спорт

Антон Шипулин — журналистам «КП»: Отдам вам олимпийскую медаль на хранение, чтобы не отобрали

Экс-лидер биатлонной сборной России рассказал о допинговых скандалах, обысках у Логинова и своем графике
Российский биатлонист, олимпийский чемпион Антон Шипулин на радио `Комсомольская правда`.

Российский биатлонист, олимпийский чемпион Антон Шипулин на радио `Комсомольская правда`.

- Антон, страсти по чемпионату мира более-менее улеглись, как вы теперь можете оценить выступление всей команды?

- В целом неплохо. То, что есть награды – уже хорошо. Александр Логинов принес две медали, и одна из них золотая, которой давно не хватало, - это, конечно, большой плюс. Но события, которые произошли под конец чемпионата мира, это большое разочарование.

- Очень жаль, что Александр Логинов снялся с масс-старта. Но сейчас очень тревожно за его дальнейшую карьеру, очень бы не хотелось, чтобы он уходил. Что надо для этого сделать?

- Я тоже с этим сталкивался. Здесь главное – поддержка близких, родных. И, конечно, ему надо сейчас отдохнуть, на него очень много в последнее время людей насело… Я с ним много разговаривал на эту тему, пока был на чемпионате мира, единственное желание его было – поехать к семье, к маленькому ребенку, отдохнуть, собраться с мыслями… То, что он поедет на следующие два этапа Кубка мира, он мне подтвердил. Поэтому нужно дать ему спокойно закончить сезон, где он еще может показать хорошие результаты.

- Фуркад на чемпионате мира обвинил Логинова в том, что он не хочет общаться с иностранными журналистами, спортсменами и вообще говорит только по-русски. Может, надо ему как-то более открытым быть, и земной шар к нему повернется?

- Ну, слушайте, все люди разные. Есть более закрытые люди, есть более открытые, мы здесь не можем настаивать на том, чтобы Александр общался со всеми. У него самая основная задача – это показывать результат и завоевывать медали для сборной нашей страны. Все остальное уже зависит от человека. Мы с ним, конечно, общаемся, и он видит эти просьбы от других спортсменов, от других людей. Но, если он решает, что ему не нужно лишний раз давать интервью или не нужно лишний раз общаться со спортсменами, то это его право. Здесь мы должны его поддерживать, потому что, чем комфортнее Александру, чем комфортнее спортсмену, тем лучше будет результат.

Смена поколений

- Сейчас многие обсуждают проблему в мировом биатлоне, где осталось всего две сильные команды – Франция и Норвегия… Почему две команды так выскочили, а остальные – в провале, даже немцы?

- Вы знаете, бывает такое в спорте, когда идет смена поколений, когда сильные спортсмены уходят, а приходит, а молодежь не успевает адаптироваться. Я уверен, что пройдет какое-то время и в России, и в других странах появится много сильных биатлонистов. В том числе и у нас. Вспомните времена, когда в сборной России были Ахатова, Юрьева, Зайцева, Пылева - это была вообще непобедимая команда. А у ребят - Чудов, Ярошенко, Черезов, Круглов… Тогда можно было в каждой гонке положиться если не на одного, то на второго, если не на второго, то на третьего.

- Чудов, Черезов, Чепиков – три «Ч» называли…

- Ну, Чепиков был пораньше немного, когда был Майгуров, Ростовцев… это тоже было сильное поколение… Потом вот наше, может быть, не такое сильное и стабильное, но, по крайней мере, Устюгов, я, Малышко - мы тоже показывали в свое время хорошие результаты.

- Да. А Гараничев?

- Да, да, да. Время идет, а спортивное поколение не такое долгое, поэтому будем надеяться и ждать. Здесь, конечно, очень важна работа руководства федерации, тренерского штаба и, самое главное, нужно, сплотиться всем вместе и быть одной командой.

Про олимпийскую медаль

- Антон, вашему партнеру по золотой эстафете Сочи-2014 Евгению Устюгову шьют допинговое дело. Но ведь и у вас теперь могут отобрать олимпийскую медаль? Что вы собираетесь делать?

- Если что, я отдам ее вам на хранение, чтобы вы ее не отдавали, договорились?

Антон Шипулин, завоевавший золотую медаль в эстафете 4x7,5 км в соревнованиях по биатлону среди мужчин на XXII зимних Олимпийских играх в Сочи. Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Антон Шипулин, завоевавший золотую медаль в эстафете 4x7,5 км в соревнованиях по биатлону среди мужчин на XXII зимних Олимпийских играх в Сочи. Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

- Пусть только попробуют!

- А на самом деле, ситуация непростая, ведь косвенно под удар попадают и все остальные спортсмены. Здесь самое главное сейчас выстроить правильную работу юристов, адвокатов, которые будут отстаивать интересы Евгения Устюгова, потому что это будет прецедент. Мы увидим или один прецедент, или второй прецедент. Но, конечно, лучше, чтобы мы увидели тот, который будет в нашу пользу, а именно – когда Спортивный арбитражный суд удовлетворит иск Евгения Устюгова, потому что мы понимаем, что прямых доказательств нет, все строится только на догадках, на показаниях человека, который уже давно не живет в России. При этом мы не знаем на чьих показаниях строятся обвинения — сбежавшего Родченкова, или какого-то другого человека, который прикрывается его именем. Плюс, мы всех фактов сейчас не знаем, потому что нам их не раскрывают. Я думаю и надеюсь, что юристы и адвокаты будут хорошо работать в этом направлении. По крайней мере, общаясь с представителями Устюгова и с самим Евгением, я понял, что шансы оправдаться есть и довольно неплохие.

