Премия Рунета-2020
Дальний Восток
+3°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
28 сентября 2023 8:00

Воплощенное в золоте и платине Восточное путешествие Цесаревича Николая

Творение Карла Фаберже, посвященное визиту будущего императора на Дальний Восток, выставлено в музее Владивостока
Пасхальное яйцо Карла Фаберже «Память Азова» в экспозиции выставки «Покорители морей и дары океанов».

Пасхальное яйцо Карла Фаберже «Память Азова» в экспозиции выставки «Покорители морей и дары океанов».

Фото: Михаил ГОТЕНКО

В середине сентября в музее-заповеднике истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева открылась выставка «Покорители морей и дары океанов в памятниках Музеев Московского Кремля». Среди предметов экспозиции, есть один, напрямую связанный с Владивостоком и морским путешествием в 1891 году юного Цесаревича Николая, будущего Императора России, когда он посетил наш, тогда еще молодой город.

Шедевр для Императрицы

В день Святой Пасхи 21 апреля 1891 года Император Александр III преподнес традиционный подарок своей любимой жене Марии Федоровне – пасхальное яйцо, созданное ювелиром Карлом Фаберже. Оно было темно–зеленого цвета с красными вкраплениями и покрыто ажурными золотыми орнаментами. Широкую кайму в месте соединения двух половинок украсили два бриллианта и рубин.

Карл Фаберже. Фото: fabergemuseum.ru.

Карл Фаберже. Фото: fabergemuseum.ru.

Императрица нажала своим красивым пальчиком на рубин, служивший одновременно кнопкой футляра, предвкушая сюрприз. Яйцо, раскрывшись, явило Марии Федоровне чудо – внутри него, на пластинке из аквамарина, красовалась миниатюрная копия крейсера Российского императорского флота «Память Азова», на котором их сыновья Николай и Георгий в этот момент совершали плавание.

Восточное путешествие

Броненосный крейсер «Память Азова» с эскадрой в это время уже неделю находился в Японии, на рейде Кобе, пройдя полмира из Средиземного моря через Суэцкий канал на Дальний Восток. На крейсере помимо двух царских сыновей – Николая и Георгия находился и их родственник – правнук Николая I – греческий принц Георг.

Май 1891 года. Крейсер Российского императорского флота «Память Азова» на рейде в бухте Золотой Рог. Фото: из фондов музея–заповедника истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева.

Май 1891 года. Крейсер Российского императорского флота «Память Азова» на рейде в бухте Золотой Рог. Фото: из фондов музея–заповедника истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева.

В долгое морское путешествие они отправились в октябре 1890 года из австрийского Триеста в сопровождении судна «Владимир Мономах», а в Адене к ним присоединился вышедший из Владивостока навстречу «Адмирал Корнилов». В ту пору практически все паровые военные корабли несли парусное вооружение, и крейсеры по старинке называли фрегатами.

Из двоих братьев только 22–летний Николай обладал статусом Наследника Престола, и его полный титул звучал как «Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич». Великий князь Георгий таковым не являлся и, в отличии от августейшего родственника – пассажира, был членом команды крейсера в чине мичмана, и что называется «тащил службу». А девятимесячное плавание эскадры затем назовут «Восточным путешествием Николая II».

Поездки за рубеж были традиционны для императорского дома Романовых еще со времен Петра I. Все будущие наследники престола, завершив обучение, отправлялись в путешествия.

Александр III, планируя эту экспедицию, предполагал, что это будет не просто путешествие, а важная государственная миссия, от решения которой зависела судьба России в новом ХХ веке.

Посетив Египет, Индию, Сингапур, Сиам (Таиланд) и Китай, эскадра Цесаревича Николая зашла в Японию, в Осакский залив. Наследнику престола предстояло посетить Токио для открытия только что построенного на деньги царской семьи православного Воскресенского собора, а затем проследовать во Владивосток, где планировалось основное действо, задуманное Александром III, но трагический случай вынудил его свернуть экспедицию намного раньше.

