2018-10-29T05:09:29+03:00

Приморье, которое построил Пегов: почему забыли первого руководителя Приморского края

Историческую несправедливость пытаются исправить уже несколько лет
Поделиться:
Комментарии: comments1
Здание бывшего крайкома - там сейчас располагается банк "Приморье"Здание бывшего крайкома - там сейчас располагается банк "Приморье"Фото: Александр ВАСИЛЬЕВ
Изменить размер текста:

Две даты почти сливаются: 20 октября – День образования Приморского края, 25 октября – День Приморского края. Вторая дата отсылает к освобождению территории от белогвардейцев и интервентов в 1922 году, первая – к 1938 году, когда из Дальневосточного края выделили Приморский.

«По указу от тридцать восьмого»

В августе 1938 года завершились бои на Хасане. В Кремле стало ясно: Владивосток – стратегический город у пылающей границы – должен замыкаться не на Хабаровск, а напрямую на Москву. Можно сказать, что Приморье родилось в огне Хасана.

Разумеется, русскому Приморью («Уссурийскому краю») гораздо больше, чем 80 лет. Ещё в 1655 году казак Онуфрий Степанов исследовал Уссури и её притоки. В 1856 году в составе Восточно-Сибирского генерал-губернаторства появилась Приморская область, включавшая гигантскую территорию от Уссури до Чукотки. В 1922-1926 гг. существовала Дальневосточная область с центром в Чите и Приморской губернией в составе. Последнюю и преобразовали в Дальневосточный край, существовавший до 1938 года.

Решив его разукрупнить, ЦК ВКП(б) поручил подготовку конкретных предложений на этот счёт двоим работникам отдела руководящих партийных органов ЦК, только что назначенным в состав Дальневосточного крайкома партии, – Владимиру Донскому и Николаю Пегову. Именно они – архитекторы сегодняшнего облика Приморского и Хабаровского краёв. По телеграфу (телефонной связи Хабаровска с Москвой тогда не было) они передали свои соображения в столицу, и 20 октября 1938 года вышел указ президиума Верховного совета СССР о разделении Дальневосточного края. Донского утвердили секретарём оргбюро ЦК по Хабаровскому краю, Пегова – по Приморскому. Вскоре обоих избрали первыми секретарями соответствующих крайкомов.

«Пусть краем и называется»

33-летний Пегов прибыл во Владивосток, где на него, как он вспоминал, «свалилось невообразимое множество забот и хлопот». Поехав на границу, Пегов угодил под обстрел со стороны Маньчжоу-го. Разместив крайисполком во Дворце профсоюзов (здание на углу 1-й Морской и Алеутской), попал под огонь профсоюзных организаций: те пожаловались на «самоуправство» председателю ВЦСПС Швернику, и понадобилось личное вмешательство Сталина, защитившего молодого секретаря. Крайком разместили в бывшем штабе Сибирской флотилии, где квартировал Приморский обком.

Первоначально в состав Приморского края входили две области – Приморская и Уссурийская. Собственно, поэтому он и назывался краем. Пегов сразу же предложил упразднить Приморскую область. «В Москве… – вспоминал он, – заколебались: какой же это будет край, если состоит из одной области? Так и доложили И. В. Сталину, который, однако, согласился с нашим предложением, заметив при этом: Приморье действительно край страны, пусть краем и называется». Приморскую область упразднили в 1939-м, Уссурийскую – в 1943-м, а Приморье осталось краем доныне.

Николай Пегов сделал для Приморья очень много

Николай Пегов сделал для Приморья очень много

Пегову пришлось решать массу задач самого разного характера: поднимать сельское хозяйство, наращивать добычу угля на Сучане, развивать судоремонт… Круг его обязанностей и полномочий был куда шире, чем у нынешних губернаторов. «Руководящий костяк края, большинство ведущих специалистов и высококвалифицированных рабочих… были в Приморье на положении «варягов». Они приезжали в край по договорам и через год-два возвращались в забронированные за ними квартиры в европейской части страны, – писал Пегов как будто о сегодняшних временах. – Все мы понимали пагубность такого положения для края, горячо осуждали «дезертиров». Но этого было мало. Жизнь настоятельно требовала решения этой проблемы». И Пегов решал. В том числе вводя для переселенцев льготы.

