2018-10-30T02:23:26+03:00

Организатор комсомола в Приморье: Человек средних способностей может сделать всё

Писатель, комсомолец, дальневосточник Виктор Кин по ту и эту стороны жизни и славы
Роман Виктора Кина «По ту сторону» вышел в 1928 году.Роман Виктора Кина «По ту сторону» вышел в 1928 году.
Изменить размер текста:

От полузабытого писателя Виктора Кина осталась всего одна книга, но зато отличная – «По ту сторону». 80 лет назад участник Гражданской, организатор комсомола в Приморье, сотрудник «Комсомолки» был расстрелян по несправедливому обвинению. Ему было всего 35, но, кажется, он успел прожить не одну, а несколько жизней.

Жизнь первая: подпольщик Корнев

Виктор Суровикин родился в 1903 году в Воронежской губернии, на станции Новохопёрск, в семье машиниста. Жил в Борисоглебске, гимназистом писал для рукописного журнала «Бедлам». Забавы скоро кончились: в 1918-м Виктор возглавил городскую ячейку комсомола, воевал с белыми, служил в продотряде… Потом попал на Польский фронт – и тут уже забавой показались «домашние делишки с казаками», хотя о последних он писал: «искрошили триста человек наших…» Теперь он гадал, что страшнее – «…сидеть в окопах под артиллерийским обстрелом, или бежать, согнувшись, по голому полю навстречу пулеметному огню, или отстреливаться от кавалерийской атаки…»

Потом – подавление Тамбовского восстания… В общем, говоря гайдаровскими словами, – «обыкновенная биография в необыкновенное время».

В 1921 году ЦК комсомола направил Суровикина на восток страны, где еще шла Гражданская. Он налаживал комсомольскую работу в Забайкалье, Приамурье… В сентябре 1922 года, незадолго до ухода из Владивостока интервентов и белых, попал в Приморье. С документами на имя Михаила Корнева шел по тайге, прячась от тигров на деревьях, из Анучино в Кондратеевку – имеется в виду Кондратеновка под Уссурийском, где в те же дни был убит комсомолец и партизан Виталий Баневур. Именно Кин в 1925 году рассказал со страниц «Комсомолки» о гибели Баневура – задолго до дальневосточного писателя Дмитрия Нагишкина, автора романа «Сердце Бонивура».

В очерке Кина «Годовщина» говорилось: Баневур при налете белых на Кондратенково (еще один вариант того же топонима; село названо в честь героя Порт-Артура генерала Романа Кондратенко) скрылся, но вернулся за пишущей машинкой. «Оставить белым гордость райбюро, великолепный «Ундервуд», побывавший под пулями Каппеля и японцев? «Ундервуд», честно выполнявший свои комсомольские обязанности, если не считать букву "щ"?»… Виталия схватили и вырезали ему сердце. Передал ли Кин слова очевидцев, домыслил ли что-то – теперь уже неизвестно.

Во Владивостоке Суровикин вошел в состав Приморского обкома комсомола – сначала подпольного, потом легального. Дальше – Урал, Москва… Фельетонистом «Комсомолки» работал со дня ее основания, позже перешел в «Правду».

По данным «Мемориала», приговор Кину-Суровикину был подписан 21 апреля 1938 года и вскоре исполнен.

По данным «Мемориала», приговор Кину-Суровикину был подписан 21 апреля 1938 года и вскоре исполнен.

Жизнь вторая: писатель Кин

Роман Виктора Кина (последние три буквы в фамилии стали псевдонимом) «По ту сторону» вышел в 1928 году. В литературу буденовской конницей вламывалось целое поколение, рожденное Гражданской войной: «Два мира» Зазубрина, «Тихий Дон» Шолохова, «Разгром» Фадеева, «Школа» Гайдара, «Конармия» Бабеля

«По ту сторону» – искренняя, удивительно свежая книга о юношах, у кого романтизм и бескорыстие сочетались с готовностью и к самопожертвованию, и к жестокости; отвращение к насилию – с убежденностью в его необходимости. Автор не идеализирует своих героев – это вовсе не ходульные комсомольцы без страха и упрека.

Главные герои книги – Безайс и Матвеев – в конце 1921 года едут в Хабаровск. Вдова писателя литератор Цецилия Кин писала, что Безайс – это сам автор. «Мир для Безайса был прост. Он верил, что мировая революция будет если не завтра, то уж послезавтра наверное. Он не мучился, не задавал себе вопросов… Когда в клубе ему рассказывали, что сегодня ночью за рекой расстреляли купца Смирнова, он говорил: «Ну что ж, так и надо», – потому что не находил для купцов другого применения», – так Кин описывал самого себя с дистанции в несколько лет. Прототип Матвеева – подпольщик, чекист Виктор Шнейдер (Шнейдеров), брат создателя знаменитого «Клуба кинопутешествий» Владимира Шнейдерова.

