Премия Рунета-2020
Дальний Восток
Владивосток20 сентября 2021 10:30

«Дайте срок!» 30 лет назад был открыт закрытый порт Владивосток

Ельцин осушил кружку кваса на Светланской и открыл «далекий, но нашенский город»
Порт Владивосток

Порт Владивосток

Фото: Вадим ПОПОВ

В 1973 году в Приморском крае сошел на берег один из величайших музыкантов мира Дэвид Боуи. Он прибыл на пароходе «Феликс Дзержинский» из Иокогамы в Находку, сел вместе с другими иностранными туристами на поезд и отправился по Транссибирской магистрали в путешествие до Москвы и далее в Великобританию. Поезд провез звезду через весь край, но мимо Владивостока – этот город Боуи не увидел. И возможно, сейчас уже трудно понять, почему он предпочел Находку. Как-то уже и забылось, что ныне один из популярнейших среди иностранных туристов городов России целых 40 лет своей истории официально был закрыт не только для иностранцев, но и для граждан СССР.

Город на стыке континента с океаном, сурового севера с экзотическими субтропиками. Форпост России на Тихом океане. Свободный порт Владивосток. Даже в пандемию здесь много туристов. Но ровно 30 лет назад все было иначе.

Город другой концепции

А начиналось все для города очень позитивно. Уже через два года после основания, в 1862 году, Владивосток получил статус порто-франко - свободного от таможенных пошлин города. Мера эта была скорее вынужденной: у Империи не было тогда возможности администрировать огромную малоосвоенную территорию Сибири и Дальнего Востока (первый официальный таможенник появился во Владивостоке только в 1889 году). В результате – бурный экономический рост, развитие торговли и промышленности. Но постепенно государство устанавливало тут строгие порядки, в 1900 году режим порто-франко отменили в первый раз, спустя четыре года, после начала русско-японской войны восстановили, а в 1909 году отменили окончательно.

Даже в годы порто-франко Владивосток оставался главной военно-морской базой с требованиями режимности и секретности. А с приходом советской власти идея оградить город от внешнего мира постепенно обретала свои черты.

«Все понимали важное стратегическое значение Владивостока, - говорит краевед Нелли Мизь. - На всех переговорах между Японией и Советским Союзом в 20-е годы одним из непременных условий, выдвигаемых японской стороной, была демилитаризация Владивостока, упразднение Владивостокской крепости. Со второй половины 30-х годов необходимость ужесточения режимности и секретности были особенно актуальны. Захват японцами Маньчжурии, участившиеся провокации на границе, советско-японский конфликт летом 1938 года у озера Хасан требовали безотлагательного усиления военной мощи главного восточного форпоста. Желающих завладеть этой территорией было предостаточно».

Негативным диссонансом звучали слова Ленина: «Владивосток – это далекий, но нашенский город». В 30—40 годы в «нашенском городе» открывается пересыльный лагерь, служивший транзитным пунктом на пути доставки заключенных и грузов для Севвостлага - советского супертреста «Дальстрой». В районе станции Вторая речка располагался Владлаг на 56 тысяч заключенных. Именно здесь закончил жизнь поэт Осип Мандельштам.

Чтобы свести к минимуму контакты режимного Владивостока с внешним миром, руководство страны пошло на беспрецедентные меры. В 1937- 38 годах из Владивостока и края были выселены все лица корейской и китайской национальностей, в 1939 году были ликвидированы Дальневосточный государственный университет (ДВГУ) и Дальневосточный филиал Академии наук СССР. Граждане СССР, не имеющие владивостокской прописки, могли попасть в город только по специальному разрешению. Владивосток жил по законам военного времени. «Зона пропусков», в паспортах - ЗП, была удобная для контроля чекистами и военной разведкой ситуации в будущей «прифронтовой» полосе. Эти мероприятия органично вписывались в тогдашнюю военную доктрину СССР.

В годы Второй мировой войны Владивостоку повезло, несмотря на близость Японии, союзницы гитлеровской Германии, избежать боевых действий. Наоборот, в это время он главный порт страны, через который огромными объемами переваливались «лендлизные» грузы от союзников — продовольствие, оружие и техника. Но после победы его стратегическое значение только усиливалось. Владивосток, как крупнейшая военно-морская база, был одним из сдерживающих факторов во время войны на корейском полуострове в 1950-1953 годах.

