Премия Рунета-2020
Дальний Восток
+10°
Boom metrics
Что происходит
Эксклюзив kp.rukp.ru
12 января 2024 23:30

Как владивостокские «щуки» защитили Дальний Восток от войны с японцами

«КП» публикует хронологию создания первых подводных лодок на Дальнем Востоке
21 сентября 1933 года. После поднятия флага на подлодках «Щ-11» и «Щ-12». Фото: архив музея истории «Дальзавода»

21 сентября 1933 года. После поднятия флага на подлодках «Щ-11» и «Щ-12». Фото: архив музея истории «Дальзавода»

28 декабря 1932 года на «Дальзаводе» в обстановке строжайшей секретности была спущена на воду первая советская подводная лодка типа «Щ» серии V, собранная на Дальнем Востоке. Она положила начало созданию мощного подводного флота, охранявшего Тихоокеанские рубежи от японской экспансии в 30-40-х годах ХХ века. Этот период войдет в историю: «Дальзавод» не просто собирал подлодки, но и закладывал фундамент для флота целой страны.

Весь мир под одной крышей – японской

Но сначала историческая справка. Согласно представлениям Страны восходящего солнца 20-30 годов ХХ века, их император являлся прямым потомком богини Аматэрасу.

«Я соберу восемь углов и сделаю их своим домом» – это метафорическое утверждение древнего японского императора Дзимму. Оно конкретизировалось в руках местных политиков и стало звучать как «восемь углов мира под одной крышей». Этот политический лозунг стал идеологическим оправданием агрессии Японии против других («варварских») народов.

В 1910 году Корея стала колонией Японии, а ползучая оккупация Китая продолжалась все десятые и двадцатые годы. Поднебесную раздирала гражданская война. Для японских политиков и военных пришло время действовать. Они хотели превратить Манчьжурию «в особую зону» и «стабилизировать оборону на континенте».

Японцы не стали чураться провокаций. Самая крупная из них произошла в ночь с 18 на 19 сентябре 1931 года: на полотне Южно-Маньчжурской железной дороги произошел взрыв. Япония немедленно объявила виновниками Китай и начала боевые действия, хотя позже было установлено, что взрыв динамита произвели самураи. Провокация, вошедшая в историю как «Маньчжурский инцидент» положила началу захвату этого региона.

«В военных кругах бродят мысли о полном занятии острова Сахалин, захвате Приморья и Камчатки», – докладывал в Москву посол СССР в Японии Александр Трояновский.

Японская армада вплотную подошла к советским границам. Генералы и офицеры непобедимой армии самураев жадно разглядывали в бинокли сопредельную сторону, предвкушая великие победы. Союз прекрасно понимал, что выход японских вооруженных сил на границу СССР увеличит опасность военного столкновения.

В Кремле не желали повторения трагедии Порт-Артура в 1904 году, когда без объявления войны японские миноносцы совершили ночную атаку на стоявшие на внешнем рейде русские крейсера. А после заключения Портсмутского мира Россия лишилась Курильских островов и половины Сахалина.

Дальний Восток и абсолютно не защищенный с моря Владивосток оказался в смертельной опасности. На Тихом океане решено строить подводный флот.

Задание партии

Советскими людьми на Дальнем Востоке была проведена гигантская по своим масштабам работа по созданию материально-технической базы, расширению и переоборудованию судостроительных и судоремонтных заводов.

Главной базой по сборке подлодок должен был стать «Дальзавод» во Владивостоке. Положение на нем было тогда ужасающим, и, чтобы навести порядок, директором завода был назначен Эрнест Кужелло, бравый фронтовик и крепкий хозяйственник. Он так и заявился на завод на первое собрание в военной форме с тремя орденами Красного Знамени на гимнастерке. Быстро поднял дисциплину, а трудился и вовсе с утра до ночи.

