Звезды

Заслуженный художник России Роман Фашаян: «Донецк осчастливил мою семью - этот город послал мне порядочного зятя»

Мастер привез в столицу Республики свои лучшие скульптуры из бронзы и мрамора.
После экскурсии по городу художник побеседовал с «Комсомолкой»

После экскурсии по городу художник побеседовал с «Комсомолкой»

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

В Донецке проходит выставка работ Заслуженного художника России Романа Фашаяна. Мастер создает монументальные памятники, посвященные Великой Отечественной войне, ученым и государственным деятелям. Его работы можно увидеть во многих городах России. После экскурсии по городу художник побеседовал с «Комсомолкой».

Выбор дочери принял не сразу

– Ваши представления о Донецке совпали с реальностью?

– За короткое время я побывал во многих местах. Возложил цветы к памятнику освободителям Донбасса – у меня давно была эта мечта. Был и в парке кованых фигур, где находятся работы моих коллег. И только потом я попал в окрестности аэропорта. Одно дело, когда показывают все это по телевизору, но совершенно другое – увидеть своими глазами. Там же все разрушено! Очень грустно на все это смотреть.

– Вы ведь уже бывали в Донецке?

– Еще в 1973 году. Тогда я был еще мальчиком. Мой отец поехал в Полтаву и Кременчуг – в гости к своим однополчанам. Я поехал с ним. Тогда же мы заехали в Донецк. Я хорошо запомнил, что мы жили у одной местной бабушки. Она сварила борщ и сказала, что в настоящем борще ложка должна стоять! Еще черешню собирал здесь.

– Почти полвека прошло. У вас до сих пор связь с Донецком осталась?

– Этому есть объяснение. У меня дочка в 2014 году участвовала в организации Олимпийских игр в Сочи – была в команде управляющей компании. Она у меня владеет испанским и английским. Спустя несколько месяцев говорит мне: «Папа, я выхожу замуж». Я спрашиваю: «За кого?» Она, спокойно: «Он из Донецка. Мы еще на Олимпиаде познакомились». Я удивился: «Тебе больше делать нечего? Французы есть, испанцы, англичане, а ты из Донецка выбрала?» Она мне отвечает: «Папа, мы любим друг друга. Он завтра к нам в гости приезжает».

Гостей я люблю, встретили как полагается. Первое впечатление всегда самое верное. Мне он понравился – красивый и правильный парень. Поженили. И я безмерно благодарен Господу и Донецкой земле, что послали мне такого зятя – порядочного, честного, доброго, который очень любит мою дочку. Уважает меня, помогает. Я не ожидал этого, и поэтому для меня Донецк стал если не родиной, то тем местом, которое осчастливило меня и мою семью. Когда родилась внучка, я понял, что человек появляется на свет для того, чтобы увидеть своих внуков. Это такое счастье, которое невозможно описать.

– Почему не сразу приняли выбор дочери?

– Я думал, она дальше пойдет учиться. А что такое замужество? Кухня, домашние хлопоты... ни на что другое времени не будет. Но нет. Зять оказался таким человеком, который во всем ее очень поддерживает. Часто берет домашние хлопоты на себя, а ей говорит – учись. Она поступила в университет и уже окончила его.

Хочет вдохновлять на перемены

– Никто из вашего окружения не удивился вашему решению поехать в воюющий Донбасс?

– Когда собирался сюда ехать, некоторые меня спрашивали: «Ты куда собрался? Зачем?» В тот момент я даже не знал, что ответить. Сложно что-то объяснять человеку, который душой поддерживает Донбасс, а на деле задает такие вопросы. Вот я приехал и сделал выставку. Если мой приезд хотя бы одному человеку понравится, хотя бы чью-то жизнь изменит, я буду безмерно счастлив тому, что выполнил свою миссию. Может, кто-то художником станет, может, кто-то до этого курил или пил, а после бросит и начнет заниматься делом. На моем пути были такие случаи.

– Вдохновили кого-то изменить свою жизнь?

