Премия Рунета-2020
Дальний Восток
+11°
Boom metrics
Дом. Семья
Эксклюзив kp.rukp.ru
13 мая 2024 10:00

«Первого потеряли, но не отступили»: как в России открыли первый центр по спасению тюленей

За 20 лет работы центр «Тюлень» в Приморье спас 120 нерпят
Мы - тюлени. Фото: центр "Тюлень"

Мы - тюлени. Фото: центр "Тюлень"

Весной этого года приморские паблики заполонили новости о найденных на берегах тюленятах-ларгах. За спасением маленьких нерп, которых волонтеры забирали прямо из центра Владивостока, Находки и других населенных пунктов южного Приморья, следили все, кому небезразлична судьба этих милых животных. О том, откуда появляются потеряшки-ларги, что делать, найдя тюленя, и как происходит их реабилитация, мы побеседовали с писателем и художником Лорой Белоиван – основателем и директором центра реабилитации морских млекопитающих «Тюлень». Почти за двадцать лет работы специалисты и волонтеры центра спасли от неминуемой гибели и вернули в природу около 120 нерпят. «Точнее, посчитать никак руки не доходят», – смеется директор центра.

История этого удивительного места началась в 2005 году с той самой случайности, которые оказываются вовсе не случайными. Жившая тогда во Владивостоке на Эгершельде Лора Белоиван с мужем Павлом выгуливали собаку на берегу моря, и пес нашел среди камней тюлененка, истощенного и умирающего, уже впавшего в кому.

«Вокруг него танцевали птицы: с одной стороны чайки, с другой – вороны. А тюлень еще был жив. Мы какое-то время подождали, а потом решили, что заберем его домой», – рассказывает Лора.

Температура тела маленькой ларги в этот момент составляла 32 градуса при норме в 37. Павел – практикующий ветеринар, поэтому ларгу пытались вернуть к жизни. Тюленя поселили в ванну, где он и прожил три недели. Однако спасти малыша не удалось – он погиб от молниеносного анафилактического шока после того, как ему дали глистогонное средство.

«Мы были в таком горе, но поняли, что хотим этим заниматься. Не хватало практики и теоретических знаний. Мы стали первыми, кто занялся в стране реабилитацией ластоногих с их выпуском, никто этого раньше не делал, и никакой информации поэтому не было», – вспоминает Лора.

Поэтому набираться опыта Лора и Павел отправились в далекую Ирландию – там находится один из самых старых и авторитетных в мире центров реабилитации тюленей. Причем каким-то чудом попали они туда очень быстро – буквально через пять месяцев, в то время когда лист ожидания для волонтеров этого центра составляет три года.

А вернувшись домой, семья продала квартиру и купила дом в Тавричанке, где начала собирать и реабилитировать потерявшихся маленьких тюленят. А в 2018-2019 годах построили здесь полноценный реабилитационный центр с карантинной зоной для только поступающих тюленей, кормокухней, сухими вольерами и бассейнами для готовящихся к выпуску животных.

Новые обитатели центра. Фото: центр "Тюлень"

Новые обитатели центра. Фото: центр "Тюлень"

Потерянные и обреченные

Ослабленных тюленят волонтеры забирают на побережье в черте городов и поселков, куда их на кусках льда приносит морским течением и ветром с архипелага Римского-Корсакова, где находится основное место размножения ларг в южном Приморье.

Причины, почему малыши оказываются в одиночестве – разнообразные. Есть и естественные – часть ларг рождает детенышей прямо на припайном льду и здесь же выкармливает их. При этом мать не всегда находится рядом с детенышем, но перекликается с ним, причем оба они распознают голоса друг друга среди общего шума лежбища. Когда происходит ранний разлом льда и его начинает растаскивать в разные стороны, расстояние становится слишком большим, самка перестает слышать малыша и теряет его.

Но есть и причина, связанная с человеческой деятельностью – к берегам островов прибивает тончайшую, почти незаметную пленку нефтепродуктов, попадающих в море с судов и с машин дрифтеров, разъезжающих зимой по льду. Если детеныш «искупается» в такой пленке, мать перестает узнавать его из-за изменившегося запаха и бросает.

