Премия Рунета-2020
Дальний Восток
+8°
Boom metrics
Что происходит
Эксклюзив kp.rukp.ru
9 января 2024 7:45

Адмирал Тихого океана: кто такой Степан Макаров и почему моряки до сих пор пользуются его открытиями

«КП» вспомнила биографию адмирала Степана Макарова в честь 175-летия изобретателя
Адмирал с художником Верещагиным. Этюд Евгения Столицы.

Адмирал с художником Верещагиным. Этюд Евгения Столицы.

Ранним утром 18 августа 1864 года на рейде бухты Золотой Рог бросил якорь пароходокорвет «Америка». Среди членов экипажа было несколько воспитанников Николаевского морского училища, будущих штурманов, проходивших морскую практику. Одного из них звали Степан Макаров. В истории этот человек отметится не только как адмирал, но и как изобретатель минного транспорта, разработчик теории непотопляемости, пионер использования ледоколов. В честь минувшего дня рождения Степана Осиповича «КП» заглянула в страницы истории.

Адмирал Степан Макаров. Фото: Национальная библиотека Новергии

Адмирал Степан Макаров. Фото: Национальная библиотека Новергии

Кадет Макаров

Вглядываясь в хаотично разбросанные по берегу деревянные домики молодого Владивостока, юный кадет Макаров и представить себе не мог, что потом, будучи уже офицером, опытным командиром корабля, а затем адмиралом, еще два раза посетит этот, уже отстроенный в камне город. А с Тихим океаном будут связаны лучшие годы его карьеры флотоводца и ученого.

Кадет Макаров не был потомственным дворянином, но был потомственным моряком. Его отец Осип Федорович начинал службу матросом в 1831 году на Балтике. Будучи человеком недюжинного ума и обладая технической грамотностью, Осип Макаров быстро выслужился – в 1833-м он был произведен в унтер-офицеры, в 1838-м – в боцмана с переводом на Черноморский флот в Николаев. Тогда звание боцмана приравнивалось к современному мичману.

Здесь, в Николаеве, 8 января 1849 года родился будущий адмирал Степан Осипович Макаров.

Его отец служил на Николаевских верфях и после успешной сдачи экзаменов стал прапорщиком (тогда – офицерское звание) арестантских рот. Последние занимались отнюдь не охраной заключенных, а судоремонтом. На Черноморском флоте в то время было тринадцать таких рот.

После Крымской войны 1853-1856 годов России было запрещено иметь флот на Черном море, и Осипа Макарова перевели служить на Дальний Восток. Так, он с семьей оказался в Николаевске-на-Амуре. В городе только открыли морское училище, а офицерский чин отца позволил будущему флотоводцу Степану Макарову после сдачи экзаменов стать кадетом.

«Витязь» – крейсер корветского ранга

В сентябре 1885 года капитан 2-го ранга Степан Осипович Макаров, уже опытный моряк, прошедший Русско-турецкую войну, назначается командиром пароходокорвета «Витязь», только что построенного на верфях общества Франко-русских заводов в Санкт-Петербурге.

Пароходофрегат «Витязь». Фото: Архив музея истории Дальзавода

Пароходофрегат «Витязь». Фото: Архив музея истории Дальзавода

Этот корабль был одним из последних творений так называемого «переходного периода» второй половины XIX века. «Витязь» был совершенным парусником с самой лучшей и мощной паровой машиной того времени. Его корпус был полностью построен из судостроительной стали и имел бронированную палубу. После спуска на воду Макаров принял активное участие в его достройке – его предложения позволили значительно усовершенствовать корабль.

Тогда же Степан Осипович спроектировал для своего корабля паровой катер с необычными обводами, получивший название «Меч». Он был построен в Кронштадте и давал более 17 узлов хода.

В августе 1886 года командир пароходокорвета «Витязь» Макаров получил срочный приказ готовить свой корабль к переходу на Тихий океан. По легенде, плавание корвета планировалось для усовершенствования морской подготовки экипажа. На самом же деле, срочность выхода корвета объяснялась очередным обострением отношений между Россией и Великобританией, которые в то время балансировали на грани войны.

Российский флот Тихого океана прежде всего предназначался для угрозы британской торговле. Главной его ударной силой в то время были парусно-винтовые корабли.

Маршрут движения корабля составили таким образом, чтобы он не попадался на глаза британцам. Корвет должен был посетить Киль, Гетеборг, Портсмут, Брест, Лиссабон, остров Мадейера, острова Зеленого мыса, Рио-де-Жанейро, Вальпараисо, зайти в Йокогаму (в то время одна из баз русского флота) и присоединиться к Тихоокеанской эскадре вице-адмирала Владимира Петровича Шмидта.