- А вы сами документы не видели?

- Нет. Нам их не показывают. Я бы с удовольствием почитал, посмотрел. И готов даже своих юристов подключить… но у нас нет таких полномочий, мы не можем выходить в суд и давать показания, так как обвинения предъявлены не нам.

Надежда есть

- У нас такое ощущение, что суды всегда работают не в нашу пользу.

- Мы видели очень хорошую ситуацию, когда лыжник Александр Легков полтора года судился с хорошими юристами и правда восторжествовала. Ему вернули так скажем номинальную медаль, хотя он ее, конечно, не отдавал. Мы после этого стали больше верить в то, что Спортивный арбитражный суд все же основывается на показаниях, на тех реальных событиях, которые происходили. Мы не можем быть уверены на сто процентов в том, на чью сторону встанет суд теперь, но, по крайней мере, надеяться мы можем.

- Надежда умирает последней.

- Вы знаете, я по себе скажу. Вот когда я эту новость узнал, я очень сильно расстраивался. После этого я созвонился с Евгением Устюговым, потом через своего представителя узнал, что прямых доказательств нет и что все те пробы были отрицательные, ни одной положительной пробы – а это самое главное в допинг-контроле. Поэтому по всем этим объективным данным это вселяет во мне уверенность в то, что мы можем и должны выиграть арбитражный суд.

Правильно, что ушел

- У вас нет ощущения, что вы вовремя ушли, потому что, если бы вы остались, то весь новый скандал обрушился бы на вашу голову?

- Есть ощущение. Я об этом в открытую говорю, что, если бы я остался, я бы уже психологически точно не выдержал, потому что, ну, сколько это может продолжаться! Я неоднократно говорил в кругу своих близких и друзей, что я все-таки вовремя закончил с карьерой и это хорошо, потому что психологически мучиться, находясь в команде, на которую постоянно идет давление, - это уже не спорт, это борьба с ветряными мельницами, скажем так. Очень тяжело концентрироваться на тренировочном процессе, на соревновательном, когда есть какое-то давление со стороны.

- А как вы думаете, в связи с этими скандалами, пустят Логинова на Олимпиаду или нет?

- Это тоже не нам решать. Еще есть у нас время для маневров, для юридических маневров и здесь, конечно, все будет опять же зависеть от тех людей, которые будут представлять наши интересы и интересы Устюгова и других спортсменов в судах.

Депутатская доля

- Антон, многие читатели обрушивают свой гнев на наших функционеров от спорта… говорят, что плохо защищают наших спортсменов… А мне кажется, ну, что еще можно в этой ситуации сделать?

- Это больше догадки. Я тоже столкнулся с такой критикой: почему там Шипулин сидит в Госдуме и ничего не делает… Мы должны понимать, какие у нас есть реальные полномочия. Мы же не можем идти в суд и подавать иск против не зная кого, если на нас нет обвинения. То, что мы можем делать, это искать хороших юристов. Хорошо, что Евгения Устюгова в этом очень поддерживают бывшие руководители федерации биатлона Михаил Прохоров и Сергей Кущенко. Все, что делалось и делается, я вас уверяю, это максимум, и Минспорта на это обращает внимание, и наши комитеты Госдумы, которые постоянно говорят об этом. Но выше головы не прыгнуть и мы должны соблюдать процессуальные нормы. Все должно быть последовательно, как по дорожной карте. По-другому это не делается. Выходить с лозунгами – это тоже не вариант.

- В глаз дать!

- Ну, в глаз дать – это, конечно, русский менталитет, но мы, к сожалению, можем еще больше обострить ситуацию. К сожалению, такие методы не будут поощрены со стороны других государств, комитетов, комиссий и т.д.

- Антон, мы видели ваш депутатский рабочий график. У вас встречи одна за другой, никакой передышки. Скажите, это вы сами составляете? Почему он такой напряженный, вы что на Олимпиаду собрались?

- Во время предвыборной кампании я еще обещал людям и многие не верили, что мы начнем работать, если нас изберут, если нас поддержат люди, мы будем работать не меньше, чем в рамках предвыборной кампании и все свое свободное время посвящать избирателям. Сейчас вот мы подъезжаем к Меркушино. Здесь я проведу сегодня мастер-класс для ребят, пообщаемся. Это очень важно, когда есть обратная связь с людьми, которые живут даже в отдаленных населенных пунктах. Поэтому останавливаться мы не хотим, мы ставим цель как можно больше быть полезными для тех людей, которые за нас голосовали или не голосовали, но перед которыми мы должны постоянно отчитываться.

Один день из жизни депутата Шипулина.

Один день из жизни депутата Шипулина.