Премия Рунета-2020
Дальний Восток
Владивосток26 сентября 2021 6:48

Приморский путешественник-одиночка Максим Харченко: «В экспедициях ты другой человек. Ты машина для выживания»

Уже несколько лет приморец на сапборде автономно бороздит моря и реки Дальнего Востока под эгидой РГО
Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Уже несколько лет приморскому спортсмену и путешественнику Максиму Харченко не сидится дома. После прочтения книги Геннадия Невельского «История русских морских офицеров на крайнем востоке России» его жизнь превратилась в бесконечное приключение, полное опасностей. А главный способ передвигаться по Дальнему Востоку для него теперь – сапборд.

И хотя его экспедиции по следам Невельского проходят при поддержке Русского географического общества, Максим прославился как путешественник-одиночка и настоящий авантюрист, который каждый раз бросает вызов стихии. Этим летом молодой исследователь Дальнего востока совершил очередную одиночную экспедицию на сапборде из Хабаровска в Комсомольск на Амуре, и это не последний поход. О том, почему его жизнь так изменилась, Максим Харченко рассказал в студии радио «Комсомольская правда-Владивосток».

Максим Харченко. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Максим Харченко. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

- Максим, доброе утро! У нас есть традиционный вопрос для каждого из гостей нашей студии: во сколько, с чего и как начинается ваш новый день и ваше утро?

- В шесть часов я встаю, быстро делаю гимнастику, прыгаю на свой микро грузовик, еду на бухту Соболь и тренируюсь на сапборде в любую погоду, в любую волну, что бы быть готовым к любым условиям в новых экспедициях по следам экспедиции Геннадия Ивановича Невельского.

- У вас каждое утро такое?

- За исключением сегодняшнего. Сегодня день отдыха. Для того что бы поддерживать хорошую форму, уметь справляться с любой волной в любой ситуацией. Это жизненно необходимо, потому что я иду без спутниковой связи, без навигации так, как офицеры ходили в 19 веке.

В экспедиции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

В экспедиции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Невельского - в школьную программу

- Слушаю, и мурашки по коже! Не могу себя представить в одиночестве на сапборде.

- Друзья мои, все началось в 2017 году, когда я стал изучать историю тех районов, где я собирался в очередной раз пойти на сапборде. И так я в очередной раз пришел к имени Геннадия Ивановича Невельского. Кода я забил его имя в Википедию, чтобы ознакомиться подробно с его деятельностью, то, честно говоря, после второго абзаца, у меня был шок – восторг, опять шок, опять восторг! Он открыл пролив между Сахалином и материком, он открыл судоходность Амура, за этого его разжаловали до матросов… Он занял устье Амура, построил там первый пост, за это были проблемы вплоть до серьезных претензий от правительства, было даже мнение, что могут расстрелять. Увлекшись подвигами морских офицеров на востоке России, когда я читал главу за главой, у меня до сих пор мурашки по телу… Как он успел все это сделать? Такое огромнейшее сопротивление среды. Кто только не пытался ставить ему палки в колеса - он сумел все эти препоны обойти и отговорить Россию от рокового шага – отказаться от всех этих земель.

- Что вас больше всего поразило в книге Геннадия Невельского? Что сподвигло пройти именно этим маршрутом?

- Его настойчивость и то, что он не отступил. У него было право отступить, когда ему запрещали и это, и это, и это. И цена, которую он заплатил… Кто такую цену заплатил? У него умерла дочь там, на заливе «Счастье», потому что не было снабжения. Вот читаешь книгу и думаешь – она полезна всем. Вот, допустим, вы бизнесмен и у вас процессе вашей работы возникли какие-то сложности, проблемы, трудности – почитай книгу «Подвиги Русских офицеров» и ваши проблемы покажутся вам ничтожными по сравнению с тем, что преодолел Невельской. Если вы школьник или молодой человек и хотите принять решение какую карьеру вам дальше делать – почитайте книгу и, возможно, вы захотите сделать карьеру морского офицера. Допустим, что вы девушка, если вы почитаете книгу, то нравственный и духовный пример супруги Невельского тоже для вас станет примером, и вы создадите крепкую семью. Поэтому книга «История русских морских офицеров на крайнем востоке России» должна быть в библиотеке в каждой семье. У нас, в дальневосточном регионе, желательно, чтобы она была в школьной программе.