Однажды я рубил огромный камень. Рядом проходил мальчишка лет двенадцати. Подходит ко мне и говорит: «Дядя! Дай покурить». Я подозвал его к себе и объясняю: «Во-первых, я тебе не дядя. Во-вторых, не дай, а дайте, пожалуйста. А в-третьих, ты еще маленький, чтобы курить. Я не курящий и тебе не советую. Возьми и постучи по камню, как я. Я посмотрю, захочется ли тебе курить». Он постучал по камню, поработал немного. Глаза загорелись. Понравилось! Я говорю: «Вот видишь! Я эскизы сделал, потом из камня сделаю такие же фигуры, только больших размеров. Иди домой и вылепи что-нибудь из пластилина. Придешь ко мне, я тебе помогу из маленького камня сделать».

Спустя время пришла ко мне женщина и говорит: «Дайте я вас обниму. Мой сын из дома не выходит. Рисует, лепит что-то, но стесняется прийти к вам и показать». Я говорю: «Пусть приходит». Прошло лет пятнадцать. Встречаю его как-то, а он, оказывается, уже институт окончил, женился. Каждый раз, когда видит меня, благодарит. Говорит: «На всех праздниках в семье первый тост мы пьем за вас». Так что иногда искусство помогает изменить чью-то жизнь.

Работа «Памяти журналистам Донбасса»

Работа «Памяти журналистам Донбасса»

Работа «Памяти журналистам Донбасса»

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

«Я всегда был уверен в том, что журналистская профессия делает этих людей неприкосновенными. Фотоаппарат не может врать. И диктофон тоже. Вы показываете правду. И если воюющие стороны хотят увидеть правду, дайте журналистам показывать ее. И когда в Донбассе произошла трагедия: погибли российские журналисты – у меня это просто в голове не укладывалось. Я раз двадцать перематывал этот ролик. Кем же нужно быть, чтобы совершить подобное? Меня мучил этот вопрос. Тем, кто в этих ребят стрелял, - гореть в аду. Когда увидел этих журналистов, настоящих русских мужиков, которым еще жить бы и жить, доносить до людей праву, я захотел для себя увековечить это.

В мастерской я вылепил эскиз. Приехал журналист Сладков и говорит: «Я на этом месте два дня назад был. Как же вы сделали такую работу!» Ему очень понравилось. Я сказал, что сделал это для себя, что-то придумал, что-то увидел. После того как я отлил эту работу в бронзе, я полгода ее нигде не выставлял. Мне не хотелось лишний раз нагнетать. Народу и так тяжело. Меня переубедили. В первый раз я выставил ее в Симферополе. Столько народу было – тысячи людей ее посмотрели. Вот я и решил привезти эту работу сюда».

Работа «Китель друга»

Работа «Китель друга»

Работа «Китель друга»

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

«Я живу в Солнечногорске. У меня был друг – Борис Васильевич Воробьев. Ветеран Великой Отечественной войны, полковник. Мы с ним лет тридцать дружили. Он был разведчиком. Очень много мне интересных вещей всегда рассказывал. Пришел как-то к нему, а мне говорят: он умер. Мне было очень жаль, что мало с ним общался, хотя времени вместе проводили много. После смерти близких людей всегда есть ощущение, что можно было больше общаться. Я решил увековечить его память, но сделать это не как все. Не бюст, не скульптуру в полный рост, а что-то другое… Долго думал, как вдруг вспомнил одну деталь – китель с медалями, который он надевал только на День Победы. Я вылепил его и отлил в бронзе. Мои коллеги потом сказали: «Одной этой работой ты увековечил память всех ветеранов войны. Тут все сказано».

На этой работе я обычно вывешиваю четыре письма, которые Борис Васильевич отправлял с фронта своей маме. Сюда я их не привез – забыл в машине. Одно из этих писем без слез читать невозможно: «Трое суток ни воды, ни хлеба, мы сидим, ждем. Я вижу, как перед глазами падает снаряд и убивает моих же друзей...» Для меня он - настоящий герой.

Я посвятил эту работу лично ему. Первый раз я выставил ее в центре городе. Толпы людей стояли там, сын даже сфотографировать ее не смог. Многие плакали».

