2016-08-24T02:54:15+03:00

«Приморские партизаны» должны своим адвокатам 1,2 миллиона рублей

Правда, «кировским бандитам» не с чего оплачивать судебные издержки
"Приморским партизанам" нечем оплачивать судебные издержки"Приморским партизанам" нечем оплачивать судебные издержки
Изменить размер текста:

13 марта в приморском краевом суде продолжились заседания по делу «кировской банды». Двое «приморских партизан» пожаловались на то, что серьезно больны. Алексей Никитин попросил суд назначить ему судебно-медицинскую экспертизу для подтверждения диагноза "астма". Как он рассказал суду, до заключения подобный диагноз ему не ставили, была лишь аллергия.

- Сейчас это переросло в астму. Мне постоянно плохо, я задыхаюсь. Сейчас пользуюсь сальбутамолом. Прошу определить причинно-следственную связь между моим содержанием в пыточных условиях карцера СИЗО и моим заболеванием. Также прошу выявить степень моей инвалидности, - попросил Никитин.

Адвокат, отстаивающая интересы другого подсудимого - Максима Кириллова - тоже попросила провести медэкспертизу в отношении ее подзащитного. В обоих просьбах было отказано.

- Нахождение под стражей не мешает проведению социально-медицинской экспертизы для подтверждения данного заболевания, - уточнил судья.

Компенсация за сына

После того, как вопрос с болезнями был улажен, слово взяла мать лейтенанта Григория Ковальчука, застреленного «партизанами». Она попросила потребовать с убийц ее сына моральную компенсацию. С Романа Савченко и Александра Ковтуна она запросила 4 миллиона рублей, по два - с каждого.

- Потеряв сына, я испытываю моральные и нравственные страдания. Он был смыслом моей жизни. Без его поддержки я не могу вести нормальный образ жизни, - пояснила Людмила Ковальчук.

Суд постановил рассмотреть требование Людмилы Григорьевны на следующем заседании. Но пред этим адвокаты задали женщине несколько необходимых вопросов:

- Помимо погибшего сына у вас есть еще дети? Какой у вас размер пенсии? – спросила адвокат Моисеенко.

- Он был у меня единственный. Пенсии примерно 8 000, плюс столько же за утрату кормильца, - коротко отвечала женщина.

- Кроме сына вам некому оказывать матпомощь?

- Нет. С невесткой у нас хорошие отношения, но у нее сейчас своя жизнь. Раньше мы жили одной семьей, и сын обо мне заботился. А сейчас мне некому лекарств купить, по дому помочь. Меня даже похоронить некому, - разрыдалась Людмила Ковальчук.

Под конец адвокаты спросили мать убитого лейтенанта о том, какого наказания, по ее мнению, заслуживают обвиняемые:

- Пожизненное! За такие преступления пусть до конца жизни сидят, - в сердцах ответила она.

Как выяснилось в суде, выплатить компенсацию Людмиле Григорьевне подсудимые вряд ли смогут. Сбережений и имущества у них нет, парни жили случайными заработками.

За чей счет судимся?

На этом финансовые вопросы не закончились. Предстояло узнать, кто будет платить за процессуальные издержки: зарплаты адвокатам, а также оплата транспортных расходов для свидетелей, которым приходилось приезжать на судебные заседания из Кировского района.

- По закону ставка адвоката составляет 1 800 рублей - судодень, - сообщил судья.

Таким образом, за все полтора года, что идет процесс, шести адвокатам накапала сумма примерно в 1,2 миллиона рублей. Транспортные расходы составили примерно 8 тысяч рублей. Вот только, по словам «партизан», денег у них нет, собственности тоже, оплачивать расходы не с чего.

- Ваша честь, когда-то у меня были сбережения, но на данный момент у меня в кармане «дыра», - мрачно пошутил Никитин.

Адвокаты и обвиняемые попросили суд постановить, чтобы судебные издержки оплачивались за счет федерального бюджета. Этот вопрос будет рассматриваться на следующем заседании, которое состоится 19 марта.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также