Именно Пегов, у которого перегрузка во Владивостоке взрывчатки для Дальстроя вызывала тревогу, предложил строить новый порт в заливе Находка. Вскоре в Приморье прибыл член Политбюро ЦК Андрей Жданов и поддержал Пегова: выбранное им место – «настоящая находка». Опасения Пегова были не напрасными: в 1946 году в Находке взорвался пароход «Дальстрой». «Беда – всегда беда. Однако если бы она случилась во Владивостоке, то последствия её были бы во сто крат больше, чем у только-только выстроенного временного причала в Находке», – писал Пегов.

Сталин предложил Пегову отремонтировать старую дорогу через Сихотэ-Алинь от Владивостока до Ольги, чтобы расширить посевные площади. Тот удивился осведомлённости вождя в местной топографии, но взял под козырёк и дорогу построил. При Пегове в 1940 году утвердили первый генеральный план Владивостока, и не его вина, что воплотить план полностью не удалось. Кстати, уже этим документом предписывался вынос нефтебазы из района Первой Речки. Воз, несмотря на обещания бывшего врио губернатора Тарасенко и экс-мэра Веркеенко, и ныне там.

В годы войны Пегов не только перевёл Приморье на военные рельсы (фанзавод на Океанской выпускал противотанковые мины, Кипарисовский стекольный завод – бутылки под зажигательную смесь и т. д.), но и готовил край к возможной войне с Японией. Он утвердил составы подпольных райкомов, оборудовал партизанские базы в тайге на тропах Сергея Лазо. Когда во Владивостоке заговорили об эвакуации семей партийных работников, Пегов не только выступил против, но и обязал жён руководителей чаще бывать в общественных местах. Супруга самого Пегова днём с лопатой в руках возводила укрепления, а вечером ходила по театрам и выставкам, чтобы люди видели: семья «первого» здесь.

В 1941 году к берегам Приморья не пришёл «ивась», из-за чего путина оказалась под угрозой срыва. Рыбаки спешно осваивали новые объекты промысла. Проконсультировавшись с учёными, Пегов решил снабжать население китятиной (флотилия «Алеут» била китов, но брала только жир и ус – мясо считалось несъедобным). Члены бюро крайкома засомневались, и тогда в обеденный перерыв Пегов пригласил коллег в столовую, где были приготовлены котлеты из китового мяса. Убедившись, что котлеты пришлись по вкусу, Пегов сообщил, из чего они. «Традиционное предубеждение – а это сила огромная – против китового мяса преодолели», – вспоминал он.

Куда делась доска?

Николай Пегов возглавлял Приморский крайком и Владивостокский горком партии до 1947 года. В 1953-56 гг. работал секретарём президиума Верховного совета СССР. Наиболее известны два указа, подписанные в 1954 году председателем президиума Ворошиловым и секретарём Пеговым. Один – о передаче Крыма из РСФСР в УССР, второй – об образовании КГБ.

Пегов приложил руку с созданию КГБ

Пегов приложил руку с созданию КГБ

Для нас, конечно, важнее то, что Николай Пегов не просто руководил краем в непростые, мягко говоря, времена, но и, по сути, создавал современное Приморье как административную единицу.

Указ о передаче Крыма. Фамилия Пегова - и здесь тоже

Указ о передаче Крыма. Фамилия Пегова - и здесь тоже

В 2014 году на бывшем здании крайкома, где работал Пегов, а ныне разместился банк «Приморье» (ул. Светланская, 47), появилась мемориальная доска Пегова.

Вскоре она исчезла – непонятно куда. Депутаты Законодательного собрания и краевой совет ветеранов не раз обращались к руководству банка с просьбой вернуть доску на место, но их просьбы игнорировались.

На этом же здании размещены памятные доски Василия Чернышёва, руководившего Приморьем в 1959-1969 гг., и Виктора Ломакина, управлявшего краем с 1969-го по 1984 год. Рядом есть место и для Пегова, и, допустим, для Терентия Штыкова – военачальника, сыгравшего важную роль в создании КНДР, а в 1956-1959 гг. руководившего Приморьем. Может, не будем становиться манкуртами?

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также