Смерть витает над твоей главой… Покушение на Наследника

В Японии Цесаревич Николай побывал в Нагасаки и Киото, покупал различные безделушки, пробовал местную еду и саке, любовался архитектурой и готовился к поездке в Токио. Возвращаясь после посещения буддийского храма в небольшом городке Оцу, процессия из свиты Николая и представителей японских властей двигалась на рикшах по одной из улиц, когда один из полицейских, стоявших в оцеплении, обнажив саблю, внезапно бросился к коляске Цесаревича и нанес ему четыре раны – три в голову и одну в кисть правой руки, которой тот защищался от нападавшего. Большинство присутствующих растерялись, и только принц Георг, следующий за Николаем, выскочил из коляски и сбив с ног нападавшего своей тростью, скрутил его с помощью двух подоспевших на помощь человек.

Николай II. Фото: императорскиймаршрут.рф.

Николай II. Фото: императорскиймаршрут.рф.

Покушение совершил полицейский Цуда Сандзо, считавший Цесаревича шпионом, собиравшим сведения об обороне Японии, и ненавидевший иностранцев. Резонанс в мире был огромный – нападение на наследника престола могло стать поводом для объявления войны.

По некоторым сведениям, перед экскурсией в буддийский храм, Цесаревич Николай посетил отшельника – старца Теракуто. Тот предрек ему мученическую смерть в грядущем, но вечное спасение. О близком будущем он сказал: «Опасность витает над твоей главой, но смерть отступит, трость будет сильней меча и засияет блеском».

Бамбуковую трость, которую бесстрашный Принц Георг купил буквально накануне и сбил ею с ног фанатика-полицейского, царская семья позже украсила драгоценными камнями и вновь преподнесла своему греческому родственнику. Что касается нападавшего, его осудили на пожизненную каторгу, однако через несколько месяцев он скончался от пневмонии.

Император Японии Мэйдзи срочно отправил телеграмму с извинениями Александру III и Марии Федоровне. Он также послал Цесаревичу Николаю лучших врачей и лично посетил его в гостинице «Токива», куда поместили пострадавшего наследника. Раны, полученные им от сабли, оказались не смертельными, и он быстро поправлялся. Обеспокоенный Александр III приказал сыну прервать путешествие и вернуться в Россию, во Владивосток. Там его уже давно ждали.

Приятно очутиться на Родине… Наследник во Владивостоке

Во Владивосток эскадра Цесаревича Николая прибыла 11 мая 1891 года. Когда корабли входили в пролив Босфор Восточный, батареи Владивостокской крепости дали салют из пушек, а массы народа стали собираться на Адмиральской пристани.

Цесаревич Николай 1890-е годы. Фото: красноярские–архивы.рф.

Цесаревич Николай 1890-е годы. Фото: красноярские–архивы.рф.

«Приятно, проплавав столько времени и побывав в разных станах, неожиданно очутиться на Родине, на берегу Тихого Океана», – записал он в своем дневнике.

Здесь, во Владивостоке, представителю императорской семьи предстояло выполнить главную задачу своей миссии – заложить сухой док, железную дорогу и вокзал. Из далекой провинции эти Богом забытые места превращались в мощный восточный форпост.

Ко всеобщему огорчению горожан, в день прибытия Цесаревич Николай не стал сходить на берег. Из-за сильного тумана и головных болей от сабельной раны, встречу пришлось перенести на следующие сутки.

Одно важное государственное дело, несмотря на головную боль, наследник исполнил. Приняв на борту крейсера генерал-губернатора Приамурского края барона Андрея Николаевича Корфа, генерал–губернатора Приморской области Павла Федоровича Уетербергера и руководство города, Цесаревич Николай объявил «Всемилостивейший Его Императорского величества Александра III Манифест о значительном смягчении содержания и снижении сроков ссыльнокаторжным, отбывающих наказание в Сибири». Он заменял бессрочную каторгу на срочную, уменьшал сроки за хорошее поведение и переводил несовершеннолетних преступников из каторжан в разряд ссыльнопоселенцев. Для «лихого люда» того времени это было манной небесной.

Заботы монаршие

«12 мая, в половине двенадцатого часа, Его Императорское Высочество, при громе пушек, восторженных криках «ура!», посланной по реям судов команды, на берегу многочисленного народа и войск, звон колоколов, сошел на берег у Адмиральской пристани», – писала газета «Владивосток» о начале визита наследника.

Встреченный генерал–губернаторами Приамурского края и Приморской области, комендантом крепости и представителями города, Цесаревич Николай принял хлеб–соль и направился по устланной коврами дороге к Триумфальной арке, специально построенной к его приезду.

