Премия Рунета-2020
Дальний Восток
-7°
Boom metrics
Что происходит
Эксклюзив kp.rukp.ru
10 ноября 2023 9:15

Исповедь полицейского: подполковник милиции в отставке – о погоне за убийцей мэра и секретах службы в ОВД

Директор музея МВД во Владивостоке Александр Пугачев: «Ребята, которых я задержал, говорили спасибо»
10 ноября – День сотрудника органов внутренних дел. Из архива.

10 ноября – День сотрудника органов внутренних дел. Из архива.

Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

День сотрудника органов внутренних дел традиционно отмечают 10 ноября. История праздника началась в 1962 году, когда в СССР появился День советской милиции. Самые известные милиционеры того времени – это, конечно, Жеглов и Шарапов из телефильма «Место встречи изменить нельзя». А про правоохранителей эпохи 90-х же зрителям рассказал сериал «Улицы разбитых фонарей». Из-за персонажей кинокартин у людей сложилось мнение, что случайные люди в полиции не служат – берут туда только исключительных… Но как все было на самом деле?

О службе в ОВД, ее трудностях и опасностях в эфире радио «Комсомольская правда – Владивосток» (90.4 ФМ) рассказал Александр Пугачев, подполковник милиции в отставке, ветеран МВД, директор музея городского Управления МВД.

С РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНЬЮ НЕ СРАВНИТСЯ

– Насколько образ из нашумевших фильмов и сериалов соответствует реальным представителям профессии?

– Жизнь сотрудника полиции, а в прошлом – милиции, очень разнообразна. Нельзя замыкаться на сериалах – в реальности действия специалистов намного богаче, насыщеннее. Практическому опыту соответствует только кусочек фрагмента: расследование какого-то обстоятельства, например.

– У вас есть любимый киногерой?

– Когда я пришел на службу – это был 1984 год, – ими были Глеб Жеглов и Володя Шарапов. Вот на них мы и ровнялись. Один герой храбрый, мужественный, шел на любые риски. Другой – правовед в рамках закона. Они друг друга дополняли, помогали не переступить грань закона.

– А один реальный человек может сочетать в себе оба эти образа?

– Наверное. Внутри каждого сотрудника полиции должен быть стержень. Такая работа – как ходьба по лезвию ножа. Шаг влево, вправо может обернуться ошибкой. Нужно помнить настоящее и ценить будущее.

– Ваша служба была далека от киношного образа?

– Какие-то моменты совпадали. Но в основном, конечно, она была намного насыщеннее.

Подполковник милиции в отставке Александр Пугачев.

Подполковник милиции в отставке Александр Пугачев.

Фото: Екатерина МАКСИМОВА

РАСКРЫВАЛИ ДЕЛА НА ПЕРВОМ ДЕЖУРСТВЕ

– Из чего складывались ваши рабочие будни?

– Они всегда начинались с оперативки. Начальник вызывает, ты докладываешь, что сделал, что планируешь делать. И, соответственно, планируются мероприятия на день, на два, на три, в зависимости от криминальной обстановки.

– В то время, когда вы служили, какова была обстановка?

– Это было серьезное время. Например, 1996 год. В магазинах все по карточкам, по талонам… а ведь нужно было что-то купить на завтрак домой, на обед, на ужин. Ну и работу никто не отменял: она была по графику 7 на 24. Вызвать могли в любой момент.

– А сколько вы проработали?

– 24 года и 8 месяцев. Совместно с боевыми у меня получилось 33 года выслуги.

– Каким было первое уголовное дело, которое вы расследовали?

– После Донецкой спецшколы я приехал в Первоуральск, город в Свердловской области, и на первом же дежурстве был совершен грабеж. Шапку дорогую сорвали зимой. И мы начали отрабатывать этот район. Я по своей инициативе полез в подвал… нахожу там трех молодых ребят, лет по 20. Немного выпивших, они сидели отдыхали, закусывали. Мое появление шокировало их. После их задержания раскрыли еще квартирные кражи, в том числе и шапку нашли. Позже об этом даже написали в газете «Первоуральск».