Работа «Дети войны»

Работа «Дети войны»

Работа «Дети войны»

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

«В целом все мои работы с каким-то событием связаны. Пока я через себя все не пропущу, не смогу ничего сделать. «Дети войны» – для меня одна из особенных работ. Та маленькая девочка, с поднятой головой, единственная выжила. Есть такой город - Высоковск. Когда немцы отступали, мальчик пошел в лес за хворостом и увидел нашего раненого солдата. Мальчик позвал друзей, и эти дети попытались спасти солдата. Немцы это увидели и застрелили всех – и детей, выжила одна только девочка. Мне в Высоковске лет десять назад эту историю бабушка рассказала. Меня этот рассказ поразил, и я решил сделать такую работу. Ведь дети тоже внесли лепту в Победу. Композицию из нескольких фигур сложно сделать так, чтобы она со всех сторон хорошо смотрелась».

Работа «Беженцы 1941 г. Украина. Полтава»

Работа «Беженцы 1941г. Украина. Полтава»

Работа «Беженцы 1941г. Украина. Полтава»

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

«Когда в 1973 году мы ездили в Кременчуг, хозяйка дома, в котором мы жили, рассказала, как в войну мать с пятью детьми ушла в никуда. Я в институте преподаю, спрашиваю у студентов: «Вы смогли бы хоть один день без телефона прожить? Нет. А представляете, люди вообще без ничего ушли просто в никуда». Я хотел назвать эту работу «Спаси, мама». Обязанность матери - спасти детей, а когда вкруг стреляют, убивают, жгут, насилуют, как ей выжить самой и еще детей спасти? Это очень сложно. Я эту работу сделал в 2005 году. Впервые выставил в 2015-м и понял, что сейчас все повторяется. Не учатся наши враги на ошибках, они их повторяют».

Работа «Ком в горле»

Работа «Ком в горле»

Работа «Ком в горле»

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

«Это огромная история. В детстве я, как и все советские мальчишки, любил играть с другими ребятами на улице, во дворе. У нас был сосед - дядя Володя. Мне запрещали к нему во двор ходить, нас всех к нему не пускали. Он курил, пил, матерился, но хорошо играл на гармошке. И вот однажды он рассказал мне свою историю – сам он детдомовский, ни жены, ни детей у него никогда не было. Так у него вся жизнь и прошла. Умер в одиночестве. С тех пор прошло уже пятьдесят лет, но я об этом человеке часто вспоминал. И только в позапрошлом году сделал эту работу. Может, он не очень похож на настоящего дядю Володю, но я вылепил его по памяти, каким его запомнил.

Он мне много интересных вещей рассказывал, я не все помню, потому что прошло очень много лет. Всегда, когда от него возвращался домой, от меня несло табаком, и родители понимали, что я был у дяди Володи, и ругали меня. Вот ведь как выходит – русский мужик, сильный, здоровый, родителей своих не помнил, любви материнской не видел, ни женской любви не познал, ни радости отцовства... пришел в этот мир, освободил нас и ушел в тот мир. Он же не хотел такую жизнь прожить, так получилось. Война - это не только победа, медали, подвиги, но и такие вот изломанные судьбы. Он всегда, когда рассказывал, запинался иногда, словно у него ком в горле – поэтому я так и назвал эту скульптуру».

Работа «Мамины руки»

Работа «Мамины руки»

Работа «Мамины руки»

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

«Я целый год искал женские руки, которые увековечили бы память о тех женщинах, труженицах, создававших и восстанавливавших нашу Родину – Советский Союз. Мужики-то вернулись с войны инвалидами, больными и уставшими, а женщины за пять лет все отстроили и восстановили. Мне нужны были такие вот – особенные - руки. К бабушкам подхожу, прошу - покажите руки, а они мне: вон сколько молодых, проси их. Я им говорю: «Бабуль, они еще жизнь не прожили, мне именно такие, как у вас, нужны». В итоге я создал такой собирательный образ. Когда в детстве мама гладила меня, боль утихала. Что-то есть особенное в материнских руках… Низкий им всем поклон».

Посетить выставку «Защитникам Русской земли» заслуженного художника России Романа Фашаяна в художественном музее «Арт-Донбасс» жители Республики смогут до 21 марта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Донецкий диетолог Людмила Денисенко: Кем вы будете в 45 - бабой-ягодкой или Бабой Ягой - зависит только от вас

«Комсомолка» узнала секреты, как с годами не потерять интерес к жизни и остаться привлекательными (Подробнее...)