«Работали вы плохо, попробуем лучше. Кто я такой узнаете сами. Скажу только, что работу люблю, а разгильдяев терпеть не могу», – так писала о новом директоре газета «Тихоокеанская звезда».

Эрнест Кужелло. Директор «Дальзавода» 1931-1933 годы. Фото: архив музея истории «Дальзавода»

Эрнест Кужелло. Директор «Дальзавода» 1931-1933 годы. Фото: архив музея истории «Дальзавода»

Но на Дальнем Востоке после двух революций, разрушительной гражданской войны и интервенции практически не осталось специалистов по военному судостроению и судоремонту. Для создания нового флота на заводах Ленинграда и Николаева, где строились подлодки, было отобрано около 1500 человек рабочих различных специальностей. А в Ленинграде был сформирован «Отдел судостроения» из 11 человек, который по прибытию во Владивосток возглавил все работы по сборке и испытаниям подлодок.

«Щуки» – хищные рыбы красного флота

«Мы имеем возможность этой подводной лодкой начать новую эру в нашем судостроении», – сказал в 1930 году при закладке на Балтийском заводе первых трех подлодок типа «Щ» Начальник Морских Сил Ромуальд Муклевич.

Первоначально средние подлодки типа «Щ» планировалось использовать исключительно на Балтике. В назначении лодки указывалось: «позиционная служба в Финском заливе, плавание по шхерам, крейсерство в Балтийском море, торпедные атаки кораблей до линкоров включительно».

У «Щуки» было четыре носовых и два кормовых торпедных аппарата, две пушки для надводной стрельбы. Глубина погружения подлодки составляла 100 метров, а обслуживал механизмы в ее тесном чреве экипаж в 40 человек.

Строительство «Щук» шло полным ходом, когда возникла необходимость создать подводный флот на Тихом океане. Для этого в кратчайшие сроки был разработан новый проект – V серия.

Приказано отбыть на Восток!

Но кадровую базу надо было расширять. По коммунистическому призыву на Тихоокеанский флот направляется 10 тысяч коммунистов с других флотов.

Начальником Морскими силами Дальнего Востока был назначен Михаил Викторов, опытный военный моряк, участник Моонзундского сражения.

По воспоминаниям сослуживцев, он был строг, не терпел разболтанности, угодничества, приукрашивания достигнутого и умел сплотить вокруг себя людей.

В состав группы командиров-подводников, составленной лично Народным Комиссаром Обороны Климентом Ворошиловым попал и Георгий Холостяков, первый командир первой советской подлодки на Тихом океане – «Щ-11», командир первого дивизиона подводных лодок Морских Сил Дальнего Востока. Через несколько дней Холостяков с женой уже был в купе поезда «Москва – Владивосток». В этом же купе ехал с семьей Алексей Заостровцев, будущий командир второй подлодки «Щ-12», которая в 1934 году совершит первое подледное плавание у острова Аскольд.

Георгий Холостяков. Первый командир подводной лодки «Щ-11». Фото: Анапский археологический музей «Горгиппия».

Георгий Холостяков. Первый командир подводной лодки «Щ-11». Фото: Анапский археологический музей «Горгиппия».

«Какие лодки застанем на Дальнем Востоке и в каком они состоянии, мы понятия не имели», – вспоминал будущий адмирал Холостяков в своих мемуарах «Вечный огонь».

Подлодки на «Гнилом углу». Головоломка для шпионов

Площадки для сбора подлодок находились в районе «Гнилого угла». Так называли тогда место в районе площади Луговая во Владивостоке, где сейчас находится завод «Солерс». Каждая подлодка была от лишних глаз окружена высоким деревянным забором. Секретность была запредельная. Корпуса подлодок приходили во Владивосток в эшелонах с надписью «Сельхозтехника» под невидимой, но бдительной охраной войск НКВД. Строящиеся подлодки называли «объектами», прибывших моряков заставляли переворачивать ленточки на бескозырках с названиями флотов.

