Премия Рунета-2020
Дальний Восток
-4°
Boom metrics
КАРТИНА ДНЯ10 августа 2015 22:00

Суд во Владивостоке приговорил Виктора Коэна к 9 годам тюрьмы

Вину молодого человека сочли полностью доказанной, несмотря на то что останки жертвы так и не были найдены
Суд счел доказанным версию о том, что рассудительный молодой человек задушил девушку в приступе ненависти.
Фото: соцсети

Суд счел доказанным версию о том, что рассудительный молодой человек задушил девушку в приступе ненависти. Фото: соцсети

Вчера, 11 августа, Ленинский суд во Владивостоке вынес приговор Виктору Коэну. Если родственникам и адвокатам 27-летнего парня не удастся обжаловать решение суда, ближайшие девять лет молодой человек проведет в колонии строгого режима.

Напомним, Виктора обвинили в убийстве его бывшей девушки Галины Колядзинской. Она исчезла еще в ноябре 2011 года после ссоры с молодым человеком. В 2014 году дело о пропаже человека переквалифицировали в дело об убийстве. Главным подозреваемым стал ее бывший жених. По мнению следствия, Коэн настолько ненавидел Галину, что задушил, распилил на мелкие кусочки и сжег останки в лесу на «Варяге». В вину Виктора Коэна не верил никто – включая мать мнимой жертвы.

«Суд убил мою дочь»

В понедельник, 10 августа, на суде впервые выступила Елена Колядзинская – мать Галины.

- Я просто не могла слушать, как изо дня в день суд убивает мою дочь, - пояснила Елена Александровна. Слова, сказанные без надрыва, скорее даже буднично, прозвучали особенно жутко.

Выступление матери внесло некоторое оживление в слушания – до сих пор они были похожи на заранее расписанную шахматную партию, исход которой давно предрешен. Елена Александровна накануне заседания вернулась из Москвы, где вместе с женой Виктора, Таней, участвовала в съемках передачи «Жди меня». В эфир программа выйдет в 20-х числах августа, и мать пропавшей девушки надеется, что найдутся те, кто виделся с ее дочерью за последние четыре года. В то, что Галины нет в живых, Елена Колядзинская не верила ни секунды.

Первые результаты поисков уже есть. С собой женщина принесла стенограмму, сделанную в мае сотрудниками программы «Жди меня». В ней – расшифровка телефонного разговора с девушкой, которая называет себя Галиной Колядзинской. Но – в прошлой жизни.

- Девушка сказала, что живет сейчас в Екатеринбурге. Она сменила имя, и сейчас ее зовут Анастасия, - рассказывает Елена Александровна.

Кроме того, журналистам удалось выяснить, что Галина сейчас выглядит немного по-другому: она сменила цвет волос и подстриглась.

- Я прошу суд учесть: то, что сейчас происходит, – одна большая ошибка. Моя дочь жива. А Виктор – невиновен, - сказала в последней реплике мама Галины.

Однако приговор, вынесенный судьей, ясно дал понять: сведения, привезенные Еленой Александровной из Москвы, ее не впечатлили.

- Здесь только что убили мою дочь, - скажет мать после суда.

«Я докажу, что невиновен»

То, что выступление матери Галины значения иметь не будет, стало ясно, когда слово взяла государственный обвинитель. Она слово в слово зачитала свою речь, произнесенную две недели назад. И снова потребовала для Коэна 10 лет тюрьмы.

Елена Колядзинская слушала речь прокурора, глядя в пол. Лишь изредка поднимала глаза на судью – когда обвинитель в красках описывала процесс убийства ее любимой дочери.

В последнюю очередь слово получил сам Виктор Коэн. Изможденное худое лицо со следами синяков, запавшие глаза – он совсем не похож на того жизнерадостного парня, каким был еще год назад. Виктор не говорил, а диктовал: чтобы секретарь суда успела все записать. В зале повисали тягучие паузы, заполняемые стуком желто-синих ноготков по клавишам.

- За то время, что идет следствие, я потерял все: передние зубы, статус в обществе, возможность быть рядом со своими близкими. Но я знаю, что невиновен. И докажу это, - так или иначе, - на этих словах на глаза присутствующих навернулись слезы.

Последнее слово сказано – суд взял перерыв до следующего дня. До решения судьбы Виктора Коэна оставалась одна ночь.

Виктор сейчас совершенно непохож на жизнерадостного парня, каким был год назад.

Виктор сейчас совершенно непохож на жизнерадостного парня, каким был год назад.

Фото: Наталья ГАБОВСКАЯ

Мог – значит сделал

Зал заседаний в день, когда зачитывали вердикт, был полон – пришли родные и друзья Коэнов, пришла мама Галины Колядзинской. Приговор слушали стоя. Два с половиной часа судья Наталья Верхотурова зачитывала материалы дела. Говорила быстро – иногда слова сливались в одну сплошную скороговорку.

За эти два с половиной часа добрый десяток раз пришлось выслушивать детали жуткого убийства, описанные Виктором в его признании. Кстати, в том, что признание было получено совершенно законными методами и без всякого давления на подсудимого, судья не сомневалась. Детальное описание пыток и избиений она сочла выдумкой. Зато утверждения сотрудников полиции о том, что Виктор написал признание добровольно, сомнений у нее не вызвали.

- Коэн вел себя спокойно, признание написал собственноручно, - одно за одним зачитывала судья показания полицейских.

Показания эти сводились к тому, что Виктор писал признание не просто добровольно, а с величайшей готовностью. Из себя при этом вышел только один раз: когда вспоминал Галину. Со слов полицейских, о ней Коэн говорил исключительно с ненавистью – и это спустя три года после ее исчезновения.

- В том, что Колядзинская мертва, нет сомнений, ведь она ни разу не вышла на связь со своими родными, - эта формулировка послужила доказательством смерти Галины.

Все дальнейшие доводы обвинения и защиты, показания свидетелей и данные теоретических экспертиз в вердикте судьи явственно делились на две части. Одна – та, что согласовывалась с первоначальным признанием Виктора. Другая – та, что шла в разрез с официальной версией. Во внимание судом была принята только первая.

Итог был ясен. Суд счел вполне нормальным, что рациональный, спокойный и рассудительный человек впервые за шесть лет совместной жизни с Галиной вдруг вспылил, причем настолько, что рванул через весь город среди ночи, чтобы задушить ее. Гипотетические заключения экспертов о том, что возможность убить девушку у Виктора была, стали самым веским доказательством его вины. А что тела нет - так это вовсе не значит, что Галина Колядзинская не мертва.

Суд не последней инстанции

Выйдя из зала суда, Татьяна, жена Виктора, расплакалась. Но тут же взяла себя в руки.

- Конечно, мы будем обжаловать приговор, - сказала она журналистам.

Жена Виктора, Татьяна, будет продолжать борьбу за супруга. Фото: соцсети

Жена Виктора, Татьяна, будет продолжать борьбу за супруга. Фото: соцсети

Адвокат Виктора Коэна Иван Михалев, считает, что шансы добиться справедливости у стороны защиты есть.

- Судья сейчас вынесла решение, основываясь на своем личном жизненном опыте. Она приняла во внимание те доказательства из предоставленных суду, которые сочла убедительными. Теперь пусть и другие судьи выскажут свое мнение, - считает Иван Васильевич.