2016-08-24T02:19:52+03:00

Дельфины на стройке, киты на помойке

Злоключения морских млекопитающих в Приморском океанариуме и бухте Чажма
Поделиться:
Комментарии: comments14
Океанариум на Русском острове, еще не открывшись, обрел дурную славуОкеанариум на Русском острове, еще не открывшись, обрел дурную славу
Изменить размер текста:

Грянувший в конце прошлого года скандал по поводу Приморского океанариума-долгостроя потянул за собой череду уголовных дел, прокурорских проверок и официальных сообщений о миллиардных растратах, хищениях, арестах. В потоке громких новостей всплыла анонимка от «сотрудников Океанариума ДВО РАН». В ней, можно сказать, впервые сказали миру о том, что уже несколько лет во Владивостоке, на острове Русском и фактически на стройплощадке в прямом смысле выживают животные - дельфины, белухи, моржи и прочие обитатели морей-океанов.

Приведенные «неподписантами» факты гибели шести морских млекопитающих, а также (без счета) рыбок и рыб всколыхнули Владивосток. В интернете объявили сбор подписей под петицией в защиту несчастных «жильцов недостроя» – ее подписали около трех тысяч человек.

И случилось чудо. Нет, океанариум так до сих пор и не сдан. Более того, на острове Русском, на мысе Житкова сегодня не происходит решительно ничего. Стройка должна была завершиться еще в 2012 году, к саммиту АТЭС. Но уже год как замерла. Сегодня тут ждут – не дождутся нового генподрядчика. Обозначен очередной срок сдачи сооружения. Как говорят сотрудники, «мы вынуждены считать, что стройка закончится к концу текущего года».

Чудо однако в том, что амбициозный, во многом уникальный проект и еще совсем недавно наглухо закрытый режимный объект, Приморский океанариум вдруг рассекретили, распахнули настежь ворота на КПП. Научное руководство принялось активно демонстрировать имеющийся в наличии позитив и опровергать «лживые» доводы анонимщиков.

Журналистов привели в океанариум и показали, что не все так плохо, как говорят злые языки

Журналистов привели в океанариум и показали, что не все так плохо, как говорят злые языки

«День открытых зверей»

Мне удалось побывать в «секретной зоне» еще прошлым летом - за несколько месяцев до скандалов. В тот день в океанариуме отключили электричество - за долги. Пока чинили аварийный дизель-генератор, пока ездили закупать топливо… Задохнувшуюся без кислорода рыбу потом паковали в мешки.

В тот же день в одном из бассейнов НАКа (научно-адаптационного корпуса) погибал дельфин. Афалина Флори была гордостью океанариума: исполняла трюки перед VIPами, была готова выступать в любом водном шоу. Ветслужба, тренеры, биологи спасали Флори круглыми сутками. Но увы, дельфина не стало.

И теперь мы идем гуськом за заместителем директора океанариума Вадимом Серковым и спрашиваем его, а правда ли, что в бассейн с привезенными из Японии афалинами однажды, перепутав шланги, едва не залили соляную кислоту? Правда ли, что, как пишут анонимы, ныне арестованный руководитель дирекции строительства Андрей Поплавский возил в океанариум гостей и устраивал им купания с дельфинами?

- Купания отдельных, так скажем, не наших людей… - Морщится, как от боли, Серков. - Когда мы узнали об этом, просто в ужас пришли. Был разговор с Поплавским о том, что подобное недопустимо. Не исключено, что во время этих купаний в бассейн с афалинами и попала инфекция.

Переходим в следующий зал, к моржам. Верней, к одинокому моржу Мише. Его многотонная подружка Тора, еще недавно живая и невредимая, погибла при иных, не менее странных для режимного объекта обстоятельствах. Нырнула в бассейн, обнаружила в воде необычный предмет – веревку, сантиметров 30 длиной, и срочно ее проглотила.

- Мы не знаем, кто, кроме тренеров и ветслужбы, заходил в клетку к моржам и кто оставил в воде опасный предмет, - комментирует очередное ЧП наш проводник. - Корпус еще не сдан. Мы не в состоянии проконтролировать всех посторонних.

За следующей дверью томятся в неволе два сивуча – Айк и Дин. Их привезли в океанариум еще детенышами три года назад. У каждого своя история спасения. Но разве три года за решеткой - жизнь?

Айк и его тренер Владимир Маслов продемонстрировали нам несколько трюков. Дин в это время метался по клетке, нырял в бассейн, недовольно сопел и рычал. Он, как трудный подросток в семье. Его первый тренер Лариса Марченко заходила к нему, надев на ноги хоккейные щитки. Обиженный жизнью, Дин больно кусал исподтишка. Второй тренер, Юрий Кравченко, тоже умел найти с сивучем общий язык. Но классные специалисты ушли. Кроме них никто не знает подходов к «трудному» зверю. Что ждет беднягу Дина? Заключение о профнепригодности? Передвижной зоопарк?

