Премия Рунета-2020
Дальний Восток
+8°
Boom metrics
Общество23 ноября 2017 11:20

Кто в Уссурийской тайге пьет «тигровое вино»?

Краснокнижных животных в дальневосточных лесах стреляют и китайцы, и местные
Тигр во Владивостоке Фото: АНО "Амурский тигр"

Тигр во Владивостоке Фото: АНО "Амурский тигр"

Ежегодно в России погибают около 20 амурских тигров. Немало – с учетом того, что их осталось от силы 550. Усатый-полосатый уже не вымирает, но еще находится под угрозой. Зачем его убивают китайцы и почему это делают российские фермеры? Об этом «Комсомолка» беседует с Сергеем Арамилевым, генеральным директором Центра «Амурский тигр».

Тигр отступил от опасной черты

- Браконьеров в нашей тайге всегда хватало. Но в последние годы ситуация хоть немного улучшилась?

- В 2013 году Уголовный кодекс ужесточили, и ситуация стабилизировалась. Браконьеров с каждым годом становится меньше. Части тела тигра и производные из них на черном рынке КНР дорого стоят. И поэтому в год, по разным оценкам экспертов, от рук браконьеров погибает до 20 тигров. Это много! Но еще пять лет назад эта цифра была выше – до 50 особей. Можно сказать, что тигр отступил от опасной черты, но все еще находится под угрозой.

Надо сказать, браконьеры стали реже бить и других особо ценных животных. Просто редких птиц и рыб по общей численности намного больше, чем, например, тигров, снежных барсов или леопардов.

- А как ситуация обстоит с другими редкими кошками?

- На грани исчезновения находится дальневосточный леопард. Но его численность увеличивается, до первого порога безопасности в 100 особей осталось чуть-чуть. Сейчас по оценкам зоологов на земле более 80 особей этой кошки, а еще пять лет назад их было около 50.

К сожалению, снежных барсов в России стало меньше. Но это, в том числе, связано с тем, что изначально были ошибочные преставления о его численности. Однако и здесь браконьерство сыграло не последнюю роль. Дело в том, что высокая цена мускуса кабарги породила массовую охоту на этого зверька с применением запрещённых у нас в стране петель. А петли-то жертв не выбирают – и в них стали попадаться барсы.

Проще всего с переднеазиатским леопардом – на территории нашей страны этот вид восстанавливают с нуля, как и зубра. Исправляем ошибки прошлого.

Остальным особо ценным видам грозит только потенциальная угроза. В будущем планируется список разделить – оптимизировать законодательство, чтобы более эффективно применять статьи Уголовного кодекса.

Кости тигра – те же кости коровы

- Полиция, таможня, пограничники задерживают и российских граждан, и китайцев за незаконный оборот частей амурского тигра. Как вы можете оценить их работу?

- Поймать браконьера в лесу с поличным – задача не из легких. Я бы даже сказал, почти невыполнимая. В тайге десятки тысяч охотников – как распознать убийц, от рук которых погибнет 20-30 тигров? У инспектора охотнадзора нет таких полномочий, как у силовиков. Они не могут применять оперативно-розыскные методы. Потому егеря на этом этапе бессильны. Да и не должны они браконьеров задерживать: на их плечах сохранение кормовой базы тигра и информирование силовых ведомств.

Основная нагрузка лежит на силовиках. Все они в связке работают. Но полностью перекрыть кислород браконьерам пока мешает несовершенство законодательства.

- Говорят, «спрос порождает предложение». Как вы думаете, спрос на части тигра, оленя, медведя в Китае влияет на браконьерство в Приморье? Вообще, есть ведь данные о том, что особо ценных диких животных и в России, и в мире убивают в основном для того, чтобы потом продать в Поднебесной? На это как-то можно повлиять?

- Вы правы. Бывает, конечно, что тигра убивают из мести – например, если он задрал собаку или корову. Или как охотничий трофей, или из-за хулиганских побуждений, или чтобы потешить самолюбие. Но эти вопросы быстро решаются. Фермерам за гибель сельскохозяйственных животных предусматривается компенсация. Среди охотников ведем разъяснительную работу. В охотхозяйствах рассказываем, что тигры не являются угрозой, подрывающей численность копытных.

С Китаем сложнее. Чтобы развеять вековые мифы о чудодейственности средств народной медицины, нужно много времени. Мы сейчас проводим исследования: насколько ценно лекарство из частей тела тигра. Ну нет доказательств, которые бы подтверждали их пользу для человека! Кости тигра ничем не отличаются от костей коровы!

C тигром всё понятно, он неприкосновенен. Но есть звери, которых можно добывать и которые действительно оказывают ценное влияние на организм человека – например, медведь, кабарга, пятнистый олень. И чтобы они не попали в перечень редких животных, нужны жесткие заградительные меры на границе. И китайцы должны понимать: приобретаешь что-то – приобретай легально. Следует четко отстроить внутренний рынок, чтобы у российских граждан не было возможности нелегально продавать части тела животных. Есть условно ценные виды, их достаточно много и их можно поставлять за рубеж. Например, панты оленя или шкурки соболя. Но здесь тоже нужно организовать легальный рынок с жестким контролем государства.

