Общество

Испытано на себе: как я в море ушла, похудела и миллион «нашла»

Рабочий «круиз» на плавбазе «Всеволод Сибирцев» длиною в 10 месяцев разделил жизнь журналиста на «до» и «после»
Привыкнуть к жизни на судне довольно просто, намного сложней привыкнуть к работе. ФотоГК «Доброфлот»

Привыкнуть к жизни на судне довольно просто, намного сложней привыкнуть к работе. ФотоГК «Доброфлот»

Часть 1

История девушки-журналиста, которая оставила на берегу квартиру, котов, работу и ушла в море на 10 месяцев рыбообработчицей. С какими трудностями на плавучем заводе в открытом море пришлось столкнуться человеку слова, привыкшего работать на компьютере в офисе? Каково это – обрабатывать рыбу и закатывать консервы по 12 часов в сутки человеку, привыкшему работать на компьютере в офисе? Можно ли в море стать богатым? Об этом читайте в серии репортажей «испытано на себе» журналиста, фотографа и рецензента культурных событий Ксении Третельницкой, которая в прошлом году устроилась матросом-рыбообработчиком на плавучий завод «Всеволод Сибирцев» компании «Доброфлот». О всех тяготах трудоустройства на судно читайте здесь.

Итак, я на плавбазе… Привыкнуть к жизни на судне довольно просто, намного сложней привыкнуть к работе. Нужна огромная сила воли и выдержка, чтобы изо дня в день заниматься монотонным трудом, стоя на ногах. И лишь спустя три месяца начинаешь втягиваться в такой режим, который здесь называют «днем сурка». Ничего не меняется, кроме корабельных интриг, сплетен и меню в столовой. Но об этом позже.

«Медовый» месяц

Май на плавбазе прошел почти как на курорте - солнце, море и небольшая качка. В отличии от многих, «морская болезнь» обошла меня стороной. К работе мы еще не приступили, поэтому я, размахивая фотоаппаратом как заправская туристка, фотографировала все, что было можно. А можно было только снаружи, в цехах любая съемка запрещена.

Май на плавбазе прошел почти как на курорте - солнце, море и небольшая качка

Май на плавбазе прошел почти как на курорте - солнце, море и небольшая качка

Фото: Ксения ТРЕТЕЛЬНИЦКАЯ

Основная проблема, с который ты сталкиваешься в первые дни на судне, это понять, что происходит, куда бежать и как все устроено. На это есть время - так называемый «переход» до промысловой зоны. Он занял чуть больше недели после выхода из порта. За остаток месяца я успела изучить судовое расписание, привыкла к режиму, запомнила маршруты от каюты в пищеблок, на палубу, в цеха. Кстати, во время перехода и подготовки к приему рыбы никому не дали прохлаждаться – нас отправили на хозяйственные работы и на дежурства по пожарной безопасности. Но по сравнению в тем, что нас ждало впереди – это были цветочки. Я так потом и называла первый месяц «медовым» - как у молодоженов. Он дается на притирку и знакомство с новыми коллегами, а вернее соседями. Ведь нам всем предстоит жить такой вот рыбацкой общиной почти год.

Отдых на палубе

Отдых на палубе

Фото: Ксения ТРЕТЕЛЬНИЦКАЯ

Нижняя шконка и разные смены

Расселением экипажа занимается учетчица. Женщин селят в каюты по двое, мужчин вчетвером. Тем, кто остался с прошлого рейса и был на хорошем счету, дают преференции – они могут сохранить за собой прежние каюты. Они действительно козырные по сравнению с тем, что достались другим. Например, мне. Да и наличие соседки меня абсолютно не радовало, но пришлось смириться – не в отель заселяюсь.

Плавбаза ночью

Плавбаза ночью

Фото: Ксения ТРЕТЕЛЬНИЦКАЯ

- Держи ключ, иди сразу в каюту, чтобы занять нижнюю шконку. А то соседка опередит, - предупредила учетчица, выделяя каюту на корме.

Шконкой на судне называют кровать. И занять нижнюю хотят все. Постоянное лазание наверх под потолок требует чуть ли не навыков альпиниста. Но те, кому волею судеб достался верхний ярус, к концу рейса залетают туда мухой за считанные секунды.

Все матросы-обработчики делятся на две смены – одна выходит в день, другая в ночь. Но соседей по каюте никогда не ставятся в одну смену. У каждого должно быть время побыть наедине, иначе поубивают друг друга через 3-4 месяца. Дело в том, что, несмотря на самые дружеские отношения, которые только могут быть, за 10 месяцев в море даже самые закадычные друзья становились врагами. Исключение составляют лишь семейные пары – их селят вместе. Но история «Сибирцева» знает нимало случаев, когда семьи распадаются и на берег «супруги» сходят уже с другими партнерами. Сказывается замкнутое пространство, невозможность уединения и тяжелая работа.