Именно в это время Владивосток и стал закрытым официально.

Утерянный секретный документ

Первые «закрытые» города СССР были созданы во время работы над атомным проектом в период 1946-1953 годов. Курировал его Сталин и именно ему, как считается, Владивосток был обязан своим новым статусом.

Кстати, долгое время считалось, что никакого официального документа, который бы вводил статус закрытого города, нет. По крайней мере, в 1991 году, когда готовился ельцинский указ об открытии города, его не обнаружили. Но через два десятилетия исследователи все-таки разобрались в этом вопросе.

Итак, особый режим во Владивостоке был введен Постановлением Совета Министров СССР «Вопросы Пятого Военно-Морского флота» от 11 августа 1951 года, начал действовать он 1 января 1952 года. С этого момента город становится закрытым для посещения иностранцами. Граждане СССР могли попасть сюда только со штампом ЗП – закрытый порт.

«Документ этот начали искать еще в 1991 году, когда готовили указ Бориса Ельцина об открытии Владивостока, но так и не нашли, - рассказал ИА PrimaMedia старший научный сотрудник Приморского краевого музея им. В. К. Арсеньева Александр Ткачев. - Только через 20 с лишним лет мы узнали правду. Документ-то, понятно, был секретный со сроком секретности то ли 50, то ли 60 лет. А когда срок истек, то понадобилось еще какое-то время на процедуру рассекречивания — документы ведь рассекречиваются ежегодно многими тысячами, и решение выносится едва ли не по каждому. Так что впервые информация о Постановлении Совмина СССР, «закрывшем» Владивосток прозвучала, если не ошибаюсь, в 2011 году на научной конференции в докладе заместителя директора Государственного архива Приморского края Екатерина Ильинична Танцуренко».

Из закрытого города убрали все иностранные консульства. Говорят, хотели вынести и торговый и рыбный флот, а еще перевести в Ворошилов (ныне Уссурийск) все органы краевой власти. Однако эти планы не были воплощены в жизнь, то ли из-за смерти Сталина, то ли просто передумали.

Город женихов

А правильно ли называть город закрытым? Ведь он был закрыт только на въезд, а моряки из Владивостока могли передвигаться практически по всему миру. А потом возвращаться в модных иностранных джинсах и с редкими пластинками. Бронзовый моряк Эдик на Океанском проспекте – хорошая иллюстрация из того времени.

Да и в самом городе жизнь не останавливалась. Вот как вспоминает пятидесятые врач Татьяна Рудакова, дочь профессора–востоковеда:

«Мы жили в доме специалистов на Суханова, построенном по проектам московских архитекторов. Наши соседи – ведущие ученые, инженеры, врачи. В двух соседних домах жили работники крайкома партии, крайисполкома и краевого управления МГБ. Город круглосуточно охранялся милицией и военными патрулями. Преступность практически была нулевой. Поэтому событием стал арест нашего злющего бородатого дворника. В подвале дома он содержал карточный притон с серьезными ставками. Город гудел и по поводу прикрытия борделя в старинном особняке в Почтовом переулке. Но какой портовый город без них, тех, кого сегодня называют «девушками с пониженной социальной ответственностью». Это были красивые, модно одетые, уверенные в себе девушки, все знали место их проминада и тусовки – улица Ленинская, у ресторана «Золотой Рог».

Парадокс того времени: попасть в закрытый, режимный Владивосток без вызова прописанных здесь граждан иногородним было невозможно. Но это только формально. Паспортный контроль, осуществлявшийся пограничниками, легко обходили, просто пересаживаясь на станции Угольная в пригородные поезда. Дальше те, кто хотел заработать, шел в рыбаки. Жаждущие романтики и путешествий по миру — подавался в торговый флот».

