Премия Рунета-2020
Дальний Восток
-1°
Boom metrics
Владивосток
Эксклюзив kp.rukp.ru
1 июля 2023 0:34

Транслантическая связь. История морзянки на Дальнем Востоке и почему ее нельзя забывать

Житель Владивостока добился установки барельефа радисту-связисту флота
Авторы (2):
Григорий БЕЛАН
2 июля отмечают День работника речного и морского флота.

2 июля отмечают День работника речного и морского флота.

Фото: Вадим ПОПОВ

К прошлой годовщине Владивостока – 162-летию города – жители получили в подарок уникальную достопримечательность: на здании Дальневосточного морского пароходства (Алеутская, 15) был открыт барельеф, посвященный радисту-морзянщику. Его днем рождения стало 28 июня 2022 года.

Читатель «Комсомолки» поделился занимательными историями о том, как этот памятник появился. Публикуем результат беседы в честь Дня работника речного и морского флота. В этом году праздник выпал на 2 июля, как и День города.

– Пожалуй, не все знают происхождение слова «Морзе», – увлеченно начал рассказ житель п. Новый Григорий Белан, который 32 года, с 1965-го по 1997-й, работал радистом на флоте. – А между тем связано оно с американским гражданином, который в 1938 году с помощью световых сигналов обозначил каждую букву латинского алфавита. Уже в 1890-х наш ученый Александр Попов стал использовать в беспроводной связи азбуку Морзе, но уже в русском алфавите. Радистов, которые осваивали механику, называли морзянщиками.

Барельеф открыли в 2022 году.

Барельеф открыли в 2022 году.

Фото: Предоставлено «КП – Владивосток»

Связь и азбука были особенно важны в мореплавании, потому как главное предназначение морзянки – сохранность кораблей и человеческих жизней, оперативное управление флотом. 500 лет назад, в первой кругосветке Фернана Магеллана, затонула половина его команды. Три года никто об этом даже не знал!.. Если бы тогда существовала радиоморзянка, может, она могла бы спасти путешественников.

– И сейчас, спустя два десятилетия после ухода на заслуженный отдых, я очень благодарен судьбе, что позволила мне выбрать профессию морского радиста-морзянщика. Работа нелегкая, но интересная.

Три точки, тире, три точки

Отметим, мемориал на здании ДВМП появился силами Григория Белана – на это ушло много лет и сил. Спонсора и скульптора просто так не найдешь. На барельефе мы видим радиста с ключом Морзе и в наушниках во время сеанса связи на фоне морских часов. Почему на них обозначены два сектора по три минуты? Так называемые минуты молчания – в это время радисты всего мира прекращают любую работу и внимательно вслушиваются в эфир на «Частоте вызова и бедствия» 500 кГЦ. Море – зона повышенной опасности. И если какое-либо судно терпит бедствие, именно в эти минуты может последовать сообщение о помощи.

– За многие годы работы на море мне не раз доводилось принимать сигналы, обозначенные тремя буквами – SOS (три точки, три тире, три точки). И на помощь уже шли более близкие к месту бедствия суда – а дальним это не требовалось.

Однажды принятый мною сигнал бедствия помог спасти человека. В феврале 1974 года теплоход «Лахта», где я работал начальником радиостанций, шел в Тихом океане вдоль берегов Японии. На вахте на частоте 500 КГц раздался сигнал тревоги, следом – бедствия. Помощи просило сахалинское судно «Яна». Сообщение я тут же передал капитану Веселову, и наше судно, сменив курс, полным ходом направилось в район бедствия. На «Яне» вышел из строя двигатель. Экипаж уносило дрейфом к скалистым берегам Японии. Час, другой – и все, мелководье. Но мы успели вовремя. Наше судно буксиром доставило «Яну» на Находкинский судоремонтный завод.

Доводилось, вспоминает Григорий Григорьевич, спасать суда с помощью радиоморзянки и первой в мире женщине-капитану Анне Щетининой. В годы Великой Отечественной войны она курировала перевозки грузов по ленд-лизу из Америки во Владивосток:

– Берингово море, декабрь 1943 года, шторм: в корпусе теплохода «Валерий Чкалов» образовалась большая трещина, и его капитан Александр Шанцберг просил о немедленной помощи. Сигнал SOS принял радист теплохода «Жан Жорес», где и была капитаном Анна Ивановна. Ее команда подошла к «Чкалову», но увидела страшное – теплоход разломился на две неравные части. Под умелым руководством Анны Щетининой ее теплоход взял на буксир половину «Чкалова», половину судна «держали» буксирным тросом.

Референс для барельефа.

Референс для барельефа.

Фото: Предоставлено «КП – Владивосток»

К слову, помогли тогда и сигнальщики. Вот что гласит один из текстов светограммы:

«Экипаж «Валерия Чкалова» благодарит экипаж «Жана Жореса» за быструю действенную помощь в трудных условиях. Буксир закреплен. Капитан Шанцберг».

И это лишь два примера спасения людей и судов при помощи сигналов Морзе! Всего же за столетнее существование этой радиосвязи во всем мире удалось сохранить тысячи кораблей и порядка миллиона человеческих жизней. Герои этой гуманной миссии, говорит Григорий Григорьевич, – морзянщики.

К теории!

Радисты могли передавать всю корреспонденцию. В случаях непрохождения сигналов сотрудники флота ухитряются «вылавливать» радистов с других судов, у кого связь с берегом «держится». И через них, как через посредников, отправляют свою информацию нужным адресатам. То есть любыми путями способствуют оперативности связи – а значит, и безопасности плавания.

А знали ли вы, что начальник судовой радиостанции не только радист, но и специалист по обслуживанию навигационных приборов? Среди этих устройств радиолокатор (радар) – прибор, особенно ценный при тумане и в ночное время, так как на его экране видна вся окружающая местность на расстоянии десяти километров. Пеленгатор умеет определять координаты. Гирокомпас ведет корабль по заданному курсу, а эхолот – фиксирует глубину моря. Ларг, как спидометр автомобиля, фиксирует скорость. И во всем этом разбирается начальник радиостанции! В общем, с недокомплектом экипажа выйти в море можно было, а без связиста – никак.

Теперь капитан может сам, без участия радиста, прямо из своей каюты (в любой точке Мирового океана) набрать нужный код и как по сотовой связи дать сигнал любому судну или берегу. Необходимость в морзянке отпала, но разве азбуку спасения можно забыть?

– Целое столетие легендарная морзянка, с 1895 по 2000 год, служила верой всему миру. Разве можно ее забыть? – спрашивает Григорий Григорьевич.

Благодарность

Вот и мы думаем: нельзя.

– В 2013 году обратился с письмом в администрацию города. Приложил проект: фотографию радиста у радиоприемника в наушниках и с ключом Морзе. <…> Мою идею решительно поддержали руководители Дальневосточного морского пароходства, председатель Приморского отделения Русского Географического общества Алексей Буяков, начальники радиоцентров пос. Морской Николай Морозов и пос. Рыбачий Евгений Боровский, капитан дальнего плавания Геннадий Воронин и многие бывшие радисты-морзянщики.

Но, к сожалению, реализация затянулась. Несмотря на шесть лет волокиты, радист не сдавался. Поддержали проект в ДВМП, а скульптором выступил Георгий Шароглазов. Памятник стал новой оригинальной достопримечательностью Владивостока.

– Как заказчику и финансисту проекта огромная благодарность руководству Дальневосточного морского пароходства! А еще Георгию Федоровичу Шароглазову, мастерски воплотившему мой проект в этот замечательный барельеф!

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.