– Ребята сразу сознались в содеянном?

– Нет. Но под собранными уликами они признались. Что-то они носили на себе, что-то продали… мы потом пошли по скупкам, которые они указали. Вещи были собраны, доказательства тоже, люди осуждены.

«ДОЛЖЕН БЫТЬ ВНУТРЕННИЙ СТЕРЖЕНЬ»

– У вас азартная работа? Имею в виду ощущения от расследований, задержаний.

– Это не просто азарт, это адреналин. Ты идешь по следу преступника, зная, что к тебе обратился человек со своей просьбой, что ты обязан ему помочь… И когда ты выходишь на след злоумышленника, у тебя появляется желание быстрее его задержать. Одновременно с этим ты понимаешь: захватить – одно, а собрать вещественные доказательства, разоблачить – совсем другое.

– Сколько дел одновременно приходилось вести? И как вообще не запутаться в потоке информации?

– Планирование – один из самых важных моментов в расследовании и деятельности сотрудника полиции. От этого зависит, как у тебя пройдет день. Есть оперативные дела, есть сопровождение уголовных дел, внезапные мероприятия или совершенные преступления. Доходило до 10-15 моментов, на которые нужно было реагировать. По каким-то срочно, по каким-то нет; где-то составить справки или подготовить отчет, где-то надо было послушать и посмотреть аудио, видео... по-разному.

– Можно ли научиться быть полицейским? Или все же нужно располагаться к этому душой?

– Нужно, чтобы человек искренне хотел поступить в органы внутренних дел. У него должен быть внутренний стержень, желание защищать окружающих и помогать людям, попавшим в беду. И этот стержень формируется постепенно.

– В вашей практике были случаи, когда на службу приходили молодые ребята, а через некоторое время говорили: «Нет, не мое»?

– Были, но нечасто. Все-таки человек осознанно выбрал защищать свой народ, свою страну.

НАШЛИ УБИЙЦУ МЭРА ЕЛИЗОВО или ЧУТЬ НЕ НАГРЯНУЛИ К ЗНАМЕНИТОМУ ПЕВЦУ

– Какие преступления сложнее всего раскрывались?

– Есть латентная преступность – то есть правонарушение было совершено, но его как будто нет. Есть тяжелые убийства, есть заказные. Последние, пожалуй, и есть самые тяжелые. Раскрытие такого дела – процесс нелегкий. У меня на практике было мероприятие, где наши местные преступники совершили покушение на главу администрации города Елизово – Полозова Александра. Они его просто подорвали, но благодаря определенным мероприятиям были выявлены заказчик, который купил взрывчатку, и человек, который ее принес, и тот, кто перевозил на самолете деньги для ее закупки. Исполнителя осудили на 17,5 лет, интересное было задержание у него. Проводился комплекс оперативно-разыскных мероприятий, был задействован СОБР. Тогда был еще Марченко Владимир Иванович, в честь него называли улицу Марченко вместо Тормозной.

– Найти можно кого угодно?

– Многие меняют документы, внешность, шифруются. Но грамотные сотрудники их все равно отыскивают.

– Тем более что сегодня повсюду видеонаблюдение…

– Камеры – хорошее подспорье. Но под каждую из них было бы неплохо иметь программу, которая идентифицировала личность человека, его намерения и его поступки…

– А были курьезные случаи?

– Конечно. У меня было уголовное дело по факту мошенничества. Как сейчас помню – это 1993 год, у нас проходили по делу Белоусов и фирма «Кристина». И я сотруднику говорю: «Пойди по адресному бюро, пробей человека и возьми официальную справку для возбуждения уголовного дела и для материалов». В итоге он приходит и говорит: «Александр Сергеевич, нет такого Евгения Белоусова». А как нет? Я же сам видел его учетную карточку! Я говорю: «А ты правильно проверил?» Отвечает: «Да, Евгений Белоусов». Я сижу, анализирую: может, задачу неправильно поставил?.. А потом понял. Какой Евгений, когда там имя совсем другое? Спрашиваю: «Почему искал именно его?» А сотрудник отвечает: «Ну как, это же певец!» А ведь не этого знаменитого певца искать нужно было, а другого человека!

