2020-04-29T12:23:51+03:00

Как при помощи гамма-ножа удаётся оперировать сложнейшие опухоли с ювелирной точностью

О молодом, но очень эффективном направлении радиохирургии Мария Баченина говорит с членом-корреспондентом Российской академии наук, профессором Андреем Голановым

Как при помощи гамма-ножа удаётся оперировать сложнейшие опухоли с ювелирной точностью

00:00
00:00

М. Баченина:

- Здравствуйте, друзья. Это «Здоровый разговор», у микрофона Мария Баченина. Сегодня у нас в гостях центр «Гамма-нож», деловой центр нейрохирургии. И в студии «Комсомольской правды» член-корреспондент Российской академии наук, профессор Андрей Владимирович Галанов, и научный консультант центра «Гамма-нож». Здравствуйте, Андрей Владимирович, добро пожаловать.

А. Голанов:

- Добрый день.

М. Баченина:

- Хотелось бы разобраться со всей этой научной многоэтажкой. Это же все-таки очень важно, потому что мы все болеем, и рано или поздно нам надо понимать, к какому врачу идти, в какой центр обращаться. В этом году центр «Гамма-нож» и отделение радиологии и радиохирургии Института нейрохирургии им. Бурденко отмечают свое 15-летие. Стереотаксическая радиохирургия началась именно здесь.

Хотелось бы начать с общего. Что было самым сложным, и что вам больше всего запомнилось за 15 лет работы?

А. Голанов:

- Сложно сказать, что было самым сложным. Наверное, самое сложное было здесь, с одной стороны, получить необходимые знания, образование. Потому что это действительно было новое направление, пионерами которого мы являемся в нашей стране. Здесь очень важны также, кроме знаний, просто немножко другие установки внутренние, немножко поменять мировоззрение. Дело в том, что в мире сейчас действительно в основном, и «Гамма-нож», этот прибор, был создан нейрохирургом для нейрохирургов. И им занимаются, конечно, вместе с медицинскими физиками, конечно, вместе с онкологами, но нейрохирурги. В нашей стране мы пошли таким же путем. Благодаря инициативе академика Коновалова, директора в то время нашего Института нейрохирургии им. Бурденко, было создано такое отдельное отделение. На основе того отделения, которое было раньше (отделение радиологии), был сделан акцент именно на развитии стереотаксического облучения. То есть речь идет о том, что техника все время развивается, и с помощью этой современной техники мы могли очень точно облучать те или иные образования, те или иные патологии.

С чего началась радиохирургия в мире, так и в нашей стране, именно с нейрохирургии. Такое мировоззрение и подход нейрохирургический, перенести его на использование радиационной техники. Мы вместо ножа использовали очень точно сфокусированную ионизирующую энергию, и уже без вскрытия, без трепанации, без разрезов, под местной анестезией, как правило, потому что мы фиксируем нашу раму к коже пациента, проводить данное лечение.

Член-корреспондент Российской академии наук, профессор Андрей Голанов в гостях у Радио «Комсомольская правда».

Член-корреспондент Российской академии наук, профессор Андрей Голанов в гостях у Радио «Комсомольская правда».

М. Баченина:

- Мне бы хотелось узнать (не хочу, чтобы выглядело это цинично) самые интересные, с точки зрения медика, естественно, патологии, с которыми вы работали. И сколько пациентов прошло?

А. Голанов:

- Надо отдать должное, что мы начинали с нейрохирургии, но сейчас методы радиохирургии используются не только в нейрохирургии, но и в общей онкологии, и при лечении патологии спинного мозга, и легких, и печени.

М. Баченина:

- То есть вы проложили дорогу.

А. Голанов:

- В стране у нас. Будем честными, у нас в стране. Конечно, мы повторяем то, что уже было сделано в мире. Мы не просто облучаем. Есть стандартный, рутинный курс облучения, который продолжается, как правило, полтора месяца, как правило, это небольшая доза за фракцию, и мы постепенно накапливаем эффект. Суть радиохирургии в том, что мы за одну фракцию (сейчас еще новое направление – гипофракционирование, когда несколько фракций) высокую дозу подводим с еще большей точностью. И если точность, доступная стереотаксическому методу в нейрохирургии, это миллиметр, здесь мы говорим уже о долях миллиметра. Точность еще больше увеличилась благодаря тому, что мы занимаемся применением ионизирующей энергии, и при этом мы должны не только точно и агрессивно воздействовать на патологическую ткань, но и сохранить прилегающие ткани.