Перегрузка рыбы на борт плавбазы

Перегрузка рыбы на борт плавбазы

Фото: Ксения ТРЕТЕЛЬНИЦКАЯ

- Девочки, вы же потом сами скажите нам «спасибо» за то, что мы вас в разные смены разводим, - объясняют учетчицы. – Столько раз уже через это проходили. Сначала все хорошо, потом бегут и просят, чтобы их расселили, потому что готовы глаза друг другу выцарапать. Не переживайте, успеете между сменами и чай попить, и посплетничать.

Перегрузка сырца

Перегрузка сырца

Фото: Ксения ТРЕТЕЛЬНИЦКАЯ

Сайровая путина

Через месяц пришла первая рыба… И каждый день в 7.00 утра по судну началось разноситься громогласное: «Заступающей смене подготовиться к обработке сырца». Первой по промысловому заданию оказалась сайра. Это самая адская работа за все 10 месяцев на борту. Особенно для той смены, которая работает в день. Дело в том, что сайру ловят только ночью на специальные световые ловушки. Пойманную рыбу перегружают на судно около 4:00 утра. Поэтому ночной смене удается иногда отдохнуть, тогда как дневная загружена под завязку.

Нас всех поделили на две смены, мне не повезло – я попала в день. Определили меня на машину для механической разделки рыбы. Я должна закладывать рыбу в ячейки движущейся ленты, где машина потом обрезает голову и хвост. Каждый день – это экзамен на разряд. Чем больше заложишь рыбы в ленту за 2 минуты, тем он выше. И влияет на зарплату. Именно на сайре я пережила все стадии принятия неизбежного. После первого дня обработки меня мучал только два вопроса: «Как можно в таком режиме провести почти год без выходных?!» и «Я здесь умру?». Но потом привыкла, куда-то ушла лень и появилась сноровка. Если сначала руки-крюки на экзамене закладывали за 2 минуты не больше 120 рыб, то через пару месяцев я уже деловито метала на ленту до 200 тушек.

Рыба на обработку. Фото: ГК «Доброфлот»

Рыба на обработку. Фото: ГК «Доброфлот»

Сайра всем далась очень тяжело – 1,5 месяца мы с ней возились. За это время быстро привыкаешь к запаху рыбы и перестаешь его замечать вовсе. Зато начинаешь замечать боли в спине, да ещё какие. Пришлось впервые обратиться в лазарет. Спиной маятся в основном новички. И тут хочется сказать огромное спасибо врачу Виктору Трухно, который 6 лет подряд сопровождает экипажи «Всеволода Сибирцева». Укол противовоспалительного и перцовый пластырь помогли мне забыть о спине.

- После смены гуляйте по палубе хотя бы полчаса. Вы все время стоите на ногах, а ходьба поможет разогнать кровь в организме. Будет полегче, - советует доктор.

Так как погулять не всегда получалось, я начала во время работы раскачиваются на ногах – как маятник. Многих это раздражало, но спина больше у меня не болела.

Японские шхуны

Японские шхуны

Фото: Ксения ТРЕТЕЛЬНИЦКАЯ

День сурка

Прошли месяцы… День за днем - крики мастеров, шум машин и нескончаемое количество рыбы перед глазами. Это наш судовой день сурка. Рабочее время тянется очень медленно. Бывалые помогли советом – мол, начни мысленно делать то, что очень давно хотела. Кто-то на процессе закладки рыбы буквально занят ремонтом - и обои переклеивает мысленно, и ламинат стелит. Я планировала путешествие в Италию – все до мельчайших подробностей. Так время реально шло быстрей, и бонусом оставался обдуманный план действий.

В рейсе многие «старички» стараются поддержать новичков, подбодрить. Тебя начинают уважать, если ты стараешься, не ноешь и не сбегаешь на первом же перегрузе. Нытиков тут не любят, тяжело всем.

- Главное, сайру пережить! А там легче будет. Иваси вообще фигня! Ее и закладывать проще и паузы будут в работе. Пока поймают, привезут, - успокаивают «старенькие», глядя в мои испуганные глаза. И если глаза закрыть, то в темноте перед ними все равно стоит рыба.

ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Испытано на себе: как я в море ушла, похудела и миллион «нашла»

Рабочий «круиз» на плавбазе «Всеволод Сибирцев» длиною в 10 месяцев разделил жизнь журналиста на «до» и «после» (подробности)