Премия Рунета-2020
Дальний Восток
+8°
Boom metrics
Что происходит
Эксклюзив kp.rukp.ru
9 февраля 2024 7:00

«Так ненароком убивают людей»: охоту хотят поменять на федеральном уровне – зачем это нужно

Приморский парламент предложил запретить охотиться с тепловизорами и собаками в России
Эксперты высказались о предложениях.

Эксперты высказались о предложениях.

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

Депутаты Приморья намерены приструнить охотников, которые выходят в угодья с тепловизорами, приборами ночного видения, большими стаями собак, а также хотят запретить стрелять из оружия крупного калибра. С предложением внести изменения в правила охоты депутаты обратятся в федеральное Министерство природных ресурсов. Однако для начала парламентарии рассмотрят тонкости проекта с охотпользователями, экспертами, а также природоохранными организациями. «КП», в свою очередь, побеседовала со специалистами этой сферы. В эфире радио (90.4 FM) поговорили с Алексеем Суровым, начальником управления охотнадзора Приморья, а также Сергеем Арамилевым, генеральным директором Центра «Амурский тигр», кандидатом биологических наук.

«12 часов спать, 12 – охотиться»

Каждая законодательная инициатива имеет основание. Можем ли мы сказать так об этом предложении?

Сергей Арамилев:

– Изменения обоснованы, и наша организация их в том числе поддерживает. Мы помогали в разработке. На самом деле, основой является все забытое старое. Это было при Советском Союзе. Соответственно, прогресс не стоит на месте, и начали появляться тепловизоры.

Тут важно понимать, что тепловизор – очень дорогой прибор, и, скажем так, население среднего уровня достатка не может себе его позволить. Поэтому зачастую их используют те, кто занимеются торговлей нелегальным диким мясом. Устройства существенно облегчают работу браконьерам, и у животных нет практически никаких шансов. В ночное время службам контроля и надзора достаточно сложно выявлять таких людей и пресекать их деятельность. .

Алексей Леонидович, а как часто выявляются случаи использования тепловизоров и приборов ночного видения?

Алексей Суровый:

– Постоянно. Возможно, вы слышали, на территории нашего края было даже несколько смертельных случаев. Браконьеры убивали людей, приняв их за животных.

Сергей Арамилев

Сергей Арамилев

Фото: Андрей МИНАЕВ

Сергей Арамилев:

– Страдают в том числе и сельскохозяйственные животные. Все понимают, что в Приморском крае свободный выпас животных, и зачастую при ночных незаконных охотах гибнут лошади, коровы и все так далее. Их могут принять за жертв тигров, но на самом деле большая часть погибших как раз из-за незаконной охоты с применением тепловизоров. Есть расхожее мнение, что день – для охотника, ночь – для зверя. Вот это то правило, которое долгое время позволяло сохранять объекты животного мира для неистощительной охоты. На самом деле, это достаточно честно. 12 часов мы охотимся, 12 часов звери отдыхают. А устраивать круглосуточную охоту, не давать покоя животным и себе – это неправильно.

Алексей Суровый:

– С 2020 года у регионов нет возможностей вводить свои ограничения такого характера. Я не говорю про тотальный запрет использования тепловизоров, а говорю о том, что необходимо разработать четкие правила использования данных приборов. Если есть охотничье хозяйство, у которого развита охотхозяйственная инфраструктура, есть определенные подкормочные площадки, оборудованные вышки, то почему бы охотнику не использовать данный прибор? А когда этого всего нет и прибор используется для браконьерства с дорог общего пользования...

У нас ведь зачастую бывает проще, взяли и запретили, а там уже разберемся.

– По сути, эти инициативы – это попытка закрыть те дыры, которые образовались при переходе от советской системы в российскую. В Уголовном кодексе Российской Федерации есть статья 258.1, есть пункт, который запрещает охоту ночью с использованием автомобилей и осветительных приборов. В то время, когда писали данную статью, кроме осветительных приборов ночью ничего не применялось, хотя всем понятно, что тепловизор – это аналог осветительного прибора, только более совершенный.

Сергей Арамилев:

– При использовании освещения или прибора непонятно, кто в итоге перед тобой стоит: самка или же самец. Стрельба на большие дистанции сейчас возможна, так как в большинстве случаях сейчас у всех хорошее оружие. И это приводит к трагическим событиям: к гибели людей, или же убивают самку, и остаются детеныши.

С вашего позволения, вернемся снова в советское время. Не использовали тогда, но это ведь не говорит о том, что охота была менее эффективна?