М. Баченина:

- Это же самая большая проблема для онкологии в целом. Я как обыватель понимаю обще, что онкологию лечат любого толка, ее лечат, остальное калечат – дальше разберемся, когда спасем пациента. А здесь, получается, точечный прицел, ювелирная точность.

А. Голанов:

- Совершенно верно. Но и время диктует свои правила. Если раньше для той же нейрохирургии было важно что? Извините, пациент пережил операцию, это хорошо. Какие-то проблемы – лицевой нерв, невринома, но зато жив. Сейчас все по-другому. Качество жизни – это прежде всего.

М. Баченина:

- Дороже, чем сама жизнь?

А. Голанов:

- Нет. Но качество жизни пациента при любом прогнозе мы ставим в первую очередь. Конечно, спасти жизнь – замечательно, но радиохирургии, надо отдать должное, и вообще стереотаксическое облучение, оно в основном поддерживает то, что можно, и создает предпосылки для увеличения продолжительности жизни с сохранением ее качества.

М. Баченина:

- Андрей Владимирович, а стало ли больше спасаться жизней благодаря этой новаторской технологии? Правда, эта новаторская технология отмечает 15 лет. 15 лет нейрорадиохирургии в России.

А. Голанов:

- В «Гамма-ноже» мы пролечили уже больше 7 тысяч пациентов, почти 8 тысяч пациентов за эти годы.

М. Баченина:

- В прошлом году у вас появилась последняя модель «гамма-ножа» - «Айкон». И на сегодняшний день она единственная, которая действует в России. Какие возможности для пациентов открыла эта новая модель? И имеет ли теперь значение размер новообразования и количество очагов?

А. Голанов:

- Конечно, показания расширились. Размер и количество очагов имеет значение. Для количества очагов «Айкон» дает немножко больше возможностей, потому что там немножко другая система планирования, но она соответствует и предыдущим моделям. И на самом деле количество очагов, которые можно облучать за один раз, это вопрос для широкой дискуссии. У нас опыт облучения – было больше 40 очагов. У наших японских коллег опыт облучения 80 очагов. У нас есть пациентка, которая, слава богу, жива до сих пор и в хорошем состоянии, которой мы облучали 120 очагов, правда, за несколько сеансов. Здесь, конечно, перспективы очень большие. Но здесь очень важно соотнести не просто количество очагов, но и общее состояние пациента. И надо понимать, что это не лечение ради лечения. Если мы видим, что у человека поражен головной мозг, даже множественными очагами, мы беремся за это лечение и стараемся ему помочь.

Член-корреспондент Российской академии наук, профессор Андрей Голанов и ведущая Мария Баченина говорят о развитии радиохирургии в России.

Член-корреспондент Российской академии наук, профессор Андрей Голанов и ведущая Мария Баченина говорят о развитии радиохирургии в России.

М. Баченина:

- Спасибо вам большое. Знаете, очень много новой и, главное, интересной информации, полезной, я уверена, для огромного количества людей сегодня прозвучало. Друзья мои, я считаю, что очень правильно сейчас будет назвать контактные данные компании. Давайте я начну с сайта, там вся информация есть, она аккумулирована. Итак, lgk-russia.ru. Телефон 8-495-150-27-27. И адрес: Москва, 1-й Тверской-Ямской переулок, 13/5.

Конечно же, нужно назвать самую клинику – Центр «Гамма-нож». И нашего сегодняшнего гостя. Это член-корреспондент Российской академии наук, профессор Голанов Андрей Владимирович.

Спасибо вам огромное.

М. Баченина:

- Спасибо вам за внимание.

Имеются противопоказания. Проконсультируйтесь у специалиста.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия+7 (423) 230-22-52+7 924-000-10-03
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