Деятельный Макаров, всегда предававший большое значение океанологическим и гидрографическим исследованиям, решил воспользоваться случаем, и провести научные работы на всем пути следования корвета. Для этого он закупил на свои средства оборудование, приборы, литературу и инструменты.

Практически весь экипаж – офицеры и матросы так заразились планами командира, что горели желанием поскорей принять участие в этой работе. Она началась в последний день лета – 31 августа 1886 года, когда Кронштадт скрылся за горизонтом.

Кругосветное путешествие пароходокорвета

«Изучение окружающей моряка стихии не только не вредит военному назначению судов, но, напротив, пробуждая мысль, отрывает людей от рутины судовой жизни», – так писал Степан Осипович Макаров о морских исследованиях.

Путешествие вошло в историю мореплавания. Корабль прошел три океана, посетил ряд портов Европы и Америки и не потерпел ни одной аварии.

В Йокогаму «Витязь» пришел в марте 1887 года, через семь месяцев путешествия, и влился в Тихоокеанскую эскадру. Военно-морские силы на Тихом океане были тогда довольно скромными – крейсер, пароходофрегат, клипер, канонерские лодки.

Пять мысов в честь членов экипажа и бухта имени себя

7 июня 1887 года пароходокорвет «Витязь» вошел в Золотой Рог. По берегам этой живописной бухты раскинулся Владивосток. Это был уже другой город, чем тогда – 23 года назад – каменные здания, мощеные улицы с гуляющей публикой и суда у причалов. И с мостика корвета на город смотрел уже не юный кадет Макаров, а опытный морской волк. Семен Осипович был рад встрече с Владивостоком, он говорил, что этот город всегда был в его душе.

И здесь он не оставил научную работу. Когда учебные походы были завершены, он выразил желание помочь в исследовании залива Петра Великого. Этот район в ту пору был изучен слабо. Сильные туманы, изрезанная береговая линия, прибрежные камни и скалы затрудняли плавание и подходы к Владивостоку.

Просьба Макарова была удовлетворена, а подполковник Алексей Семенович Стенин, начальник «Отдельной съемки в Восточном океане», руководивший всеми гидрографическими работами, снабдил Макарова точными координатами астрономических и геодезических пунктов от Владивостока до реки Тумень-ула.

Делая промеры и исследуя южное побережье Приморья, Макаров, пользуясь «правом первооткрывателя», называл географические объекты по своему усмотрению. Только в одном заливе Посьета пять открытых мысов были именованы в честь молодых офицеров корвета – мыс Андреева, Небольсина, Варгина, Мактусова и Шульца. А уютная бухта за полуостровом Гамова получила название в честь корвета – Витязь.

На основании собранных данных Макаров сформулировал специальное указание для подхода к Владивостоку в туман, служившее морякам еще долгие годы.

Особо важное задание

В середине ноября 1887 года из Морского ведомства на Тихоокеанскую эскадру пришел приказ о выполнении особого задания. В мире ситуация к этому времени поменялась. Обострилась обстановка на Дальнем Востоке и грозила разрывом отношений с Японией. Капитану 2-го ранга Макарову было предписано на вверенном ему пароходофрегате «Витязь» исследовать береговую линию материковой части Японского моря для предполагаемых стоянок кораблей Тихоокеанской эскадры.

17 ноября 1887 года «Витязь» отправился в одиночное плавание по Тихому океану. На выполнение этого задания ушло полгода. Корвет посетил тридцать портов, собрав ценную информацию. Обстоятельный отчет, представленный Макаровым в Морское ведомство, помог впоследствии в строительстве укреплений береговой линии от японского вторжения.

1 июня 1889 года после почти трехлетнего кругосветного путешествия, пароходокорвет «Витязь» вернулся в Кронштадт.

Память о «Витязе»

С 1910 года на фронтоне открывшегося Океанографического музея в Монако, начертаны названия двадцати самых прославленных на тот момент судов, на которых были совершены великие географические и океанологические открытия и исследования. Среди них – пароходокорвет «Витязь».

Появление имени русского фрегата на фронтоне музея обязано князю Альберу I, правителю самого маленького государства в Европе – княжества Монако. Именно он отбирал корабли, увековеченные на здании музея.

