Премия Рунета-2020
Дальний Восток
Владивосток
Эксклюзив kp.rukp.ru
10 июля 2021 6:52

«Брать мед на рынке - большой риск»: пасечник раскрывает секреты пчеловодства в Приморье

Зачем брать вилку, когда идешь на продуктовую ярмарку
"На ярмарках можно встретить настоящих пчеловодов, они не торгуют двадцатью сортами"

"На ярмарках можно встретить настоящих пчеловодов, они не торгуют двадцатью сортами"

Фото: Сергей БАЛАНОВ

Традиция пить чай с медом вместо сахара теряет былую популярность, люди все реже и реже покупают баночки с полезным продуктом, предпочитая конфеты из магазина и пилюли из аптеки, жалуются пчеловоды. А те немногие, кто решили все же приобрести литр-другой на рынке, могут оказаться обманутыми вероломными продавцами. Секреты пчеловодства раскрыл в интервью «КП – Владивосток» пасечник из Пожарского района Сергей Банников. Он рассказ, на что нужно ориентироваться, когда покупаешь мед, каких торговцев лучше избегать и где вообще лучше приобретать золотую амброзию.

– Сергей, в личной беседе вы сказали, что когда идешь на продуктовую ярмарку, то надо брать с собой вилку, чтобы снимать лапшу с ушей. Расскажите про то, как обманывают людей.

– Сейчас люди сильно оторваны от сельского хозяйства, урбанизация идет полным ходом, у всех осталось мало родственников на земле, и пчеловодов в том числе. Мало кто может позволить себе посмотреть, как и в каких условиях получается мед, что это вообще за субстанция. Поэтому недобросовестные продавцы для увеличения продаж расскажут что угодно: что это мед с альпийских гор, что они делают пчелам массаж и многое другое. Но это не соответствует действительности. Вот что такое «одуванчиковый мед»? Я в жизни такого не видел. Это нужно посадить несколько десятков гектаров одних одуванчиков и поставить туда пчелосемью, но это нереально. Это маркетинговый ход, людям впаривают то, что не могут продать.

Для Сергея Банникова пчеловодство - это хобби

Для Сергея Банникова пчеловодство - это хобби

Фото: Дарья НАУМЕЦ

Также сейчас есть много химических добавок и красителей. Мы видим и зеленый мед, и розовый, и какой хотите. Если хочешь купить себе нормальный, качественный мед – заведи знакомство с пчеловодом, к которому ты сможешь приехать на пасеку и посмотреть, как он живет. Так же, как и в деревне люди покупают молоко: смотрят, коровка чистая, значит, можно взять. Так же и здесь. А на рынке – большой риск.

– Как далекому от пчеловодства человеку определить настоящий мед на рынке?

– Можно по цвету: мед с неестественными цветами - это подкрашенный мед. Можно и по названиям, например, какой-нибудь «подснежниковый». Человек, который не является пчеловодом, но активно употребляет мед в пищу, сможет разобраться по вкусу. Если человек съедает, допустим, пять литров меда в год, то он не активный потребитель меда, но это намного больше, чем едят все остальные. И все же таким людям будет практически невозможно отличить фальсификат от меда.

Я знаю случаи, когда даже в Пожарском районе люди подделывают мед. Для этого они берут взяток с липы, разводят сахарный сироп, отдают это пчелам, и те его перерабатывают. Они выкачивают фальсификат вместе с липовым медом, и тут мед не отличит даже профессионал, нужен специальный анализ. Фальсифицировать можно все, что угодно, и сейчас это сильно развивается. На рынке продавец может так все вывернуть обычному покупателю, будто те, кто делали это интервью, дилетанты, а вот он знаток меда, и брать надо у него. И во Владивостоке, и в остальном Приморье на ярмарках можно встретить настоящих пчеловодов, они не торгуют двадцатью сортами, у них всего три-четыре вида. Вот к ним и можно подходить, иначе же это как просить погадать цыган на вокзале. Как правило, тот, кто торгует на рынке постоянно, а не на ярмарках выходного дня, он к пчелам вообще никакого отношения не имеет.

– Сколько сортов меда у нас есть?

– У нас в Пожарском районе можно получить около трех, максимум четырех сортов.

«Весенний» мед – это все до главного медосбора в июле. В нем в основном мед с клена и вербы. На севере Пожарского района еще есть черемуха и голубичники.

В редкие годы, буквально перед самой липой, можно получить бархатный мед. Бархат – это реликтовое растение, которое довольно редко, но продуктивно выделяет нектар. Такое бывает раз в четыре-шесть лет.

Потом – липовый мед в июле. У нас липа – это главный медонос.

После липы начинают цвести дягиль и луговое разнотравье, из этого всего потом получают цветочный мед. И если пчелы стоят в тайге, где цветет аралия, то можно получить аралиевый мед.

Также где-то в Приморье идут посадки самоопыляемых сортов гречки. Где-то фермеры высаживают подсолнечник. Знаю, в южном Приморье много зарослей леспедецы. На севере она тоже есть, но не в таких больших количествах. Чтобы нам получать такие же объемы, нужно заниматься кочевым пчеловодством и постоянно перевозить пасеку, а это проблематично.

Хочешь купить нормальный, качественный мед – заведи знакомство с пчеловодом

Хочешь купить нормальный, качественный мед – заведи знакомство с пчеловодом

Фото: Дарья НАУМЕЦ

– Какие места сбора меда в Приморье можно назвать топовыми?

– Пожарский район к сильным местам не относится. Медосбор здесь проходит с определенной периодичностью, раз в четыре года, так как тут сложные климатические условия. Основные удачные места для пчеловодства это Анучинский, Красноармейский, Спасский и Чугуевский районы – в общем, центральное Приморье. У меня напарник возит своих пчел на кочевку в Красноармейский район, потому что там мед есть с некоторой постоянностью. Если здесь мед может быть, а может и не быть, то там он есть постоянно, вопрос объема – можно сто литров собрать, а можно пятьдесят.