– Пытались ли мстить вам подозреваемые или люди, которые отбыли срок?

– Когда человек отсидит, второй раз ему туда попадать совсем не хочется. Покушения на сотрудника полиции – серьезное преступление, не каждый на такое пойдет. Угрозы были. Для этого и формируется стержень. Когда я работал в Управлении собственной безопасности (мы следили за контролем соблюдения закона в органах внутренних дел со стороны сотрудников милиции), я был в отделе по государственной защите сотрудников милиции. Там в случае угрозы сотруднику или его семье в течение 24 часов нужно принять решение.

И вот мой руководитель сказал: «Александр Сергеевич, у тебя сегодня поездка в Спасск». А мы ехали с ним на проверку в Арсеньев. И вот меня среди дороги выбросили, и я пошел выполнять работу. Все нормально, защитили коллегу и его близких. Мною была задержана организованная группа по Спасску. Они дали слово, что прекратят свою незаконную деятельность; также у них забрали и передали настоящей хозяйке машину, которую они угнали.

ДУМАТЬ, КАК ПРЕСТУПНИК, НО НЕ ВЫЙТИ ЗА ГРАНЬ

– Как изменила вас работа в ОВД?

– Преступники бывают разными: и с одним высшим образованием, и с двумя. И уважаемые люди, даже с администрации города или края. Так что приходилось учиться, читать дополнительную литературу. И не забывайте: чтобы раскрыть преступление, полицейский должен думать, как преступник, а порой даже действовать, как он – но в рамках закона, разумеется. И тут самое опасное – твои мысли не должны перейти в реальность, чтобы ты не встал на ту, другую сторону.

– А были случали «перехода на ту сторону»?

– Много такого было. Ребята, с которыми я служил в Управлении по организованной преступности, получили сроки, и немаленькие. По восемь с половиной лет. Сейчас они отбыли наказание и находятся на свободе, я поддерживаю с ними общение. Почему? Потому что человеку – любому, совершившему преступление или нет – нужно давать шанс исправиться. Шанс понять, что он поступает неправильно.

– Испытывали ли вы когда-нибудь жалость к преступнику?

– Жалость – нет. А вот обиду… даже не обиду, а горесть. Красивый мужчина с образованием идет на преступление, а после – теряет 4 или 5 лет своей жизни. Хочется сказать: «Ну куда ж ты идешь? Вход туда широкий, а вот выход – маленький! И потом на какую работу ты сможешь пойти?..»

– Исходя из вашего многолетнего опыта, не появилось ли у вас чувства, что каждый может совершить преступление?

– Хочется верить, что вокруг меня надежные, порядочные люди. Человеку, который стоит где-то со слезами на глазах, хочется сказать: «Что случилось, чем тебе помочь?». А злобы или понимания, что каждый может оказаться преступником… такого нет.

– Часто ли к вам приходили с благодарностями? Может, до сих пор приходят?

– Даже ребята, которые мною были задержаны, потом приходили и говорили: «Спасибо, что остановил меня. Я не успел зайти дальше». Ведь многих ребят, которые в 90-е зашли дальше, уже нет.

– Дайте совет начинающим полицейским. Чего лучше никогда не делать в их работе?

– Надо соблюдать закон. Надо творить добро, и оно к тебе возвратится. Современный полицейский должен быть всесторонне развит: духовно, физически, морально. Чтобы противостоять трудностям, быть готовым к разным нюансам и поворотам судьбы. Должны быть образование, юридическая подкованность, выдержка, терпение. Ты должен быть опрятным, уметь грамотно разговаривать. Также нужно уметь выслушать человека, понять его, задать уточняющие вопросы, и только после этого можно делать выводы.

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.