Общество1 августа 2020 1:00

Алексей Чекунков: Хорошо, когда российский капитал работает на развитие проектов в России

Гендиректор ФРДВ рассказал о постпандемических мерах поддержки малого и среднего бизнеса
Гендиректор ФРДВ расскащал о постпандемических мерах поддержки малого и среднего бизнеса

Гендиректор ФРДВ расскащал о постпандемических мерах поддержки малого и среднего бизнеса

Фото: ТАСС

Генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока и Арктики рассказал порталу «Твой Дальний Восток» о том, как Фонд при поддержке бизнеса в разгар пандемии смог организовать поставку на Дальний Восток медицинских изделий первой необходимости, о постпандемических мерах поддержки малого и среднего бизнеса, а также о том, почему в привлечении инвестиций нужно делать ставку на российский капитал.

- Как удалось реализовать программу помощи Дальнему Востоку во время пандемии?

- Когда возникла задача для всей страны – помочь медикам со средствами индивидуальной защиты, мне позвонил мой руководитель Юрий Петрович Трутнев и спросил: «Алексей Олегович, а это вообще возможно»? Вопрос абсолютно оправданный: граница была закрыта, а значительная часть необходимого производится в Китае. Кроме того, производители говорили, что очередь на некоторые позиции была до января 2021 года. Мы сразу решили: если надо – будем по-пластунски через границу ползти, но

и тащить все на себе. Риски были сумасшедшие, потому что абсолютно все пришлось покупать по предоплате. В итоге все приехало. Радует еще одно - когда мы пустили призыв о помощи среди крупных компаний, работающих на Дальнем Востоке, они откликнулись. И 80% средств, потраченных на медицинские материалы – это деньги бизнеса. Всего на этот проект было потрачено около 1 млрд рублей.

- Что с проектами, которые реализуются с поддержкой Фонда?

- В октябре 2019 года начал работать новый терминал внутренних линий аэропорта «Хабаровск», который мы финансировали вместе с ВЭБом. Сейчас планируем начинать финансирование строительства международного терминала. На Находкинском судоремонтном заводе состоялась закладка новых краболовов. Фонд пока не стал партнером этого проекта, но после комплексной экспертизы, которую мы проводим, мы очень рассчитываем войти в число крупных финансирующих институтов, работающих со стратегически важной отраслью для Дальнего Востока – с промышленным судостроением. Фонд высоких технологий, в котором ФРДВ выступает одним из партнеров, продолжил инвестировать в компании, работающие в сфере телемедицины и бионики.

- Одним из направлений деятельности фонда является поддержка малого и среднего предпринимательства (МСП). Будет ли меняться эта программа в связи с пандемией?

- Мы запустили программу льготного кредитования, по ней предприниматели могли брать кредиты под 9-10% годовых. Но началась пандемия, и многие заемщики вынуждено приостановили бизнес. Нам стало понятно, что наших ресурсов дл решения этой проблемы не хватит. И по совету-запросу одного из новых молодых губернаторов, моего хорошего товарища Владимира Солодова (врио губернатора Камчатского края – ред.), мы нашли такую нишу, которая, как нам кажется, при небольших инвестициях будет крайне востребована. Это помощь предпринимателям в переходе в онлайн. Мы создали портал для помощи предпринимателям Дальнего Востока по переводу бизнеса в онлайн. Фактически, это бесплатный Интернет-магазин. Кроме того, каждый предприниматель получит купоны на онлайн-продвижение на сумму примерно в 53 тысячи рублей.

- До пандемии фонд активно вел работу с иностранными инвесторами. Сейчас ситуация меняется? Коллеги из стран Азии готовы работать?

- Да, мы активно работали с Китаем, Японией, Кореей. Но необходимо помнить, что мы очень ресурсообеспеченная страна с большим образованным населением. И самые успешные страны сначала достигали хорошего уровня самостоятельно. И приглашали иностранных партнеров только в тех случаях, когда нет технологий, либо когда необходимы экспортные рынки. Такие громадные как, например, китайский. Я бы сделал ставку, в первую очередь, на российский бизнес, который сам способен реализовывать проекты мирового класса. Нам иностранцы нужны в качестве поставщиков и подрядчиков в тех случаях, где у них есть конкурентоспособные мировые технологии, а также в качестве рынков сбыта. Я не инвестиционный националист. Но лучше же, чтобы российский капитал работал на развитие российских проектов, создавал здесь предприятия и добавленную стоимость, чем зарубежные банки будут кредитовать зарубежные компании, чтобы они у нас создавали добавленную стоимость для своих акционеров. Везде, где мы можем быть самодостаточными, нам нужно быть самодостаточными.

- Каким капиталом располагает фонд? Сколько проектов за время работы фонда было профинансировано? Перспективные проекты на 2021 год, над которыми вы работаете?

- Капитал фонда составляет 81 млрд рублей. Сейчас ведем 20 проектов. До конца года должны одобрить еще 5-6. Весь капитал фонда проинвестируем до конца 2021 года. Цель по инвестициям фонда – порядка 20 млрд рублей в год, которые распределяются в 5-7 проектов. На каждый рубль, который вкладывает фонд, частный инвестор и банки вкладывают еще 5-10 рублей. Фактически весь объем проектов, которые реализованы с поддержкой фонда - уже более 500 млрд рублей. Мы выходим в новые сложные и стратегически важные ниши - высокие технологии. Создали вместе с Роснано и Российской венчурной компанией Дальневосточный фонд высоких технологий, который уже инвестировал в шесть проектов, и еще четыре - в работе. Активно развивается и сфера разработки твердых полезных ископаемых и повышения степени их переработки. Так, группа «Колмар» получила от нас 4 млрд рублей и производит миллионы тонн угля в год.

- В чем главные проблемы Дальнего Востока, и как их можно решить?

- У всего есть прошлое, у всего есть будущее. У Дальнего Востока прошлое в основном военное и ресурсное. Дальний Восток осваивался Советским Союзом как восточная граница, буфер, база флота и территория добычи полезных ископаемых. Владивосток был закрытым портом. При этом Азия во второй половине 20 века начала стремительно развиваться. Япония чуть раньше «выстрелила». Но реальную революцию совершил рост Китая, который из аграрной и отсталой державы с экстремальной бедностью вдруг превратился в крупнейший мировой финансовый центр. Вдруг Дальний Восток стал границей между Россией и этим экономической динамо-машиной. Поэтому наша общая задача сейчас – понять этот регион не только рубеж обороны, но экономический фронтир. Это территория, где нужно создавать новые предприятия, нужно становиться богаче. Я радуюсь каждому новому терминалу, заводу, предприятию - потому что это близко к рынкам сбыта, здесь налажена морская логистика. Конечно, в рамках одного поколения психологию людей не изменить: нельзя так быстро превратиться из «солдат» в «предпринимателей». Но я абсолютно убежден, что дальневосточники – на самом деле, лучшие предприниматели в России. Плохо лишь то, что некоторые самые энергичные из них «всплывают» в Москве, в Питере и в других городах. Бизнес растет, они стремятся туда, где рынки, где капитал. Но развитию Дальнего Востока не сможет помещать уже ничто: в Японии, Корее и Китае видят, как развиваются дальневосточные города России. Владивосток станет центром взаимной торговли и инвестиций с азией. Я преисполнен оптимизма и уверен, что Дальний Восток будет самой прогрессивной в смысле бизнеса, предпринимательства территорией в стране.