– Расскажите о достоинствах меда и других продуктах пчеловодства.

– Говорить о плюсах меда можно бесконечно долго, ведь это лечебный натуральный продукт, вкусный и ароматный, содержит большое количество полезных веществ. Его потребление очень полезно для здоровья в целом. Не говоря уже о том, что им лечатся в простуду.

Есть прополис, его еще называют пчелиный клей. Прополис это природный антисептик, полезно потреблять настойку внутрь и для растирания. Он лечит язвочки, гнойнички и так далее. У прополиса широкий спектр применения.

Из пчелиного воска делают свечи, субстанции для эпиляции, мази. Последние, например, получают путем смешивания натурального оливкового масла и воска: расплавляем и перемешиваем, получаем однородную массу, которой потом можно увлажнять кожу или лечить ранки. Человечеству не одна тысяча лет, и первобытные люди лечились не терафлю, а тем, что есть в природе. Раньше для понижения температуры вместо аспирина заваривали ивовую кору, например. Но в основном лечились медом, да прополисом. И прожили столько лет! Это буквально последние две сотни лет мы используем химические препараты. А так всю жизнь жили на природном.

– В вашей сфере есть проблемы? Жители Лучегорска рассказывали, что лет десять назад здесь была проблема с китайцами и их химикатами, из-за которых начали гибнуть пчелы…

– Я лично не знаком с такими ситуациями, хотя много слышал и читал об этом. Насколько я знаю, те поля в Пожарском районе, которые арендовали китайцы, обрабатывались какими-то несертифицированными препаратами, из-за которых и погибли пчелы. В советском союзе пчеловодов оповещали об обработке, даже согласовывали с ними время работ, чтобы они не рисковали пчелами. Но сейчас такого нет. Теперь одному богу известно, чем китайцы поливают эти поля. У нас в стране много законов, нужно, чтобы разные органы – ветеринарные, природные и другие службы – требовали их выполнения, контролировали процессы.

Но, на мой взгляд, основная проблема это отсутствие сбыта. Если у меня на сегодняшний день спросу немного, то и предложение небольшое. Я держусь, чтобы душу отвести, да побыть на пасеке. Но фактически с моим объемом пчел заниматься бизнесом не выгодно, у меня баланс в ноль выходит, прибыли практически никакой. Это больше для общения с народом. А если уже серьезно заниматься, то с этой оптовой ценой, которая есть сейчас, на рынке не выгодно. Есть другие намного более прибыльные дела.

Мед со временем не теряет своих полезных качеств и может храниться долго

Мед со временем не теряет своих полезных качеств и может храниться долго

Фото: Дарья НАУМЕЦ

– А что насчет вырубки лесов? Это серьезная проблема для пчеловодства?

– Да. Зайдешь после каких-нибудь арендаторов в лес, а там пни навалены и сучья не убраны. И это я не говорю о том, чтобы они высаживали дубы, ясени или кедрушки. Об этом и речи нет. Тайга вырождается.

– Тогда можно ли сказать, что пчеловодство умирает?

– Нет, оно не умирает, но значительно сократилось по объемам. Пчеловодов моих лет и младше практически уже нет. Молодежь таким не занимается: старшие хотят передать дела своим детям, а те уезжают из деревень в города. Если кто и возвращается домой, то все равно не желают просто так этим заниматься. Если бы это как-то было финансово интересно, то люди шли бы в эту отрасль. Так что скажу, что отрасль стареет. Сейчас все держится на энтузиастах.

– Сергей, я заметила, что некоторый мед часто сахарится и становится белым. Так и должно быть?

– Для меда это нормально. Жидкий мед находится в ульях. Мы его изымаем, откачиваем с рамы, проходит два-три дня, и он начинает сахариться. Он со временем не теряет своих полезных качеств и может храниться долго. В египетских пирамидах находят сосуды с медом, который хранился там пять-шесть тысяч лет, и он такой же. Понятное дело, что он засахарен, в нем почти нет влаги, но он абсолютно нормальный. В нем те же вещества, что и сейчас. И да, его можно употребить в пищу.

– Приморцы это активные потребители меда, или мы стали меньше его есть?

– То поколение, которое еще в советское время кроме меда другого лакомства не видело, уже уходит. Молодежь же воспитывается на другом: всякие хуба-буба и другое, что показывают по телевизору. Мед нигде не рекламируется. Он не входит в состав тех продуктов, которыми кормят детишек. И знание, что мед – хороший кладезь витаминов и микроэлементов, вымывается из нашего сознания. Человек пробует мед, понимает, что он сладкий, но не ест, потому что не привык. И я думаю, что это проблема, которую надо решать.

Спросите у своих знакомых, кто покупает мед? Почти никто, ведь он не востребован у населения. Конечно, отрасль будет стареть, но она не уйдет, так как сейчас в мире есть тенденция: народ переходит на натуральные продукты, а генномодифицированное, искусственно выращенное отходит на второй план. Пройдет лет десять, и может быть мы будем иметь хороший сбыт, и отрасль возродится в прежних объемах.

Мы на казенные деньги рекламируем по телевизору Газпром и Пенсионный фонд. Все заявляют о своих компаниях и с чем-то борются. Но я считаю, что это деньги в небо и надо поддержать местного производителя, сельское хозяйство. Почему бы в Приморье точно так же не рекламировать продукцию местных фермеров? Не обязательно кого-то конкретного, а просто бегущая строка или заставка: «Употребляйте продукты местных производителей», «Приморское молоко самое лучшее», «Приморский мед самый лучший». Это надо двигать.