Премия Рунета-2020
Дальний Восток
-3°
Boom metrics
Владивосток
Эксклюзив kp.rukp.ru
8 ноября 2023 8:55

Взяла на себя чужую вину за убийство и пожалела: почему пенсионерка не может забрать из интерната сына-инвалида

В Приморье ранее судимая мать пытается доказать, что готова воспитывать сына-инвалида
Альбина со своим сыном.

Альбина со своим сыном.

Фото: Предоставлено «КП – Владивосток»

Когда юноше Жене из Новошахтинска исполнилось 18, он пришел в администрацию поселка со словами: «Пристройте меня куда-нибудь, я так больше не могу». Молодой человек вынужден был остаться жить с отцом и 17-летней сестрой, но вскоре папа увлекся наркотиками. Мать отправили в места лишения свободы за убийство, которое, как уверяет женщина, она не совершала, якобы хотела прикрыть брата.

Но с тех самых пор уже 25 лет Евгений живет в стенах психоневрологического интерната в селе Майское. Ему поставили инвалидность, диагностировали задержку в развитии. Мать мужчины – Альбина Витальевна – всеми силами пытается доказать, что она способна стать опекуном для своего сына, но получает отказы по ряду причин. В материале «Комсомольской правды – Владивосток» попытались разобраться в противоречивой истории.

«Кровь не на моих руках»

Начнем издалека. Альбина родилась и выросла на Сахалине, а затем переехала в Лесозаводск на учебу. Там она повстречала своего будущего мужа и родила ему двоих детей – мальчика и девочку. Первенец родился с особенностями, ребенок оказался шестипалым, у него начали фиксировать задержку в развитии. После операции по удалению лишних пальцев с рук и ног у него резко ухудшилось зрение, за ним нужен был должный уход. Какое-то время семья справлялась, они переехали в квартиру в Новошахтинском пгт, которую Альбине выдали за работу в котельной. Но однажды брат женщины, который тоже проживал в этом селе, убил собственную жену во время ссоры. Решив, что мать с двумя детьми накажут лишь условным сроком (как уверяет сама женщина), Альбина взяла вину на себя, о чем потом очень пожалела.

За убийство супруги брата по статьям 108 и 103 УК РСФСР женщине дали 10 лет, из которых она провела в заточении шесть, а затем ее выпустили досрочно за хорошее поведение. А пока женщина отбывала наказание, муж пил, употреблял запрещенные вещества и никак не заботился о детях. Они сбежали кто куда. Дочь переехала в Кипарисово, а сын решил найти пристанище в стенах интерната.

«Там его признали недееспособным, а затем поставили диагноз «тяжелая умственная отсталость с нарушением поведения». Все это время он ждал маму, но забрать к себе она его не могла. Сначала мешали шесть лет заключения, а после – незакрытая судимость. Затем она восстанавливала разграбленную квартиру после дружков-наркоманов ее супруга, проходила нужные медицинские обследования, хотела доказать, что она способна ухаживать за инвалидом, и работала в вагоне-ресторане официанткой, чтобы ей могли выплачивать пенсию. Столько стараний. Представляете ее горе, когда ей сказали, что Женя с ней жить не будет? Не положено», – поделился с корреспондентом друг семьи Степан Сушко.

Интернат или родная мать?

Евгению уже 43 года, вот уже 25 лет он является воспитанником интерната. Альбина уверяет, после освобождения из мест лишения свободы она приезжала к сыну каждые 3-4 месяца и ежедневно поддерживала с ним связь по телефону. В период пандемии встречи были невозможны. Все посещения записывались в специальный журнал, но случилась неприятная история с выпавшим из окна пациентом. Делом занялся Следком Спасска-Дальнего, изъял часть документов, однако, как утверждают герои истории, вернул далеко не все.

«Теперь мне заявляют, что я не интересовалась жизнью Жени. Якобы лишь в 2015 году забирала в отпуск и навестила в 2018-м разок – и все. Мне пишут, что я передавала ему вещи и продукты всего три раза с 2020 по 2022 год. Да как же такое может быть? Я не идеальная мать, но от своего ребенка не отказывалась. Если бы знала, что все так обернется, задокументировала бы все свои посещения. А теперь не могу доказать, что проводила время с Женей», – рассказала Альбина Витальевна.

