Общество

«Я никогда не плакал, но сейчас пробило»: житель Владивостока рассказал, как пережил ампутацию полового органа

В откровенной беседе мужчина признался, почему боялся пойти на прием к урологу и как довел ситуацию до точки предела
Операция длилась около 2 часов, спасти половой орган было невозможно.

Операция длилась около 2 часов, спасти половой орган было невозможно.

Фото: Олег ЗОЛОТО

«Я вел здоровый образ жизни: не курил, не пил. Читал статьи про рак и думал, что меня это никогда не коснется. Сейчас мне 50 лет, и мне удалили половой член. Диагноз – онкология»

Передо мной сидит стройный мужчина. Визуально и не скажешь, что несколько дней назад он пережил самую страшную операцию в своей жизни. У Сергея диагностировали рак полового члена. Ситуация была доведена до предела, поэтому единственным решением в этой ситуации оказалось удаление пениса.

«ДУМАЛ: А ВДРУГ ПОЛЕГЧАЕТ»

Началось все, как говорит Сергей, в мае прошлого года. Сперва появились боли в области паха, затем проблемы с мочеиспусканием. Но на все сигналы организма Сергей не реагировал. Считал, что, если он ведет здоровый образ жизни, то никакие проблемы со здоровьем ему не грозят. Подружился с этой болью и находился в режиме постоянного «потерпи-пройдет». Вместо того, чтобы бежать и обивать пороги врача, решил заняться самолечением. Однако боль, как ни странно, не уходила. Тогда была первая попытка Сергея сделать правильные шаги.

- Летом прошлого года я пошел в кожвен. Меня там смотрели минуту и сказали, это не к нам, и отправили к урологу. Сейчас же так много статей популярных про рак, что болезнь излечима, что это не страшно, что волноваться не нужно. Вот и я шел к урологу с таким настроем. Думал, что он мне что-то такое и скажет. Но нет. Он сказал мне: извини, придется резать. После этого я уже понял, что все. Но от дальнейшего обследования отказался. Думал, настанет момент, когда надо будет на это решиться. Но эту тяжесть я носил еще пять месяцев. Тяжело собраться, очень тяжело. Врач меня видела в том состоянии, там уже без разницы, - вспоминая о своем моральном состоянии, Сергей не может сдержать слез. От рассказа его даже потряхивает.

Сергей в разводе. Дети и внук далеко, даже не в этой стране. С друзьями и коллегами о таком не поговоришь, да даже с родными не каждый решится. Он остался один на один со своим диагнозом. Диагнозом, последствия которого, по внешним факторам, могут раз и навсегда поставить крест на его половой принадлежности.

Пять месяцев невыносимой боли и полного отрицания наличия страшного недуга. Но с каждым днем ситуация усугублялась все больше и больше. Наступила точка не возврата. Сил терпеть у Сергея не осталось.

«Я ГОВОРИЛ, ЧТО ВРАЧ ОШИБСЯ»

В этот день уже привычные боли стали более сильными. Свыкнуться с ними Сергей не смог. Понял, что сильно рискует, набрал 112 и вызвал скорую.

- Мне некуда было деваться. Как говорится, раз помереть не смог, значит... значит пришлось идти к специалисту. Есть определенный страх. Животный страх. Он как бы давит. Осознаешь головой, но думаешь, черт его знает. Постоянные колебания: идти или не идти, - рассказывает Сергей. - Думал: а вдруг полегчает, потому что до конца не принимал диагноз свой. Не хотелось верить, для меня это был шок. Я не соглашался, говорил, что врач ошибается, и это просто воспаление. Но эта боль все убивает. В тот день был страшный болевой синдром. Терпеть это было невозможно. У меня в жизни было много травм. Ты восстанавливаешься, и это не пугает. Но вот эта боль. Тогда казалось, что эта боль никогда не утихнет.

И вот этот день настал. Операция длилась не больше двух часов. Проводили ее во Владивостокской клинической больнице №2. Швы еще не зажили. Из-за них пока тяжело передвигаться, но Сергей чувствует себя намного лучше. Говорит – полегчало, будто избавился от груза.