Максим проводит встречи и читает лекции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Максим проводит встречи и читает лекции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Жабры акулы как батарея

- Итак, семнадцатый год…

- Сапборд только пришел в Россию. В штатах в это время идет гонка рекордов. Спортсмены из других видов спорта переходят на сапборд и ставят рекорды: кто первый в мире прошел такой-то залив, такое-то озеро, спортсмены начали переходить Ла-Манш. Эта гонка практически захватила весь мир. Ну и я решил попробовать сделать такой проект и здесь, во Владивостоке.

- Какой был первый маршрут?

- От Владивостока до Хабаровского края. Тысяча километров до поселка Самарга. Мы все здесь живем и все в крае знаем, что Самарга - пояс недоступности. Ребята пытаются доехать туда на джипах, и поэтому была идея пройти тысячу километров вдоль морского побережья на сапборде. Когда я готовился к этому маршруту, я с упоением открывал карту Гугл, приближал эти красивейшие бухты, видел, какая там красивейшая природа, сам себе завидовал!

- Сколько понадобилось времени?

- На подготовку ушел год, на реализацию - два месяца. На 69-й день я дошел до Самарги и отправился дальше до границы с Хабаровским краем. Когда я снимал заключительное видео на границе, я увидел, как на меня идет плавник акулы высотой в две ладошки. Акул я уже видел, но этот идет прямо на меня. Я перевожу на него видео камеру и плавник погружается под нос сапборда, и я понимаю, если акула будет атаковать - скорее всего, будет хватать меня снизу за бочину. Начал судорожно мотать головой на право на лево, смотреть, где же она... И вот, я ее увидел. Она прошла под килем так близко, что я мог веслом буквально до нее дотронуться. Сначала прошла ее морда с таким большим глазом, потом плавники и хвост.

Пока я видел плавник, пульс был где-то 150, но когда я увидел ряд жаберных щелей, который подо мной прошел как батарея, пульс подскочил где-то до двухсот. Я чувствовал, что шоу на этом не закончится, поэтому прикрепил на каску экшн-камеру и потихоньку начал возвращаться к Самарге. Тут слышу сзади в метрах 50 шлепки. Я оборачиваюсь и не верю своим глазам. Буквально в 30-40 метрах из воды выпрыгивает акула во весь рост, в полете разворачивается и плюхается на бок, поднимая брызги. Я ее детально разглядел. Она была где-то такой же, как мой сапборд, то есть 3,5 метра, и очень поджарое, упругое тело. То есть раньше я всегда думал, что акула как карандаш длинная, а тут увидел, что двухсотлитровая бочка - это примерно ее живот. Меня поразило, как она ловко двигалась, даже в воздухе, и поразили мышцы пресса.

Иногда на много километров берега нет места для высадки. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Иногда на много километров берега нет места для высадки. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

В экспедиции ты машина для выживания

- Были ли скептические комментарии перед вашими походами? Люди как к вашим идеям относились?

- Честно говоря, чтобы осуществить любой амбициозный проект, нужно закрыть уши, сосредоточится на задаче и решать ее, несмотря ни на что. Возвращаясь к цели экспедиции - привлечь широкое внимание общественности к легендарному морскому русскому офицеру Геннадию Ивановичу Невельскому, к его заслугам в деле присоединения огромной территории к России. Если мы будем читать книгу, то мы увидим, насколько там было большое сопротивление среды. Все, кому не лень, пытались поставить ему палки в колеса, интересы многих он затронул. Поэтому цель моих проектов - привлечь широкое внимание общественности к тому, что сделал Геннадий Иванович Невельской.

- Максим, что самое сложное было в подготовке к экспедиции?

- Морально было тяжело настроиться. Потому что когда я шел по следам одной экспедиции Невельского и офицера Николая Башняка, который открыл Императорскую гавань, пройдя от Де-Кастри на юг, нужно было обойти мыс Сюркум. Все, что я собрал об этом мысе, что в свое время Арсеньев, обходя этот мыс во время своих экспедиций, там попал в очень непростую ситуацию. Он там чуть не погиб. Даже с местными гидами - они не угадали с погодой, вышли на его штурм и едва остались живы. Потому что, чтобы обойти этот мыс, самый коварный мыс Татарского пролива, нужно пройти порядком 40-50 км непрерывных скальных бастионов. Конечно, чтобы это сделать, нужно морально к этому подготовиться. Моральная подготовка, тренировки - технологии сейчас существуют, как лучше подготовиться.