Условия жизни животных не сильно отличаются от условий в любых других подобных заведениях

Условия жизни животных не сильно отличаются от условий в любых других подобных заведениях

Да что там сивуч. Что ждет океанариум? Сразу после публикации анонимки краевая прокуратура, совместно с природоохранной и Россельхознадзором, начали проверку. Кто виноват в гибели животных и рыб? Кто заморил ценных осетровых, налив вместо пресной морскую воду? Кто отвечает за неисправности автономных систем безопасности? Есть ли в пробах воды из бассейнов, где держат дельфинов и прочих животных, опасная инфекция - золотистый стафилококк и синегнойная палочка (сведения широко растиражированы в СМИ, но пока не подтверждены официально)? Если все подтвердится, пиши пропало, намекает прокуратура. Будет введен не океанариум, а комплексный карантин плюс тотальная дезинфекция.

Вот тебе и «день открытых зверей».

Концлагерь для белух

Скандал под названием «Приморский океанариум» всколыхнул и одного его бывшего сотрудника, врача ветслужбы Евгения Тагильцева. Заметим, Тагильцев сегодня единственный, кто говорит о проблемах открыто, не анонимно.

Уволенный из океанариума, опальный ветеринар пытается в свою очередь всколыхнуть общественность злоключениями морских обитателей долгостроя и утверждает, что проблема значительно шире: у животных Приморского океанариума хватает товарищей по несчастью.

Тут необходимо сказать, что до недавнего времени океанариумов в России было – раз, два и обчелся. Сегодня их количество прибывает со скоростью цунами. Владивосток, Москва, Санкт-Петербург… Плюс десятки передвижных, «бродячих» и «плывучих» коллективов с надувными бассейнами и шатрами, делающих деньги на шоу с участием дельфинов, белух, моржей и других ластоногих.

Дельфинов везут в Россию и другие страны, как правило, из Японии, из южного городка на берегу бухты Таиджи (в Приморский океанариум дельфинов доставили, кстати, именно оттуда). Свою скандальную славу городок Таиджи приобрел после выхода в свет документальной ленты «Бухта», рассказавшего про массовый отлов и истребление дельфинов в Японии. Несколько лет назад этот фильм получил премию «Оскар».

Белых китов (белух) мы добываем сами – в Охотском море, по квотам Росрыболовства. Тагильцев рассказывает, как это делается:

- Нанятая гоп-бригада ждет сезонного подхода белух на мелководье. Выходит в море на плоскодонных лодках-байдах. Перегораживают сетками выход из бухты, стучат палками по бортам лодок и гонят перепуганных животных к берегу.

Похоже, так и есть: видео подобной «охоты» несложно найти в интернете.

Добывать белых китов могут все, кому не лень – государственной монополии на этот вид нет. Одна из наших российских баз отлова находится близ северной оконечности Сахалина, на островах Чкалова и Байдукова. Несколько лет назад здесь был дан старт общероссийской научной программе «Белуха – белый кит». Ее куратор – Институт проблем эволюции и экологии им. А.Н.Северцова РАН. На сайте проекта говорится:

«Помимо чисто научных целей программа преследует научно-популярные, образовательные и социальные задачи. Проект предусматривает проведение просветительской работы среди местного населения…»

Если бы это заявление прочли жители приморского поселка Дунай (расположен на юге Приморья в двухстах км от Владивостока), не поверили бы ни слову.

КПП, охрана, ворота на замке, забор, злые собаки. Мы идем в обход, морем, по льду, чтоб увидеть тех, кого столь усердно здесь охраняют – белых китов (белух). Их доставили в поселок Дунай полгода назад, с островов – тех самых - Чкалова и Байдукова.

Бетонный пирс. Рядом с ним, в полусотне метров от берега – три тесных морских вольера. Они огорожены друг от друга сетями. В каждом – по четыре белухи. Вид у них «нетоварный»: горбы на спинах, кожа в пятнах, наростах. В самом дальнем вольере ситуация, похоже, критическая. Животные неподвижны, как бревна, головы под водой, ни движения, ни звука. Живы? Мертвы?

Атмосфера в загончике у белух в поселке Дунай безрадостная

Атмосфера в загончике у белух в поселке Дунай безрадостная

Вокруг – ледяной простор бухты Чажма. Знаковое место. Тридцать лет назад, в 1985-м, здесь случилась «генеральная репетиция Чернобыля» – взрыв атомного реактора подлодки, десять погибших, сотни пострадавших. И если бы не ветер, унесший тогда радиоактивное облако в океан…

Вот она, наша бухта Таиджи. Бухта беды.

Прибежала охрана, потребовала предъявить документы, сфотографировала служебные корочки. И выставила нас за ворота: «Частная территория. Посторонним вход запрещен.»

Но какие секреты в маленьком поселке? Тем более когда всех местных рыбаков-любителей «накаляет», что их вдруг перестали пускать рыбачить на пирс.