- Я в молодые годы застал Афганистан. Служил там. Тогда страх тоже был. Вернулся, и все пропало. А когда оказался здесь, этот страх снова пришел. Все, что там видел. Вспомнил про ребят покалеченных, порезанных. Переживания были очень схожи. Я всегда был достаточно жестким человеком, никогда не плакал. А когда все случилось, меня пробило. Извините ради Бога, – Сергей не сдерживает слезы. - Когда такое случается, не веришь. Спрашиваешь: «Почему со мной?» Думаешь, что где-то что-то напутали или пройдет. Хорошо, что есть такие люди, которые сразу идут к врачу.

Разумеется, проблема, с которой столкнулся Сергей, выходит за рамки привычных сложностей. Тема очень тонкая и деликатная. После таких операций пропадает чувство целостности, и пациенту нужно заново знакомиться с собой и своим телом. Нужно радикально работать над собой, чтобы суметь адаптироваться и вернуться к полноценной жизни. Пока врачам нужно убедиться в том, что опухоль больше не вернется. В таком случае можно думать о пластической операции. Но об этом говорить пока слишком рано.

ХИРУРГ. ДРУГ. ПСИХОЛОГ

Перед операцией, во время операции и после операции рядом с Сергеем был врач. Врач не просто по профессии, но и по призванию. Отношение специалиста покорит любого обывателя. Дар расположить к себе дает возможность зайти глубоко. Так глубоко, что на поверхность выходит самое сокровенное. Да и что скрывать от того, кому пришлось делать ампутацию твоего полового органа.

- Я оперировала Сергея. Поэтому у нас такие доверительные отношения. Дальше терять нечего. Я не только хирург, но и человек, которому нужно доверять. Могу и за руку подержать, и в глаза посмотреть, и выслушать, - рассказывает корреспонденту «КП-Владивосток» Галина Алексеева, онколог, уролог. - Только при таком взаимопонимании, основанном на доверии, я становлюсь свободной, тогда и руки не трясутся. Пациент доверил мне свою жизнь, я отношусь к этому очень трепетно и щепетильно.

По словам врача, заболевание полового члена – редкий недуг. В среднем в Приморье в год регистрируют 8 таких случаев. Половина из них обращается к специалистам на ранних стадиях, поэтому полная ампутация обходит их стороной. Но в 2020 году были проведены две операции. Обе с осложнениями и полным удалением пениса.

- У всех мужчин в такой ситуации страх, просто у каждого он свой. Страх потерять семью, положение, друзей. Сперва наступает этап отрицания. Потом идет агрессия. Тогда как раз в голове у пациента возникают мысли: почему мне, а не кому-то другому? Дальше есть этап депрессии и апатии. Потом человек вступает в принятие и борьбу с диагнозом. От этих периодов зависит и лечении, - говорит Галина Алексеева. - Поэтому к каждому индивидуальный подход. Если появилось хоть малейшее подозрение, нужно просто обратиться к врачу. Обнажить эту проблему сложно, но нужно перебороть себя. Есть какой-то дискомфорт и подозрение, проблемы с мочеиспусканием, что-то выросло, появилось пятно – идите к специалисту вне зависимости от возраста.

Разумеется, как и при любой другой онкологии, важно выявить заболевание на ранних стадиях. В противном случае ваш финал будет идентичен с историей Сергея. Если бы он пришел к урологу при первых симптомах, то сохранил бы половой орган. Но ключевое здесь «если бы».

Мораль истории проста – прислушивайтесь к своему организму. Особенно мужчины. Порой стеснение и затворничество могут сыграть с вами злую шутку. Несмотря на то, что Сергей сам довел ситуацию до красной линии, нужно отдать должное его мужеству, смелости и внутреннему стержню. Мужчина – значит не просто иметь половой член, а научиться принимать судьбоносные решение и не сломаться, встретившись один на один со страшным диагнозом.