Сергей Арамилев:

– Конечно, нет. Достаточно много традиционных способов, которые помогают. Многие жители нашей страны не всегда понимают запрет, почему на пушных животных нельзя охотиться с более крупным калибром. Использование крупного калибра против зайца, рябчика, колонка, лисицы и так далее приведет к тому, что попадание такого снаряда уничтожит охотничий трофей, получается, убийство ради убийства. Охотники, которые его используют, все прекрасно понимают. Вот почему они это делают. Это такой способ, благодаря которому можно обойти закон. Люди берут разрешение на охоту на зайчика, возят с собой оружие, с которым можно идти на пятнистого оленя и кабана. Понимают, что к каждому не пристроить инспектора, и у человека есть шанс, чтобы легально охотиться на парнокопытное животное. Затем либо потихоньку, либо же сразу вывозят все это мясо. Законопроект – забота о тех охотниках, которые охотятся легально. Если человек приобрел разрешение и путевку и находится в охотничьих угодьях, то он должен быть уверен, что зверя там достаточно и охота будет успешной. Он должен быть на более высоких правах, нежели люди, занимающиеся этим без документов. Вся работа службы охотничьего надзора, и в данном случае депутатов, направлена на законный запрос людей.

Алексей Леонидович, как вы считаете, нужно ли изменять правила охоты?

Алексей Суровый

Алексей Суровый

Фото: Предоставлено «КП – Владивосток»

Алексей Суровый:

– Да, правила охоты нужно поменять, потому что есть моменты, которые просто-напросто не урегулированы. Это вот, как мы говорили, ограничение тепловизоров, световых приборов. Это введение ограничений по использованию оружия. Допустим, на пушную группу, мы говорим, охотьтесь с дробовым оружием, охотьтесь с малокалиберными винтовками, калибром 5,6 мм, а вот на волка можете применять оружие большего калибра. Либо нужно предусмотреть возможность ограничения сроков охоты.

Правила сделаны для всей территории Российской Федерации, и они не учитывают специфику регионов. К примеру, возьмем охоту на водоплавающую дичь. В России и в Приморском крае она разрешена до 31 декабря. У нас, как правило, уже в начале ноября лед лежит, и утка соответственно улетела.

Вот этот момент мы и хотим урегулировать, чтобы была возможность у губернатора субъекта ограничивать сроки. Вот, к примеру, традиционные сроки охоты на копытных на территории Приморского края: с 1 ноября по 10 января, это 70 дней. И мы говорим о том, что на срок меньше этого периода охота закрыта не будет. Общая продолжительность охоты сохранится, но губернаторы получат возможность сдвигать даты.

Сергей Арамилев:

– Почему охота на копытных животных раньше была до 15 января? Это связано с тем, что после этой даты у самок начинают развиваться эмбрионы, и, соответственно, когда вы охотитесь в конце января – начале февраля, у вас есть шанс застрелить самку, в которой уже находится сформированный плод. И таким образом выстрелом можно убить троих-четверых.

В советское время это понимали, и в начале 90-х была задача вернуть те здравые смыслы, чтобы охота приобретала признаки цивилизованности, чтобы развивалась популяция. Что касается аргументов, зачастую люди говорят: «Вот как я пойду на пушное животное с дробовым оружием либо же малокалиберным, ведь как только я зайду в лес, то на меня нападет сразу медведь». Пушное животное – это не тот вид питания, за которое тигр конкурировал бы с человеком.

– Много ли случаев, когда охотники переходят границы охотничьих угодий и попадают на особо охраняемые территории?

Алексей Суровый:

– Здесь нарушение границы – это уже осознанное действие «товарищей»-охотников. Перед выходом все должны ознакомиться с картой. Тем более сейчас все карты охотничьих угодий есть в электронном виде. Допускается нарушение охотничьих угодий на километр. Это не такое существенное нарушение.

Сергей Арамилев:

– Все сложнее верить в оправдания, потому что практически каждый гаджет, каждый автомобиль оснащен системой GPS, и человек прекрасно понимает, где он находится. Если мы говорим о доступных национальных парках, как «Земля леопарда», они находятся в зоне покрытия связи.

Разрешения выдаются в соответствии с заявлением. Если это угодье общего пользования, то разрешение получается в министерстве лесного хозяйства, на Алеутской, 45а, либо на местах у районных охотоведов. Если же это охотничье хозяйство, то тогда получают у юридического лица. Приходят к нему, пишут заявление, после чего получают разрешение. При этом при получении разрешения охотник обязан ознакомиться с границами угодий. Потому что в хозяйствах есть так называемые зоны охраны охотничьих ресурсов, где охота запрещена.