Строительство подлодок. Фото: архив музея истории «Дальзавода»

Строительство подлодок. Фото: архив музея истории «Дальзавода»

С сопровождающим из штаба флота первые приехавшие подводники прибыли на «Дальзавод» со своими будущими лодками.

«На стройплощадке мы осознали, что становимся командирами первых на Тихом океане подводных кораблей нашей Родины», – вспоминал первую встречу со строящимися подлодками Георгий Холостяков.

За постройку первых двух подлодок «Щ-11» и «Щ-12» отвечали инженеры Василий Курышев и Константин Терлецкий, оба бывшие балтийцы-подводники. Последний считался опытным строителем, но пробивной и молодой Курышев вырвался вперед, подготовив подлодку к спуску на воду.

Подлодка «Щ». Фото: История.рф

Подлодка «Щ». Фото: История.рф

Корпус «Щ-11» проверили на герметичность, покрасили суриком, убрали строительные леса и смазали салом спусковые дорожки.

Руби стропы!

Решено было спускать на воду красавицу «Щ-11» ночью, чтобы не привлекать внимания посторонних глаз. У стапеля – работники завода и подводники. Раздаются команды:

– Внимание, приготовиться! Руби стропы!

В воздух полетели шапки и бескозырки, дальзаводчане обнимались с подводниками. А подлодка, плюхнувшись в воду, покачивалась на темной воде. Подошедший заводской буксир отвел подлодку к другому причалу. Через две недели рядом с ней стала вторая подлодка – «Щ-12». Началась достройка на плаву. Предстояло установить еще много механизмов, отрегулировать, наладить, проверить.

Первое погружение

Духота. Штиль. Ленивые чайки дремлют на тросах подлодки «Щ-11», стоящей у причальной стенки «Дальзавода». На причале людно – подводники, судостроители. Прибыл штаб Морских сил Дальнего Востока во главе с Михаилом Викторовым. Собрались командиры всех тихоокеанских кораблей. Это было 21 июня 1933 года. Первое погружение советской подлодки в Тихом океане. Все закапало, зашуршало. Не без недочетов. Но подлодка была готова.

Когда из воды показалась рубка «Щуки», над бухтой разнеслось мощное «ура». Участники этого исторического события обнимались и поздравляли друг друга. Через восемь дней «Щ-11» ушла на первые ходовые испытания.

Флаг на гюйс поднять!

23 сентября 1933 года на двух первых подлодках Тихого океана были подняты военно-морские флаги. Команды «Щук» были построены на палубах. К гюйс-штокам встали комиссары лодок, к кормовым флагштокам встали командиры – Георгий Холостяков и Алексей Заостровцев. Команду о подъеме флагов выпало подать Холостякову.

Отступление. Подводный танкер

В мае 1934 года от Морских сил РККА в техбюро Балтийского завода поступило техническое задание на создание проекта подводного заправщика гидросамолетов на базе подлодки «Щ» серии V. Предполагалось, что подводный танкер сможет снабжать топливом и смазочными материалами летающие лодки. Специально была разработана сложная система заправки. Подобные подлодки планировалось использовать на Севере и на Тихом океане, но реальные работы в этом направлении так и не были предприняты.

Всем вниз! Срочное погружение!

Подводники нового флота осваивали неизвестный им морской театр. Сначала выполняли учебные задачи в Амурском и Уссурийском заливах, затем, окрепнув, стали выходить на дозорную службу в море, охраняя подступы к Владивостоку.

Дозорные подлодки ночью крейсировали в надводном положении, а день проводили под водой на перископной глубине. Время было неспокойное. В штаб Морских сил постоянно поступали сведения о сосредоточении в японских и корейских портах военных кораблей.