Или вот еще свидетельство эпохи, от Алевтины Капустиной, заведующей кафедрой Школы естественных наук ДВФУ:

«Во Владивостоке базировался Тихоокеанский флот, многотысячные коллективы ДВМП, ВБТРФ, «Дальморепродукта», «ТУРНИФа», «Востокрыбхолодфлота» и т. д. Это были богатые женихи, рядовой рыбак зарабатывал в месяц 700–800 рублей, а обычный моряк — 400–500 рублей. Моряки и рыбаки не только зарабатывали больше прочих, но и пользовались особенным успехом у женского населения. Так формировалась особая психология, портовая в чем-то бесшабашная атмосфера Владивостока. Такого не было в других городах. Где мы проводили время? Фешенебельные рестораны «Арагви», «Золотой Рог», «Владивосток», «Волна», «Зеркальный» нам, студентам, были не по карману. А вот кафе «Мечта» в Моргородке было востребованным. Питье и еда - обходилась в три рубля, но главное – программы тематических вечеров. Помимо этого, комитеты комсомола «Университета», «Политеха», «Рыбы», ДВВИМУ, ТОВВМУ организовывали вечера встреч.

Материальное благополучие сказывалось на внешнем облике города, горожанке одевались достаточно ярко, разнообразно. Кодовое слово советских магазинов - дефицит. Но во Владивостоке по воскресным дням эта проблема с лихвой восполнялась на барахолке, расположенной на Голубинке (Голубиная Падь). Торговое действо начиналось в 6 утра. Ассортимент - болоньевые итальянские плащи, американские джинсы, итальянские туфли с каблуками «шпилька» и «рюмочка», нижние юбки и др. Хит продаж - цветные японские нейлоновые косынки. Их носили все, девочки, тетеньки, бабушки. Все это великолепие стоило недешево, но «красота – страшная сила», мы копили деньги. Шутка тех лет: «на барахолке есть все, даже бомба в разобранном виде».

Интересно, что визит Никиты Хрущева в октябре 1959 года, когда он произнес слоган про «советский Сан-Франциско», тоже ведь был сделан в закрытый порт. И это не помешало дать старт активной застройке и созданию «Большого Владивостока».

И именно в закрытом городе в ноябре 1974 года произошла легендарная встреча Леонида Брежнева и президента США Джеральда Форда, который прибыл спецбортом №1 на аэродром Воздвиженка с большой иностранной делегацией, с десятками сопровождающих лиц и журналистов. Но для простых людей город оставался закрытым еще долго.

Будет вам наука

Расстегнул пуговицы закрытого города Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин во время его визита летом 1990 года. Газета «Владивосток» писала: «Ельцин напился на улице Светланской квасу и открыл Владивосток».

В плотной, насыщенной программе пребывания он познакомился с учеными Дальневосточного отделения Академии наук СССР

- Что мешает двигать дальневосточную науку дальше? - спросил Борис Николаевич.

- Закрытость города, слабые контакты с коллегами из других стран, - ответили присутствующие.

- Будет вам открытый город, - сказал Ельцин. - Дайте только срок.

После посещения Владивостока 20 сентября 1991 был подписал Указ об открытии города для посещения иностранными гражданами. В январе 1992 года вьетнамское судно «Хау Джанг», зафрахтованное южно-корейской компанией, было поставлено под обработку на причал №14 Владивостокского морского торгового порта. Президент судовой компании, узнав, что его судно первым «откроет» закрытый порт, немедленно вылетел во Владивосток.

Исторический указ был подписан ровно через месяц после путча. По мнению экс-председателя Законодательного собрания Приморского края Виктора Горчакова, вопрос о том, чтобы открыть город Владивосток, должно было принимать правительство Советского Союза: «Строго говоря, решение Ельцина не совсем законно. Но всю историю исправило то, что в 1992 году государство развалилось, осталась независимая Российская Федерация».

Какой след в истории города оставили эти 40 лет закрытости? Наверное, справедливо сказать, что в том числе и благодаря этому периоду Владивосток считается городом «другой» концепции, «другой» психологии горожан. Какого-то духовного инакомыслия и даже, вероятно, свободолюбия.

В 2015 году в городе объявили новый режим порто-франко. Теперь это «Свободный порт Владивосток», правда, распространенный под таким называнием сразу на несколько регионов… Но это уже другая история.

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 914 975-14-14

Интересное