Женщина обращалась в правительство Приморского края и в министерство труда и социальной политики. Там ей заявили, что она не может быть опекуном по многим причинам. Например, из-за бывшей судимости, а также из-за того, что между ней и сыном давно утрачены родственные отношения, ведь по бумагам Альбина практически не навещала Женю. Более того, матери указали на «отсутствие навыков общения и проживания с недееспособным человеком» и пенсию, которая меньше прожиточного минимума.

Почему-то Евгений вышел на встречу с мамой в грязной одежде.

Почему-то Евгений вышел на встречу с мамой в грязной одежде.

Фото: Предоставлено «КП – Владивосток»

Что же думает сам Евгений?

Редакции не удалось побеседовать лично с мужчиной, поэтому о его мыслях и чувствах нам рассказал Степан Сушко, навещающий Женю в интернате вместе с его мамой.

«Евгений – самый обыкновенный человек. Да, у него есть запущенность в образовании, а кто им будет там заниматься среди 500 воспитанников? Не хочу сказать ничего плохого об этом медучреждении, люди выполняют свою работу. Но очевидно же, что сыну будет лучше с мамой. Мы навещали Женю, на наш взгляд, он был в грязной одежде, заметили ссадину на лице. Откуда она взялась – нам так и не объяснили. При встрече с мамой он задает один и тот же вопрос: когда его заберут домой. Боюсь даже говорить о том, что удача не на нашей стороне и всю оставшуюся жизнь Евгений проведет в стенах интерната. Матери не запрещают его навещать. Но одно дело жить среди персонала, а другое – с родным человеком. К тому же Жене зачем-то прописали психотропные препараты. Зачем они ему при его задержке в развитии, чтобы превратить в овощ? В ответе на обращения Альбины Витальевны нам заявили, что именно после звонков матери у пациента наблюдается ухудшение психического состояния, требующее вмешательства медперсонала. Я слышал их разговоры по телефону. Человек просится домой, а мать умоляет дать ей шанс исправить ошибку».

Женя подошел к матери с расцарапанным лицом.

Женя подошел к матери с расцарапанным лицом.

Фото: Предоставлено «КП – Владивосток»

По словам Степана Сушко, Альбине после ее прошлого никто не верит. Специалисты считают, что человеку с такими особенностями, как у Евгения, лучше находиться в интернате. Друг семьи заявляет, что женщину подозревают в том, что она просто хочет жить на инвалидные выплаты, которые полагаются ее сыну. Женщина пыталась донести, что каждые полгода в таком случае семью проверяет сотрудник из органов опеки, и, если бы заметили что-то неладное, могли бы тут же забрать Женю обратно.

«Мне готовы помогать дочка и ее семья. У нее два сына, парни молодцы, один военнослужащий, второй заканчивает школу. Ответственные. Ее муж согласен прийти на выручку. Я с супругом больше не живу, он уже давно нашел другую. Здоровью и безопасности Жени ничего угрожать не будет. Сын хочет ко мне, а я делаю все для того, чтобы он вернулся домой. Но меня не слышат. Я думала, что мне пойдут навстречу по программе по воссоединению семьи, но кто-то решил, что для такой женщины, как я, она не подходит».

Сейчас мать при поддержке Степана Сушко пытается доказать, что диагноз тяжелой умственной отсталости ее сыну поставили неверно, и он может сам решить проживать ему дальше в интернате или нет – соглашаться на опекунство с ее стороны или остаться в стенах, где он прожил большую часть своей жизни, заменивших безопасный дом, которого он лишился.

Можно ли понять позицию органов опеки? Специалисты ясно объясняют свое решение. Они переживают за будущее человека, который не жил и не развивался в социуме, как другие, да и к тому же почти ничего не видит. Евгений, как бы это не было печально признавать, всю свою жизнь вынужден зависеть от кого-то, и специалисты не могут отдать его человеку с противоречивой судьбой. Получит ли женщина второй шанс доказать, что она не отказывается от сына и готова нести за него ответственность – покажет время.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Я думал, он убьет папу, а потом и меня»: житель Владивостока винит соседа в психологической травме своего ребенка

Во Владивостоке мальчик с СДВГ 10 месяцев ходит по больницам после драки отца и соседа (подробнее)

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.