По обе стороны его пути стояли гимназисты, воспитанницы женских училищ, представители различных учреждений, простой люд и строй войск до самого Успенского собора, где в честь наследника провели благодарственный молебен. Затем следовал прием в доме местного генерал-губернатора.

«По окончании приема, Государь Наследник Цесаревич, в сопровождении принца греческого Георга, изволил отбыть на фрегат «Память Азова» провожаемый с необычайным энтузиазмом народом и войсками. Во все дни пребывания здесь Его Высочества, город был роскошно убран флагами, коврами и гирляндами из зелени. По вечерам были великолепные иллюминации», – восторженно написал в тот день репортер газеты «Владивосток».

Вплоть до отъезда Цесаревич Николай все время участвовал в молебнах, смотрах, официальных приемах и торжественных мероприятиях.

Закладка памятника адмиралу Геннадию Невельскому, сухого дока Военного порта, будущего «Дальзавода» и одно из важнейших дел миссии Цесаревича во Владивостоке – закладка железной дороги. К городу, по сути, не шла нормальная сухопутная дорога. Добраться до него из центральной России можно было только на судах «Доброфлота». Открытие железной дороги имело огромное значение. Транссибирская магистраль – один из наиболее грандиозных проектов Российской империи.

Памятник Геннадию Невельскому во Владивостоке, заложенный Цесаревичем Николаем в 1891 году.

Памятник Геннадию Невельскому во Владивостоке, заложенный Цесаревичем Николаем в 1891 году.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

«Сегодня заложено начало Великой Сибирской железной дороги. Последствия этого так велики, что мы их в настоящую минуту понять не можем… И отблагодарить Государя изливающего щедрой рукою милости на наш край, мы можем только, заложив в глубине сердец наших клятву верою и правдою служить великому русскому делу и высоко держать русское знамя на берегу Великого океана», – проникновенно сказал генерал-губернатор Приамурского края барон Андрей Николаевич Корф после закладки Цесаревичем железной дороги и вокзала 19 мая 1891 года на торжественном завтраке.

Прощание

Суровый богатырь под грозною бронею,

Украшенный венцом двуглавого орла!

Расстаться наконец и с морем, и с тобою

Пора пришла…

Это строки из стихотворения «Прощание с фрегатом «Память Азова» князя Эспера Ухтомского, историографа Восточного путешествия Цесаревича Николая и его непосредственного участника.

В Санкт-Петербург наследник возвращался по суше. Из Владивостока он выехал в карете, убранной ландышами, заботливо собранными воспитанницами женских училищ. Офицеры крейсера «Память Азова», со многими из которых Цесаревич Николай успел подружиться, провожали его далеко за город и, выпив шампанского, пожелали будущему императору счастливого пути. Крейсер же после путешествия с августейшим наследником, еще два раза побывал во Владивостоке. В 1894 году, когда обеспечивал переход на Дальний Восток минных кораблей «Всадник» и «Гайдамак», и в 1898 году с заходом в Порт-Артур и ремонтом во Владивостоке, в доке, заложенном Цесаревичем Николаем в 1891 и торжественно открывшемся в 1897 году. «Память Азова» был единственным в истории крейсером Российского Императорского флота, удостоенным воплотиться в золоте и платине ювелира Карла Фаберже для гордости современников и на радость потомкам.

Ювелир Его Императорского Величества

Вернемся к началу нашего рассказа и гениальным творениям мастера. В 1885 году ювелир Карл Фаберже явил миру новое гениальное творение – яйцо с сюрпризом. Узнав об этом, Александр III решил преподнести его в подарок на Пасху для императрицы Марии Федоровны. Основа яйца была изготовлена из золота, покрытого слоем матовой белой эмали. Внутри помещалась сфера, имитирующая желток, а в ней – золотая курочка. Утонченной Марии Федоровне, урожденной датской принцессе Марии Софии Фредерике Дагмар, так понравился это изысканный подарок супруга – императора, что он положил началу серии из 52-х изделий, которую Карл Фаберже получивший статус Поставщика Высочайшего Двора и звание Ювелир Его Императорского Величества, ежегодно производил аж до 1917 года.

Император с супругой. Фото: императорскиймаршрут.рф.

Император с супругой. Фото: императорскиймаршрут.рф.

Его компании была предоставлена полная свобода при соблюдении трех условий: каждое новое яйцо должно быть уникальным и не повторять предыдущее, в каждом из них должен быть сюрприз, отражающий жизнь членов царской семьи.