Детеныши, которые не успели набрать необходимую массу тела на материнском молоке, попадают на берег обессиленными, истощенными и обезвоженными, потому что их слишком долго носит по морю, а питаться сами они еще не умеют. И, если тюлененок не попадет в руки профессионалов, он неизбежно погибает.

Кормление фишсупом. Фото: центр "Тюлень"

Кормление фишсупом. Фото: центр "Тюлень"

Увидел тюлененка – не трогай его

«Люди не умеют обращаться с такими животными, несмотря на все наши усилия объяснить, что с ними делать. Мы объясняем – не кормите тюленят, не сталкивайте их в воду. Все равно сталкивают, а потом нам звонят или в соцсети видео выкладывают. Мы выясняем локацию, приезжаем и через короткое время в той же бухте или соседней находим этого же тюлененка на берегу», – говорит Лора.

Животных не следует пытаться кормить, трогать, громко кричать возле них и вообще пугать – тюлени очень плохо переносят стресс и могут погибнуть. Если человек гуляет с собакой, нужно взять ее на поводок и отвести подальше.

Не нужно пытаться забрать тюленя самостоятельно, не умея этого – строение челюстей у них подобно собачьим, и укус может быть очень опасен. Да и вообще, это дикое животное, которое может быть носителем самых разных инфекций.

Тюленей нельзя пытаться согревать или перевозить в автомобиле с включенной печкой – перегрев для них смертельно опасен.

Самое правильное, что может сделать человек, найдя тюленя – позвонить волонтерам и ждать их, встав между животным и водой, чтобы обессиленное животное не ушло обратно в море.

«Люди, вообще, очень сознательные, эмпатичные. Если человек нам позвонил, то, как правило, наступая своим планам на горло, отменяет все решения и занимается помощью животному. Они понимают, что в данной точке пространственно-временного континуума у этого тюленя больше никого нет», – отмечает Лора Белоиван.

Приготовление фишсупа. Фото: центр "Тюлень"

Приготовление фишсупа. Фото: центр "Тюлень"

От фишсупа до селедки

Тюленят с берега забирают сотрудники центра или волонтеры. В первую очередь, это обученные дайверы клуба Sea Frogs во главе с их руководителем Евгением Полухиным. В случае, если животное находят на территории режимного предприятия, куда слишком долго делать пропуск, сотрудники центра просят вынести нерпу его работников, инструктируя их, как правильно забрать тюленя, держать его при переноске и сажать в коробку. Обычно никто не отказывает и все справляются.

В центре животных обследуют, лечат, если оно болеет или травмировано, и выкармливают, ведь основной критерий выпуска – набор тюленем массы в 30 килограммов.

Как правило, начинается выкармливание животных с «фишсупа» – это такая взбитая в блендере смесь воды, селедки, креветок, витаминов и минералов. Маленькие тюлени еще не умеют охотиться на рыбу и не понимают, как ее есть, к тому же из-за стресса и долгого голодания у них нарушается работа желудочно-кишечного тракта. Поэтому процесс кормления выглядит для постороннего наблюдателя достаточно жестко – тюлененка накрывают пеленкой, фиксируют, вводят ему желудочный зонд и через него заливают питательную массу.

Позднее тюленят переводят на питание селедкой, поначалу тоже вкладывая рыбу в рот детенышей.

«Сейчас у нас 14 тюленей, и в сутки на них уходит от 20 до 30 килограммов селедки – премиальной, размером 22 сантиметра. У нас есть свой поставщик, который специально заказывает рыбу, подходящую для нас», – рассказывают волонтеры.

К слову, работает центр исключительно на пожертвования, причем, как подчеркивает Лора, только российских граждан и организаций.

«У нас нет проблем с деньгами на текущую деятельность – пожертвования их полностью закрывают. Но для этого нужно быть на слуху. Если бы я не была в момент создания центра известным блогером, то не ввязалась бы в эту историю», – говорит Лора.

Тоска по морю

В среднем животные проводят в центре 2,5-3 месяца, пока не наберут нужную массу тела. Но бывают и исключения. Как-то в центре был тюлень, маленький сам по себе, который набрал всего 27 килограммов, но его выпустили, потому что он прекрасно охотился сам и явно уже стремился на свободу.