- Хозяин пирса, - с охотой толкуют местные, - директор здешнего ООО «Торгсервисцентр»,он же сын главы местной администрации Терентьев сдался в аренду индивидуальному предпринимателю Васильеву, а тот соорудил вольеры и держит белух.

- Отпустить бы их на волю, - помечтал житель одной из здешних пятиэтажек. – Возьму нож и порежу сетки.

Конфликт под названием «Освободите Вилли. Приморский вариант», похоже, назрел...

- Для кого белухи?

- Да для китайских океанариумов и московского института. Покупают каждую по 10 тысяч долларов, а продают – умножай на десять. Неплохой такой бизнес. Если, конечно, бедные выживут. Три уже на помойке.

Едем с Тагильцевым за поселок. Пустынный берег. В куче мусора – целиком, как есть - труп белухи. Когда спустя несколько дней я покажу сделанную на месте фотографию в Приморской краевой прокуратуре, руководитель «природоохранного» отдела Владимир Колесников только и скажет: «Я поражен…» Поблагодарит за информацию и пообещает провести проверку деятельности частного «зоо-концлагеря» в поселке Дунай: есть ли разрешительные документы, установлены ли причины гибели животных, соблюдены ли требования к условиям содержания и нормы утилизации? Что ж, мы ждем ее результатов.

Труп белухи выкинули на свалку

Труп белухи выкинули на свалку

А пока – звоню в Москву, в Институт им. Северцова, руководителю программы «Белуха – белый кит» Льву Мухаметову. И тот сообщает, что всего неделю назад лично был в Приморье, в поселке Дунай. Часть белух, говорит, – его, Мухаметова. Верней, его ООО «Реабилитационно-оздоровительный Центр «Дельфин и я».

- Животные в полном порядке, - считает наука. – Часть из них скоро будет отправлена за рубеж – идет оформление документов. Часть перевезем в Мурманск и Сочи. Там они будут жить в прекрасных океанариумах, участвовать в шоу-программах и использоваться в дельфинотерапии для оздоровления детей.

- Но в оздоровлении явно нуждаются сами белухи. До Сочи не долетят…

- А в чем проблема? – Не понял ученый. - В Дунае нет ветеринара? Так не волнуйтесь, скоро будет. Звери как звери. Кожа в пятнах? Да нет, это не язвы. Считайте, это они линяют. Причина гибели? Одна особь умерла от глистов. Вторая, кажется, от пневмонии. Что тут такого? Думаете, они в природе не погибают? Еще как погибают! Труп на помойке шокирует? А трупы кошек и собак на свалках вас не шокируют?

Так совпало, что наш с Мухаметовым разговор состоялся в Международный день защиты морских млекопитающих. Есть, оказывается, в календаре и такой. Но чтоб такие защитники?..

Мы уезжали из поселка Дунай в тишине. С моря, где в вольерах гибнут белухи, не доносилось ни звука. Специалисты знают: когда эти животные сыты и здоровы, они «разговаривают» практически без умолку – пищат, верещат, щебечут. Недаром их прозвали «морскими канарейками». А когда им плохо и выхода нет – без движения замирают в воде, опускают умные головы, перестают дышать.

Не это ли мы видели в Чажме?

Прямая речь

Григорий ЦИДУЛКО, биолог, член Совета по морским млекопитающим, директор Российского представительства Антарктического Альянса (Antarctic Ocean Alliance):

- Многие страны сегодня отказались от содержания китообразных в неволе, и сделано это по целому ряду причин, основная из которых – невозможность содержания их хоть в сколько-нибудь адекватных условиях.

В России ситуация угрожающая, у нас продолжается активный отлов морских млекопитающих, при том, что уже порядка двух десятков лет не проводилось никаких учётов по оценке численности популяций. Сертифицирование такого вида деятельности было отменено. И теперь любой желающий может каким-то образом купить сивуча, афалину, косатку, белуху и держать её у себя дома в ванне. Это возмутительная ситуация! И страшно то, что продолжают выдаваться квоты, при том, что в отсутствии данных о состоянии диких популяций, мы совершенно не знаем, какой эффект на них это может оказать. Вылов тех или иных животных в течение продолжительного срока может аукнуться тем, что ряд популяций окажутся на грани исчезновения. Так, например, произошло с касатками в Аляскинском заливе - на уровне американского национального законодательства ситуация была признана угрожающей, а популяция - попавшей на грань исчезновения.

Дело ещё в том, что отловы происходят не с учётом научного подхода и равномерного распределения изъятия этих животных, а там, где животных удобно ловить. В результате популяции, группы, семейные кланы морских млекопитающих оказываются под достаточно серьёзным прессом.

Если смотреть на это с точки зрения гуманного подхода к общению с животными, достаточно сказать, что китообразные проплывают в день очень большие дистанции – до 150 км. Естественно, создать нормальные условия для них в неволе в принципе невозможно.

Трюки сивуча Айка из океанариума на Русском острове.Кристина ОЛЕЙНИК

 
Читайте также