Князь Альбер I, военный моряк, кавалер высшей награды Франции – ордена почетного легиона, после службы на флоте занялся океанографическими исследованиями. В 1899 году близ острова Шпицберген во время одной из экспедиций он встретился с адмиралом Макаровым, проводившим испытания первого в мире линейного ледокола «Ермак», в проектировании и строительстве которого он принимал самое активное участие. Князь был восхищен полярными исследованиями Макарова, расстались они друзьями.

«Столь крупный и важный труд по гидрологии»

Несколько лет потребовалось Макарову для обработки колоссального материала, собранного во время кругосветного плавания для написания капитального труда – «Витязь» и Тихий океан». Он увидел свет в 1894 году и был удостоен премии Императорской Академии наук и золотой медали Русского Географического общества. Эта работа стала классическим трудом по океанографии и гидрологии.

Памятник адмиралу. Фото: Михаил ГОТЕНКО

Памятник адмиралу. Фото: Михаил ГОТЕНКО

Эскадра меняет курс

После кругосветного путешествия заслуги Степана Осиповича Макарова оценили по достоинству. В 1890 году он был произведен в контр-адмиралы и назначен младшим флагманом Балтийского флота. В 1894 году Макаров принял командование Средиземноморской эскадрой и в следующем 1895 году вновь оказался на Дальнем Востоке.

Срочный перевод его эскадры был связан со вновь возникшими осложнениями в отношениях с Японией. Страна восходящего солнца имела планы на Китай и Корею, где имела свои интересы и Российская империя.

Эскадра адмирала Макарова пришла в Нагасаки в самую критическую пору переговоров с Японией, когда можно было ждать полного разрыва отношений. Запахло войной. Корабли готовились к бою.

10 мая стало известно, что Япония уступила требованиям России. Напряжение спало. В начале августа адмирал Макаров на флагмане эскадры броненосце «Император Николай I» снялся во Владивосток на соединение с эскадрой Тихого океана.

Во Владивостоке адмирал Макаров посетит строительство сухого дока Цесаревича на «Дальзаводе», сделает несколько интересных докладов в Обществе изучения Амурского края и создаст выдающееся изобретение – семафорную азбуку для кораблей.

Сигнальщика на бак!

В фильмах о царском и советском флоте можно увидеть, как с разных кораблей матросы-сигнальщики с помощью флажков переговариваются между собой. Это священнодействие называется «русская семафорная азбука». Ее Макаров придумал в 1985 году.

С давних времен связь между кораблями была одной из основных трудностей. Моряки пытались изобрести различные способы передачи сообщений, но все они были либо не применимы в бою, либо ограничивались временем суток.

Азбука состояла из 29 буквенных и трех служебных знаков. Каждой букве соответствовало определенное положение рук матроса-сигнальщика с флажками. В светлое время использовали красные флажки в темное – белые. Видимость для переговоров с помощью семафорной азбуки составляла до полутора километров. Хороший сигнальщик мог передавать до 56 букв в минуту. С тех пор сигнальные флажки были обязательным атрибутом ходового мостика каждого русского, а затем советского корабля.

Войны не будет!

«Меня пошлют туда, когда дела наши станут совсем плохи, а наше положение там незавидное», – говорил адмирал Макаров близким.

Перед Русско-японской войной, пребывая в должности губернатора Кронштадта и командира порта, Макаров обращается в Морское министерство с письмом, в котором, серьезно проанализировав ситуацию на Дальнем Востоке, предлагает срочно перевести эскадру крейсеров Порт-Артура, военно-морской базы в Китае, с внешнего на внутренний рейд. Он опасается, что Япония в ближайшее время без объявления войны атакует эскадру.

«Макаров известный алармист, войны не будет! – заявили в морском министерстве. – А если и будет, то японцы должны об этом заранее официально уведомить».

Через несколько дней, в ночь на 27 января 1904 года, японцы, проявив все свое восточное коварство, внезапно атаковали стоявшую на внешнем рейде русскую эскадру. 18 миноносцев, ложными сигналами обманув дежурные корабли, почти вплотную подошли к русским крейсерам, стоявшим тремя линиями, и выпустили по торпеде. Повреждения получили крейсеры «Ретвизан», «Цесаревич» и «Паллада». Все произошло так, как и предполагал адмирал.

«Макаров приезжает, ну сейчас разобьем япошек!»

С началом войны в Морском министерстве «неожиданно» вспомнили об адмирале Макарове. Уже 1 февраля 1904 года он был назначен командующим эскадрой в Порт-Артуре. Через 24 дня дороги по Транссибирской магистрали он прибыл в крепость с командой сталелитейных мастеров.

