Севастополе по реконструкции и благоустройству парка Победы. Сумма контракта – 1,059 миллиарда рублей. Суды всех инстанций нас поддержали.

- По-вашему, санкции сильно влияют на рынок госзакупок в Крыму? Есть ли на полуострове свои особенности антимонопольного регулирования?

- Своя специфика есть. Из-за санкций у нас, к большому сожалению, не такой развитый рынок банковских услуг, как в материковой части, там банки бьются за клиента, в том числе – и за выдачу банковских гарантий. Здесь этот рынок ограничен, в том числе и поэтому потенциальных участников госзакупок меньше.

- Отслеживает ли ФАС бенефициаров, владельцев крупных компаний? В Крыму вот разрешили скрывать информацию об иностранных инвесторах. Как вы к этому относитесь?

- ФАС вмешивается только в случае привлечения иностранных инвестиций в стратегических областях, там действует особый порядок: создается правительственная комиссия, и ФАС тоже вносит свои предложения. В Крыму предприятий из таких стратегических отраслей, связанных с обороноспособностью и жизнеспособностью государства, не так много.

Закрытие информации об иностранных инвесторах в остальных случаях мы не считаем проблемой. Нас больше поведенческая модель интересует: как ведет себя на рынке - добросовестно или нет.

- Как ФАС контролирует деятельность естественных монополий? Например, в Крыму все услуги по энергоснабжению оказывает ГУП «Крымэнерго», газоснабжение – это ГУП «КрымГазСети».

- Аэропорт «Симферополь», не забывайте, тоже монополист. Естественные монополии вообще стоят особняком, у них ценообразование не на основании спроса и предложения. Монополист получает от государства тариф, то есть приходит к чиновникам и говорит: мне, чтобы работать безубыточно, нужен такой-то тариф. И вопрос только в том, насколько правильно этот тариф разработан и утвержден.

УФАС участвует в работе республиканского комитета по ценообразованию и тарифам.

В Крыму сложилась уникальная ситуация с монополистом «Крымэнерго». Сбытовая деятельность и сетевая пока ведется одним юрлицом. Но по российскому законодательству продавать электричество и эксплуатировать сети должны разные компании. В Крыму это все пока «в одном котле», но мы будем ставить вопрос по разделению, потому что в российское правовое поле надо все-таки переходить.

Достаточно большое количество дел возбуждается по статье 9.21 КоАП РФ – нарушение правил порядка подключения к сетям. В Крыму есть диссонанс между свободными мощностями и тем, где они востребованы. В материковой части комплексное строительство, выделение участков всегда согласовывалось с «ресурсниками». А здесь до 2014 года этот вопрос явно не очень волновал.

Есть земельные участки, выделенные под ИЖС (индивидуальное жилое строительство. - Ред), до которых надо тянуть километры кабеля. Как их выделяли – темный лес. Получается, чтобы подключить три двора, надо потратить 300-400 миллионов рублей. А это деньги не из воздуха, расходы потом лягут на остальных потребителей. Другие сети будут недофинансированы в плане ремонта. Мы внимательно смотрим на технические возможности. Если ресурсники просто «вредничают» - наказываем по всей строгости, но если технологически присоединение усложнено, то мы рассматриваем каждый случай индивидуально.

Общая позиция такая: если есть техническая возможность, то надо подключать, не затягивая, а то появляются «посредники», которые обещают «ускорить». От этих мошенников надо избавляться. Импонирует то, что руководство Крымэнерго это понимает.

- Какими вы видите главные цели и задачи управления на ближайшее время?

- Антимонопольный орган занимается пресечением нарушений, но они возникают там, где есть для этого условия.

Два года назад наш президент утвердил Национальный план по развитию конкуренции. Нам нужно построить систему, при которой вероятность нарушений будет минимизирована. Например, если на топливном рынке существуют три крупные компании, которые продают 70% бензина, то им между собой договориться не сложно. А если существовало бы семь компаний, то вероятность того, что они сговорятся, была бы кратно меньше. То же самое на рынке продуктов питания, предоставления услуг интернет-связи, телефонии.

В Национальном плане говорится, что государство, муниципалитеты должны создавать условия для конкуренции. Каждый чиновник должен перестроить парадигму мышления и думать: будет ли принимаемое им решение способствовать развитию конкуренции или нет? Не будет ли конкуренция ограничена?

Нужно сокращать рыночную долю государственных и муниципальных компаний. Отдельным законопроектом ФАС предложило запретить создание унитарных предприятий на конкурентных рынках.

- А чем ГУПы так плохи? В Крыму их в 2014 году создали очень много.

- Мы не предлагаем «уничтожить» эффективные ГУПы. Мы говорим, что частный бизнес преимущественно более эффективен, если есть здоровая конкуренция. Частник более эластичен, он быстрее подстраивается под рыночные условия. В некоторых субъектах, где преобладают государственные аптеки, при этом, как ни зайдешь, там цены выше, чем у частников.

ГУП нельзя использовать в качестве некой «панацеи». Например, плохо ездят автобусы, давайте создадим ГУП или МУП. Эти предприятия –темные лошадки, хоть и хозяйствующие субъекты. Что там происходит, какие зарплаты у директора и замов, никто не знает. ГУП ни перед кем не отчитывается. Даже акционерные общества должны публиковать хотя бы раз в год данные о доходах. А ГУП не должен! Коммерческое предприятие с государственным финансированием получается.

ГУПы постоянно говорят: мы убыточные, дайте нам денег, но при этом мы не будем говорить, сколько у нас зарабатывает директор, никому ничем не обязаны. Все помнят премию директору «Почта России» в 95 миллионов рублей - а это как раз был ГУП.

Если есть какая-то социальная задача, то можно создать государственное учреждение с прозрачной схемой работы. В таком случае собственник-государство говорит: вот тебе зарплаты, финансирование, вот государственное задание, которое ты должен выполнять и отчитываться.

- Вы ровно два года находитесь в должности главы УФАС по Республике Крым и городу Севастополю. Можно ли подвести итоги работы?

- При оценке госслужащих всегда возникают затруднения. Что взять за показатель работы: сумму взысканных штрафов, рассмотренных обращений или что-то еще? Штрафов мы взыскали больше. Но мы исходим из того, что наша работа должна оцениваться, прежде всего, людьми, которые к нам обращаются, и руководством Федеральной службы. Объективно можно сказать, что уровень доверия к организации растет. Об этом свидетельствует увеличение почти на четверть количества обращений. Люди знают, что могут обратиться к нам и получить помощь.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также