В экспедиции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

В экспедиции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

- Были ли в экспедиции по-настоящему неожиданные моменты?

- Хороший вопрос, как раз есть повод поблагодарить всех друзей, и жителей, и партнеров Приморского края, Хабаровского края за поддержку, которую мне оказывают. Когда я шел по Татарскому проливу, по Амуру и ко мне подходили на лодках рыбаки, на берегу охотники, то я слышал только один вопрос: «По следам Невельского? Чем помочь?» Вот больше всего меня поразило и восхитило желание помочь местного населения, которое я встречал. Все были готовы помочь, делились со мной продовольствием. В тех далеких местах это очень важно. Информацией о местности, о погоде, если они что-то знали. Я очень благодарен жителям за поддержку моих проектов.

- Удалось открыть в себе новые качества, узнать с новой стороны?

- В экспедиции происходит трансформация - это 100%. Здесь мы в городе все находимся и мы работаем в каком-то определенном режиме, а когда делаешь первый гребок... Старт экспедиции - и ты останешься один на один без поддержки, у тебя нет спутниковой связи. У тебя внутри перещелкивается тумблер на режим выживания. В мозге какие-то такие центры активируются, появившиеся за тысячи лет эволюции человека, у тебя становится зрение острее, у тебя слух становится острее, какая-то такая интуиция и внутреннее чутье просыпается. В городе все это находится в притупленном состоянии. А в экспедиции ты другой человек. Становишься машиной выживания. Потому что утром тебе нужно принимать решение, выходить тебе на сапборде в море или не выходить. Ты буквально стоишь на берегу и чувствуешь запах ветра, чувствуешь нюансы в небе, чувствуешь облака, даже на волну смотришь, на морскую капусту, на пену. И ты интуитивно должен принять решение: выходить, не выходить? Потому что сейчас впереди у тебя какой-то коварный мыс или бастионы на десятки километров, и если ты сейчас ошибешься, то ты просто не выживешь. Тебя волной разобьет без шанса выйти на берег. Вот почему Арсеньев чуть не погиб. Как раз не угадали и пошли на штурм. В середине этого скального бастиона, примерно 40 километрового, их застала непогода. И они еле-еле дотянули до мыса.

- А вы ошибались?

- Вы знаете, практически все время везло. Если, действительно, и ошибался, то находил маленькую расщелину, и что-то как-то удавалось выходить на берег. Пускай там сапборд страдал, его очень сильно било о камни. Пускай там такое место, где не было воды, и пускай ты на этих камнях сидел несколько дней, ждал, когда погода более-менее улучшится. Ну а как по-другому? По-другому не научишься.

Максим Харченко. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Максим Харченко. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Вместо орехов – запасное весло

- Вы сказали, что не брали с собой спутниковую связь, но есть ли какой-нибудь определенный набор путешественника, который у вас должен быть?

- Ну, естественно, сапборд, он должен быть жесткий, не надувной, киль должен быть быстросъемный, иначе ты сапборд полностью с увязанным снаряжением не вытащишь. Весло должно быть очень легкое, профессиональное, карбоновое. И запасное весло должно быть, и киль должен запасной быть. Это вот все, что дает способность тебе двигаться.

Дальше должен быть костюм непромокаемый и должен быть спасательный жилет. Вот у меня была ситуация, когда я выжил только благодаря спасательному жилету, когда налетел шквал, и, чтобы выйти на берег в прибойную волну, я отстегнул от себя линь, который меня связывает с сапбордом. И сапбборд подхватила волна и выбросила на берег, а меня начало уносить в море, в Татарский пролив. Если бы не спасательный жилет и если бы я не взял с собой весло, когда нырял с сапборда, то я бы, возможно, не выжил. Однозначно спасжилет. Нам вот всем повезло, жителям Приморья, что мы живем во Владивостоке, это прекрасная тренировочная база для сапбборда. И развита инфраструктура для этого: есть подъезд к морю, есть компании, которые продвигают сапборд, формируют сап-культуру.