Сегодня лапы медведя, завтра кости тигра

- В центре «Амурский тигр» проводят экспертизу останков животных на принадлежность их к амурскому тигру…

- Да, наши специалисты участвуют практически во всех исследованиях и экспертизах частей тела тигра. По сути, сколько преступлений вскрывается, столько материалов и направляют нам. Год на год не приходится, бывает до 15 случаев. К счастью, останки в основном принадлежат давно погибшим хищникам. По сути, это то, что люди не реализовали и долго хранят. Либо ненужные вещи – вроде ценно и жалко выбрасывать. Бывает, конечно, направляют «свежие» части тела или тушу недавно убитого тигра.

Основным кулаком борьбы с браконьерством в отношении тигра, являются управление ФСБ России и Погрануправления в частности, отдельные подразделения МВД и Федеральные таможенные службы, в частности Дальневосточная оперативная таможня. ФСБ и Погрануправление, можно сказать, «передовики производства». Но все сообща работают.

- А экспертизу других редких диких животных проводите?

- Специалисты Центра проводят широкий круг исследований и экспертиз любых животных, в том числе особо ценных. Нет скупщиков и контрабандистов, которые занимаются только одним видом животных. В основном – всем и сразу. Если на границе задерживается контрабандист, который перевозит, например, лапы медведя, - то перекрывается канал и других видов животных. Сегодня он вез лапы медведя, а завтра, тем же каналом, он повезет кости тигра. То же и с людьми, которые хранят и скупают. И естественно, если они понесут ответственность за преступления, то у них уже не будет оборотных средств на приобретение тех же частей тела редких животных.

Бизнес на крови опасен

- За браконьерство реальные сроки дают? Какой пример самого строго наказания вам известен?

- Да, изменения в законодательстве помогают раскрывать такие преступления и наказывать граждан. Сегодня закон однозначно позволяет наказывать людей, причастных к гибели животных, в частности, амурского тигра. По современным меркам, с учетом инфляции, виновник вынужден будет выплатить более двух миллионов рублей. Для большинства, особенно для сельчан, это огромные деньги. Люди скорее предпочли бы отсидеть в тюрьме год-два, чем попадать в такую финансовую кабалу. Кстати, существуют наказания в виде исправительных работ и реального лишения свободы. Были прецеденты, когда контрабандистам давали по три года тюрьмы и даже до шести лет. Так что «бизнес на крови», а по-другому его не назовёшь, становится опасным для тех, кто им занимается. В ближайшем будущем законодательство еще более ужесточится и тогда «лазеек», которые могли бы смягчить наказание, вообще не будет. Мы должны понимать, что даже кражу можно совершать бесконечное количество раз, а убить амурского тигра – только 550 раз. 551-го раза уже не будет.

- Так как же сохранить природу России для будущих поколений?

- Изменить сознание граждан. То, что амурский тигр или дальневосточный леопард живут в Приморском крае, – по сути, выбор самих приморцев. У нас официальных охотников около 65 тысяч. Они ежедневно находятся в лесу с оружием. Будет тигр или нет – вопрос того, будут они стрелять или нет. Понятно, что среди общей массы есть персонажи, способные на убийство животного, на поджог или вырубку леса (по разным, в том числе финансовым, мотивам).

Нужно поменять отношение к природе. Вернуть старые добрые времена, когда каждый любил лес. Воссоздавать клубы юных натуралистов, вводить специальные уроки, вернуть «живые» уголки в детских садах и в школах. Каждый ребенок должен участвовать в посадке леса, ухаживать за домашним животным. Зоосады и зоопарки должны быть не предприятиями для зарабатывания денег, а центрами, где люди контактируют с животными. Они должны быть по цене доступны всем категориям граждан.

Наравне с «пряником», должен быть «кнут»: есть эффективные силовые структуры, должно быть и грамотное законодательство. Будем бороться не только с контрабандой, но и внутренним нелегальным рынком – и у нас все получится.

КСТАТИ

В этом году у гражданина КНР, который довольно долго жил в поселке Краскино, пограничники изъяли более 120 костей тигра, около 15 корней женьшеня, порядка 20 дериватов пятнистого оленя и 20 граммов наркотика метамфетамина. Он сказал, что все это у него случайно: кости тигра привез знакомый с просьбой припрятать на время, а женьшень, наркотики и фрагменты тела оленя приобрел для личного употребления. Отметим, что хранение – это уже преступление. Кости тигра, изъятые у иностранца, находились в спиртовом растворе, который иначе называют «тигровое вино». Оно в традиционной тибетской медицине используется как тонизирующее средство. Считается, что помогает от болезней. Между тем, благотворное воздействие научной медициной не доказано. Кажущееся улучшение здоровья и приобретения бодрости достигается эффектом «плацебо».

Фото запрещенных веществ, изъятых у гражданина КНР

Фото запрещенных веществ, изъятых у гражданина КНР

Фото: Архив "КП"

Более 120 костей тигра хотел вывезти нарушитель. Их считают целебными. хотя на самом деле они ничем не отличаются от костей коровы

Более 120 костей тигра хотел вывезти нарушитель. Их считают целебными. хотя на самом деле они ничем не отличаются от костей коровы

Фото: Архив "КП"