Адмирал Макаров буквально вдохнул жизнь в морские экипажи кораблей. Со своим штабом он сразу приступил к организации боевой подготовки, проводить учебные выходы в море, стрельбы, постановку и траление мин. Два раза он предотвратил попытки адмирала Хэйхатиро Того блокировать Порт-Артур с моря. А однажды, идя на выручку своему миноносцу, не уберегся от смерти…

Встреча друзей

Чуть позже адмирала Макарова в Порт-Артур прибыл художник Василий Верещагин. Приезду художника командир искренне обрадовался. Знакомых еще с Русско-турецкой войны сближали единство взглядов, чувство патриотизма, а также незаурядность обеих личностей и главная цель жизни – служение Родине.

Вместе с адмиралом Макаровым художник Верещагин, участвуя в морских операциях, делал зарисовки прибрежных пейзажей, кораблей, моряков.

За четыре дня до их гибели художник Евгений Столица, с которым Макарова связывала давняя дружба, написал этюд – адмирал Степан Макаров и художник Василий Верещагин за дружеской беседой в адмиральской каюте крейсера «Петропавловск».

Нашли только шинель… Гибель адмирала Макарова

Утром 31 марта 1904 года, идя на выручку миноносцу «Страшный», который в разведывательном рейде вступил в бой с японскими кораблями, адмирал Макаров на флагмане «Петропавловск» в сопровождении других кораблей вступил в перестрелку с японскими крейсерами. Они уклонялись от боя и выманивали русские корабли дальше в море. Вскоре на горизонте показались дымы основных сил японцев. Разгадав план японцев, адмирал Макаров решил отойти на внешний рейд Порт-Артура и там, соединившись с другими кораблями эскадры, дать бой. Когда до гавани осталось около двух миль, страшный взрыв потряс крейсер «Петропавловск». Произошло это на виду у всей крепости.

Башня, мачты, трубы – все это как бы повисло в облаках темно-зеленого дыма, который пронизывало темно-красное зарево. Часть команды бросалась в воду.

Крейсер ушел под воду меньше чем за две минуты. С других кораблей подходили шлюпки. Из 600 человек команды спаслись только около восьмидесяти. Адмирала Макарова и художника Верещагина среди них не было. Была найдена в воде только шинель Макарова с адмиральскими погонами. Вместе с Макаровым погиб весь его штаб – 10 человек.

Трагическая гибель выдающегося флотоводца вице-адмирала Макарова стала колоссальной потерей для страны. Офицерский морской корпус Порт-Артура так и не оправился после гибели любимого адмирала. А что было потом – все знают. Флот был разбит, а Порт-Артур сдан его комендантом генералом Анатолием Стесселем

И на Тихом океане свой закончили поход…

Когда в августе 1945 года победоносная Советская армия добивала японские войска, выйдя на побережье Желтого моря, солдаты и матросы салютовали героическому Порт-Артуру. Именно тогда, в 1945 году, в стране пробудился интерес к героям Русско-японской войны. В 1946 году на экраны выходит фильм режиссера Виктора Эйсымонта «Крейсер «Варяг», переиздаются романы Александра Степанова «Порт-Артур» и «Цусима» Алексея Новикова-Прибоя.

«Помни войну!». Памятник флотоводцу и ученому

…Не лавры победы –

терновый венец

ты принял

с бесстрашной дружиной.

Твой гроб – броненосец,

Могила твоя –

Холодная глубь океана.

И верных матросов родная семья –

Твоя вековая охрана…

Эти слова русского поэта Андрея Дмитриева выбиты на памятнике Адмиралу Макарову в Кронштадте. Он был открыт 24 июля 1913 года, в дни празднования трехсотлетия Императорского дома Романовых, с надписью «Помни войну!» на постаменте.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Во Владивостоке памятник великому флотоводцу и исследователю был установлен в 1967 году на площади Луговая. Автором монумента был скульптор Алексей Ильич Тенета – создатель многочисленных памятников советской эпохи. Это он создал скульптурную композицию «Борцам за власть Советов на Дальнем Востоке», считающуюся одним из лучших советских монументов второй половины ХХ века. 24 июля 1999 года (386 лет дому Романовых, кто-то знал и подгадал!) был открыт на новом, более удачном месте – в районе гостиницы «Экватор». Прославленный адмирал, сжимая в правой руке подзорную трубу, вглядывается в море. Во Владивостоке есть улица адмирала Макарова, его именем назван Тихоокеанский военно-морской институт и несколько кораблей. А 8 января, в день рождения адмирала, к его памятнику приходят почтить память военные моряки.

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.