В романе – колоритные, с натуры описания Дальневосточной республики: «Она была молода и не накопила еще того запаса хронологии, имен, памятников и мертвецов, которые создают государству каменное величие древности. Старожилы еще помнили ее полководцев и министров пускающими в лужах бумажные корабли, помнили, как здание парламента, в котором теперь издавались законы, было когда-то гостиницей… Республика была сделана только вчера, и сине-красный цвет ее флагов сверкал, как краска на новенькой игрушке… Граждане относились к ней добродушно, с незлобивой насмешкой, но всерьез ее как-то не принимали».

Как писатель Кин реализовался далеко не полностью. Многого не успел. То начинал описывать новые приключения Безайса, то задумал роман «Лилль» о Первой мировой войне – тема, оставшаяся в русской литературе недораскрытой в силу того, что революции и Гражданская война отодвинули «империалистическую» на второй план… По большому счету, от Кина остался только один роман. Плюс – очерки, наброски, фрагменты.

Жизнь третья и последняя: журналист и враг народа Суровикин

В 1931 году корреспондент ТАСС Суровикин оказался в муссолиниевской Италии – вновь по ту сторону. Когда в Риме шестилетний сын боялся укола, Кин сказал ему: «Видишь у врача фашистский значок? Неужели ты покажешь фашисту, что боишься?» (потом Лев несовершеннолетним уйдет на Великую Отечественную – и не вернется). Кины бывали у Горького, Виктор водил Маршака по римским тратториям… С 1933-го Кин – завбюро ТАСС в Париже, с 1936-го – в Москве. Виктор редактирует французскую газету «Журналь де Моску», Цецилия работает в МИДе

Однажды Кин записал: «Человек средних способностей может сделать всё». Его вдова поясняла: «Не надо думать, что это – апология посредственности… Это стиль Виктора Кина, который в самом деле «умел делать всё»: находить единственно точное слово, метко стрелять, с изумительным, ювелирным мастерством строить модели бригов и каравелл, исполнять на губной гармонике сложные мелодии, находить нужные, остроумные аргументы в любом споре, плавать, рисовать, выполнять слесарные, токарные работы со сноровкой опытного мастера, вести себя уверенно и непринужденно в любом обществе при самых различных обстоятельствах, не теряя хладнокровия и чувства юмора… За шутливой формулой… кроется оптимистическая, жизнеутверждающая философия смелого и одаренного человека».

Не умел он разве что противостоять судьбе. 3 ноября 1937 года Кин был арестован как «враг народа».

Точной даты его смерти нет. Часто годом гибели указывают год ареста, но, по данным «Мемориала», приговор Кину-Суровикину был подписан 21 апреля 1938 года и вскоре (в тот же день? назавтра?) исполнен.

Кин навсегда оказался по ту сторону, а его книга – надолго вычеркнутой из литературы.

Арестовали и Цецилию Кин. После реабилитации она работала дворником, потом – секретарем Маршака, в «Иностранной литературе», «Новом мире»… Писатель, депутат, в прошлом дальневосточный партизан Александр Фадеев помогал ей хлопотать о реабилитации мужа.

– …Счастлива сообщить Вам, что решением Военной коллегии Верховного суда СССР от 12/X 55 г. дело Кина прекращено ввиду отсутствия состава преступления, и сейчас Кин будет посмертно восстановлен в правах члена партии, – писала Цецилия Фадееву.

Роман вернули на эту сторону: вновь издавали, инсценировали, экранизировали (1958 год, режиссер Фёдор Филиппов, в главных ролях – Всеволод Сафонов и Юрий Пузырёв)… Не раз «По ту сторону» выходил и во Владивостоке – в Дальиздате, в том числе с замечательными иллюстрациями Сергея Черкасова.

Издание владивостокского Дальиздата с иллюстрациями художника Сергея Черкасова. Фото: открытые источники

Издание владивостокского Дальиздата с иллюстрациями художника Сергея Черкасова. Фото: открытые источники

В последние десятилетия Кина не издают. Он не запрещен – он «неактуален». И потому – снова забыт.

ВЕРСИИ

…В начале 60-х писатель Юлиан Семёнов нашел в хабаровском архиве записку о переправленном в белый Владивосток «чудесном молодом товарище» от ФЭДа – Дзержинского. В тот же период писатель, разведчик Роман Ким и упомянутый выше Виктор Шнейдер рассказали Семёнову о появившемся во Владивостоке в 1921 году молодом журналисте Максиме Максимовиче. Семёнов решил, что «Максим Максимович» и «чудесный товарищ» – одно лицо. Так родился легендарный Штирлиц. В 1966 году появился первый роман о нем – «Пароль не нужен», действие которого происходит на Дальнем Востоке в годы Гражданской войны. Возможно, этой темой Семёнова заразил отец – литературовед, редактор, издатель Семён Ляндрес, как раз в те годы выступивший составителем сборника воспоминаний о Кине и литобработчиком мемуаров Шнейдера. Он же мог познакомить Семёнова с Кимом и Шнейдером. С некоторой натяжкой можно сказать, что в образе Штирлица, наряду с многочисленными прототипами, продолжился и Виктор Кин.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также