Часто, когда подводники выходили в нейтральные воды, за ними шпионили японские кавасаки. Командиры лодок, зная, что «рыбаков» интересует совсем не рыба, меняли курс или погружались, а первая серьезная встреча с японцами выпала на долю подлодки «Щ-11». Везло ей на все первое…

Выйдя в надводном положении из полосы тумана, со «Щ-11» увидели два японских миноносца. Они были совсем близко. Погружаться было поздно – японцы могли запросто таранить лодку при погружении – у миноносцев большое преимущество в скорости хода. На них матросы снимали чехлы с орудий и торпедных аппаратов. Командовал лодкой в то время Дмитрий Чернов. Действовать тогда пришлось по обстановке. Приказав приготовить к бою носовые торпедные аппараты, он поставил за штурвал опытного боцмана, а ведение разговора с японцами предоставил комиссару лодки Василию Филиппову.

Японцы в мегафон нагло спрашивали о курсе корабля, сколько будет ему следовать лодка и когда его сменит. Вели себя, в общем, по-хамски. По международным законам никто не вправе требовать от иностранного корабля в ничейных водах отчета о его намерениях.

Комиссар Филиппов отвечал твердо и корректно – идем по своему назначению, курс сменим, когда посчитаем нужным это сделать.

Поняв бессмысленность своей затеи, японцы попросили передать привет Советскому правительству.

– Передайте наш привет японскому трудовому народу! – поддел их комиссар. Ответа не последовало, японские миноносцы резко прибавили обороты и стали удаляться.

Пока шла словесная дуэль, Дмитрий Чернов не выпускал из поля зрения миноносцы и, командуя боцману на руль, разворачивал лодку так, чтобы в случае нападения японцев можно было ответить торпедным залпом.

Увидев решительность советских подводников, японцы продолжали наблюдать за советскими подлодками, но уже не пытались приставать с вопросами.

Голуби-подводники

Нельзя не отметить еще одну разработку дальневосточников. Чтобы не дать японцам лишний раз запеленговать работу лодочных радиостанций подводники – тихоокеанцы придумали оригинальный способ передачи информации с помощью голубиной почты. Был сконструирован специальный пенал, куда помещали голубя и выстреливали, как торпеду. На поверхности моря пенал автоматически раскрывался, и голубь, даже выпущенный за десятки миль от берега, безошибочно находил дорогу в родную базу.

Как «Карась» стал «Лососем»

В сентябре 1934 года Начальником Морских Сил Владимиром Орловым был подписан приказ о введении системы принадлежности к тому или иному флоту для подлодок «щук». Тактические номера лодок теперь выглядели в виде буквы «Щ» с добавлением трехзначного номера, первая цифра которого означала принадлежность к флоту: «1» - Тихоокеанский флот, «2» - Черноморский, «3» - Балтийский, и «4» - Северный. Так первая подлодка Тихоокеанского флота «Щ-11» «Карась» была переименована в «Щ-101» «Лосось» и носила это имя до 1949 года, когда была переименована в «С-94».

Всего на Дальнем Востоке было построено 12 таких подводных лодок. Три в Комсомольске-на-Амуре, и девять во Владивостоке на «Дальзаводе». Тип «Щ» стал архетипом для большой серии подлодок всех флотов СССР.

Одна из тихоокеанских «щук» - «Щ-103» погибла в 1935 году, остальные несли боевую службу на Тихом океане и в полном составе встретили войну с Японией в 1945 году. В боевых действия участвовало три из них.

Подлодки типа «Щ» Тихоокеанского флота стали настоящей кузницей кадров советского ВМФ. Только из экипажа «Щ-101» двое стали адмиралами, а еще несколько матросов – кадровыми морскими офицерами – подводниками.

К началу Великой Отечественной войны в составе ТОФ было 85 подлодок типа «С», «Л», «М» и «Щ», собранных на «Дальзаводе» и которые базировавшихся в Приморье, на Камчатке и в Советской Гавани.

По оценкам историков, именно наличие большого подводного флота на Тихом океане отрезвляло японских милитаристов и не позволяло планировать им нападение на Владивосток во время войны.

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.