Понятно, что все пасхальные яйца Карл Фаберже не делал лично. Несомненно, Фаберже был выдающийся ювелир, но он был руководителем огромной империи и создавал он свои шедевры с помощью многочисленных мастерских, во главе которых стояли талантливые мастера. Он внимательно рассматривал каждый проект, а все этапы самых дорогих и сложных работ контролировал лично. Компания занималась не только выпуском дорогих «игрушек» для богатых, но и производила изделия для населения со средним достатком – портсигары, кольца и украшения.

Камень избегающий солнца

Природа явила миру два чуда – цветок и камень с одинаковым названием гелиоптер. Цветок синго цвета, а камень – темно-зеленый с красными вкраплениями. С греческого он переводится как «избегающий солнца». Именно из цельного куска гелиоптера создано яйцо «Память Азова».

Зная, что путешествие сыновей займет несколько месяцев, Александр III заранее заказал Карлу Фаберже яйцо с сюрпризом в виде корабля, на котором путешествовали Цесаревич Николай и Великий князь Григорий, который они знали с самого его рождения – они вместе присутствовали при спуске на воду крейсера в мае 1888 года.

Само яйцо «Память Азова» изготовило мастерская Михаила Перхина, ведущего ювелира Фаберже. Считается, что именно он являлся автором идеи яйца с сюрпризом, затем превратившейся в целую серию.

Яйцо – футляр из цельного куска гелиоптера изготавливала мастерская Михаила Перхина, входившая в состав компании Карла Фаберже.

Яйцо – футляр из цельного куска гелиоптера изготавливала мастерская Михаила Перхина, входившая в состав компании Карла Фаберже.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Камнерезы и чеканщики Перхина с вдохновением поработали над яйцом. Этот шедевр и сейчас поражает полетом фантазии ювелиров. Выбранный для оформления стиль Людовика XV идеально подходил для золотых чеканных изделий. Вплетенные в драгоценную оправу стилизованные раковины символизируют подвижную, вечно шумящую стихию океана. Поверхность яйца украсили бриллиантами, алмазами и рубином-замком, открывающим футляр, где находился сюрприз – миниатюрная модель корабля. Ее создала входившая в империю Фаберже мастерская Августа Вильгельма Холмстрема, еще одного выдающегося мастера. По отзывам специалистов, его работы всегда отличались поразительной аккуратностью и отточенностью миниатюрных деталей.

Изготовленная из золота и платины модель корабля длиной семь и высотой четыре сантиметра помещена на пластину из аквамарина цвета морской волны в золотой оправе. Создается впечатление, будто он скользит по прозрачной морской глади. Крейсер воссоздан до мельчайших подробностей. Глаз различает якоря на цепях, крошечные платиновые шлюпки, пушки по бортам и тончайшую паутину мачт.

Миссия выполнена

Как бы не оценивали историки и современники то путешествие Цесаревича Николая, миссия, которую он исполнил по воле своего отца Императора Александра III, определила развитие Дальнего Востока на много лет вперед.

Арка Цесаревича, построенная специально к его приезду в 1891 году. В Советское время была разрушена.

Арка Цесаревича, построенная специально к его приезду в 1891 году. В Советское время была разрушена.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Через 13 лет, в 1904 году, по построенной железной дороге Морское ведомство провело уникальную логистическую операцию по переброске из Санкт-Петербурга во Владивосток эскадры подводных лодок для защиты от японского флота. В 30-х годах по этой же железной дороге на «Дальзавод» приходили разобранные корпуса уже советских подлодок, составивших главную ударную силу Тихоокеанского флота. А сухой док Цесаревича и сейчас принимает в ремонт суда и корабли ТОФ.

Об огромном значении миссии наследника престола удивительно точно писала газета «Владивосток» 19 мая 1891 года: «Не одна Сибирь, не один Приамурский край приобщаются к европейской жизни и европейской истории. Громадное значение великого дела, сегодня закладываемого рукой Наследника русского Престола, почувствуют все страны, омываемые водами Тихого океана. Куда приведет их этот великий путь общения и единения народов – гадать не будем, потому что это зависит от их готовности и умения воспринять блага, столь щедро и великодушно предлагаемые им русским Монархом».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Императорский маршрут» откроет забытые страницы истории Приморья

Особенности создания самого длинного железнодорожного пути отразили в уникальной выставке (подробнее)

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.