Первая рыбалка. Фото: центр "Тюлень"

Первая рыбалка. Фото: центр "Тюлень"

«Есть критерий, который невозможно описать понятиями из рациональной сферы. Когда ты проходишь мимо, а там звучит другая нотка – тоска начинающаяся. И если этот момент проворонить, то приходит депрессия и деградация. Ему скучно, ему нужно уже домой. Они все рано или поздно хотят вернуться в море. Бывают такие ситуации, когда выпускать пора, а шторм на две недели зарядил. И мы тогда с ними договариваемся. Это такая странная история, когда ты говоришь животному, что нужно потерпеть. И это всегда работает», – делится Лора.

По словам директора, интеллект и телепатические сверхспособности, которыми обладают китообразные, вполне присущи и ластоногим. И тюлени способны идти на сотрудничество с помогающим человеком.

«У нас был тюлень, которого звали Орландо, потому что его орлан пожрал, разодрав ему холку, откуда вывалилась жировая клетчатка. В итоге мы насчитали у него сорок проколов. То есть орлан сидел на нем и ел. Видимо, на лежбище это было, самка спугнула орлана, и он детеныша бросил. У тюленей очень быстро регенерация происходит. Поэтому нужно держать раны открытыми, иначе кожа быстро заживает, под ними образуются абсцессы, которые потом рвутся, и все начинается сначала. Из-за этого нам приходилось обрабатывать раны дважды в день по полтора часа. И он понимал, что мы ему помогаем и сотрудничал с нами, терпел, старался не мешать оказывать ему помощь», – рассказывает Лора.

Тюлени перед выпуском. Фото: центр "Тюлень"

Тюлени перед выпуском. Фото: центр "Тюлень"

Жестокосердие во благо

Все тюлени в центре предназначены для возвращения в дикую природу. Поэтому сотрудники и волонтеры делают все возможное, чтобы избежать привыкания животных к человеку. К слову, поэтому волонтеров здесь допускают к ларгам только после тщательного отбора, проверок и инструктажей. Новых добровольцев привлекают только к хозяйственным работам, не допуская к тюленям. И даже тем людям, которые нашли тюленят на берегу, не разрешают проведать своих «крестников». Зато они могут присутствовать при их выпуске.

«Есть период, который в сухих вольерах происходит, когда детеныши сами ищут контакт, это два-три дня. В это время нужно наступать своим гормонам на горло. Во-первых, не смотреть в глаза, это очень важно, сокращать контакт до минимума – плоть до того, что количество уборок в вольерах уменьшаем. Они за тобой бегут, а ты перед ними калитку закрываешь. Потом это быстро проходит. Видимо, в жестоковыйности нашей убеждаются. А потом в бассейне этот период сепарации закрепляется, когда рыба просто кидается внаброс и они питаются сами. И чем дальше, тем больше мы расходимся», – говорит директор центра.

Выпуск реабилитированных тюленей. Фото: центр "Тюлень"

Выпуск реабилитированных тюленей. Фото: центр "Тюлень"

Вместо послесловия

Лора Белоиван: «Я считаю, что понятие «естественный отбор» в нынешних условиях трансформировалось. Если мы говорим о гибели представителей дикой природы в черте обитания человека, то здесь естественный отбор работает по-другому. Если в Ветхом завете была заповедь «Не убий», то в Новом – «Не пожелай зла». Преступления перед Богом перешли от действия в мыслеформу, то есть на гораздо более высокий уровень. Так же проходят метаморфозу ряд биологических понятий, и взаимодействие человека с окружающей действительностью выходит на качественно новый уровень. Когда человек проходит по берегу, видит живое существо, которое страдает и которому можно оказать помощь и проходит мимо, думая «вот, это естественный отбор», значит, он этот самый отбор не прошел. Потому что сейчас оставаться человеком – это не значит продолжать ходить на двух ногах и уметь решать уравнения. Это уже нечто другое. Был человек прямоходящий, потом человек разумный, а сейчас это человек чувствующий и сочувствующий. И это очень важный момент. Наверное, естественный отбор – это нормально, кроме одной ситуации, когда ты видишь существо, которое ты мог спасти, но не сделал ничего для этого».

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.