И, естественно, хорошая палатка. Она должна выдержать любой тайфун, который нужно переждать на диком берегу. Поэтому внимание к деталям.

В экспедиции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

В экспедиции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

- Что не надо с собой брать, выкинуть после первой же экспедиции?

- Очень тяжело угадать с питанием. Какое питание пойдет, какое – нет. Бывает, возьмешь килограммы вкуснейшего кедрового ореха (очень долго хотел – не ел в городе, берег на экспедицию) но в экспедицию он не пошел – сильно жирный оказался. Был эксперимент с вяленым мясом: куриная грудка, свинина. Тоже не пошло – сильно жирным оказалось. Пошли только куриные грудки. Свинину и говядину раздарил охотникам и рыбакам. Так постоянно. Все еще эксперименты.

Следы волка, дыхание медведя

- Накануне зимней экспедиции в интервью вы сказали, что самая большая опасность – волки.

- Когда я шел по Амуру, по следам Невельского, по ночам нами начали интересоваться медведи. Как горячую котлету меня нюхали через тент, пытались вытащить.

- Прям ощущали?

- Когда он нюхает тебя через палатку, он напротив твоего лица, по тебе волна жара. Ты сразу понимаешь, что это и когда заканчивается. Когда я дошел до финиша, до смотрового поста, я решил переходить на зимние проекты, поделился с друзьями идеей. Когда медведи спят. Это танцы с бубном, ты должен постоянно передвигаться, не высыпаешься. Ночью отгоняешь медведей. Мне сказали «Это хорошая идея, медведи спать будут, но… Волки спать не будут! Второй год к нам приходят волки в Николаевск-на-Амуре. У них лежанки и лежки. Я от зимней экспедиции не отказался, и мне друзья присылали фотографии, где пачки от сигарет тонут в следах волков. Мне охотник сказал, что там, где был штаб Геннадия Ивановича Невельского, убили волка весом 75 килограмм. Ну а что делать – экспедиция. Углубляюсь в залив Счастья, иду, оборачиваюсь назад, пора ставить лагерь. Черная точка позади меня, вправо и влево – куча следов. Что делать, думаешь, была не была. Как мне сказал охотник, если будет стая, тебя начнут раздергивать, сядешь на одно колено – тогда вся подбежит тебя разодрать. Если одиночка, нападет из западни.

Это залив, там течения, приливы и отливы. Льдины сталкиваются, лопаются. Я спал и слушал этот фоновый шум. Потом осмотрелся – волчьих следов вокруг палатки не было. Пронесло!

Встреча с поклонниками. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Встреча с поклонниками. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

- Экспедиция летом тоже была по маршруту Невельского?

- Да, каждая глава в книге «Подвиги морских и русских офицеров» - это как отдельная экспедиция, отдельный проект. И как раз была экспедиция по 27 главе: там рассказывается о первом сплаве по амуру наших войск. Разразилась Крымская война, к нашим берегам отправилась военная эскадра. Было необходимо укрепить посты, особенно в Петропавловске-Камчатском, был произведен первый сплав войск от Забайкалья по Амуру, и для обеспечения безопасности этого сплава Геннадий Иванович Невельской сам лично поднимается с низовьев Амура и по дороге нанимает проводников-лоцманов из местного населения. Перед Мариинским постом на этом отрезке Амур очень коварный, большие потоки воды, есть опасность разбить плоты.

Путешественник-одиночка Максим Харченко - во время экспедиции по Амуру
Источник: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Экспедиция видела, что местное население боится, разбегается. Когда наняли проводников, местное население их встретило, организовало безопасный сплав. Это было нужно, чтобы отбить высадку англо-французского десанта в Петропавловске. Поэтому моя экспедиция летом была с целью пройти то самое место, тот самый архипелаг. Название 19-го века не существует уже на картах. И, если мы идем по следам, надо было найти эту точку, пройти ее – это возможно только по описанию из книги.

- Когда следующая экспедиция?

- Через десять дней я уезжаю в залив Де-Кастри.

В экспедиции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

В экспедиции. Фото: instagram.com/sup_maks.kharchenko

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 914 975-14-14

Интересное