Алексей Суровый:

– Самое важное, когда охотник получает свой охотничий билет, он знакомится с охотминимумом, который в скором времени станет обязательным экзаменом. Там прописано, какие животные находятся в Красной книге, какие нет. Объясняются все правила охоты, а также почему они важны, в том числе техника безопасности обращения с оружием. Оправдания в любом случае звучат как глупость.

Алексей Леонидович, скажите, можно ли ходить наперевес с оружием по лесу?

Алексей Суровый:

– Только при наличии соответствующих разрешений, таких как разрешения на добычу охотничьих ресурсов, охотничьего билета и разрешения на оружие, в установленные сроки охоты. Нахождение с оружием в другое время приравнивается к производству охоты и влечет за собой как административную, так и уголовную ответственность.

А чем собаки не угодили?

Хорошо, охоту с тепловизорами нужно контролировать. Но почему затронули еще и стаи собак? Я просто ни разу не видел охотников, которые везут с собою свору животных.

Алексей Суровый:

– Это вы здесь не видели, а на северных территориях Приморского края такое практикуется. В советские времена был такой интересный момент, что на охоту на барсука допускалось две собаки, а на медведя – три. Сейчас ограничений нет. И о них просят даже сами охотники.

У меня такое ощущение, что, когда разрешали и запрещали тепловизоры, те, кто принимал решение, делали это для себя. Это сугубо мое ощущение. Кстати, вот что касаемо собак, они должны иметь документы?

Алексей Суровый:

– У нас данный вопрос не регламентирован. Допускается только наличие справки, потому что с этими собаками можно можно выбираться в лес с иными сроками охоты. К примеру, на водоплавающую дичь в осенний период идти можно с легавыми, спаниелями со справкой.

Давайте суммируем существующие ограничения. Что запрещено на охоте? Что относится к незаконной охоте?

Алексей Суровый:

– Использование механических транспортных средств, при добыче и преследовании животных. Стрельба по не ясно видимой цели, применение взрывчатых веществ, применение электронных манков, которые имитируют звуки животных. Применение раненых или же других объектов животного мира. Применение оружия определенного калибра.

– Я, готовясь к сегодняшнему диалогу, заехал в охотничий магазин. Я не был там почти три года и заметил, что количество экспонатов уменьшилось в разы.

Сергей Арамилев:

– Это связано с импортозамещением.

– Это хорошо или же все же плохо?

Сергей Арамилев:

– Те средства, которые используют охотники для того, чтобы обеспечить свою безопасность или же облегчить охоту в Российской Федерации, достаточно успешно применяются. Да, возможно, оружие не такое «красивое», но оно достаточно эффективное и разработано для наших климатических условий.

– А много ли охотников во Владивостоке и можно ли сказать, что в Приморском крае гораздо больше, нежели в нашем городе? Может, они все и раскупили?

Алексей Суровый:

– На территории Приморского края у нас зафиксировано более 86 тысяч охотников, а во Владивостоке – в пределах 1/3 от общего количества.

Сергей Арамилев:

– Охотников достаточно много, если официальную цифру умножить на членов их семей, то можем говорить, что 1/4 часть населения связана с охотой. Еще есть какая-то часть людей, которая нелегально занимается охотой. Многие просто за компанию приезжают. Есть даже такая шутка, что нужно поставить памятник одному из спиртных напитков, так как он спас больше животных, чем все вместе взятые надзоры.

Что касается закупок, сейчас многие приобретают оборудование через интернет.

Подводя итоги нашей беседы, можно ли сказать, что вы поддерживаете инициативу депутатов?

Алексей Суровый:

– Эту инициативу поддерживают и другие субъекты Дальневосточного региона: Хабаровск, Амурская область, ЕАО. Однако каждое предложение будет дорабатываться.

Сергей Арамилев:

– Пока что это, скорее, даже не формулировки, а идея. Это не в таком виде пропишется в правилах об охоте. Есть идея, что нужно что-то делать с тепловизорами, депутаты об этом сказали. Если инициатива будет принята, то в ходе заседаний нашего парламента, Государственной Думы, отраслевых министерств будет создана формулировка, которая непосредственно войдет в правила об охоте и, надеемся, будет учитывать предпочтения всех слоев населения.

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.