Премия Рунета-2020
Дальний Восток
-1°
Boom metrics
Владивосток
Эксклюзив kp.rukp.ru
15 июня 2023 21:49

Огонь сварки и пламя сердца: подвиг дальневосточного инженера помог отстоять остров и построить абсолютно новые суда

«КП» вспомнила, как инженер Вологдин впервые внедрил электросварку на Дальзаводе во Владивостоке и распространил метод по всей стране
Стремление облегчить процесс ремонта помогло добиться удивительных результатов.

Стремление облегчить процесс ремонта помогло добиться удивительных результатов.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Пытливый ум инженеров-изобретателей всегда искал способ заменить соединение металлов клепкой – весьма тяжелый и длительный процесс. Как спаять две металлические детали настолько жестко, чтобы они стали одним целым? Для открытия, формулирования, разработки технологии и внедрения сварки металлов в производство понадобился путь в 118 лет.

Русский свет

Дуговая электросварка, без которой немыслим технический прогресс, является великим русским изобретением. Своим зарождением она обязана российскому изобретателю Василию Петрову, который в 1802 году, работая с аккумуляторными батареями, впервые создал электрическую дугу и сформулировал положение о возможности ее применения для освещения и спайки металлов.

Что такое электрическая дуга простыми словами? Это прохождение электричества через газ между двумя электродами. Газ – это воздух. Под действием электрического поля происходит его ионизация, и возникает дуга.

Наблюдать подобное приходилось едва ли не каждому – это молнии, сопровождающие грозы ослепительными вспышками. Это электрическая дуга, созданная природой. Только в отличие от нее дугой, созданной человеком, можно управлять.

Первый кто весьма удачно использовал этот метод, был российский инженер Павел Яблочков. В 1976 году он создал и запатентовал дуговую лампу освещения (свеча Яблочкова), благодаря чему Россию стали называть родиной электричества.

Успех дуговой лампы Яблочкова был грандиозным. В течение нескольких месяцев фонари с «русским светом» появились во многих городах мира.

Первый сварщик планеты. «Электрогефест» Николая Бенардоса

В компании Яблочкова работал талантливый инженер Николай Бенардос, сделавший много улучшений для его детища. Примечательно, что у него было медицинское образование, и именно Николай подарил человечеству такое изобретение, как зубная пломба, созданная им из серебра.

В 1882 году, трудясь над улучшением аккумуляторов, предназначавшихся для освещения, он пришел к основному своему изобретению, принесшему ему известность.

Пробуя спаять два куска металла, он стал греть их участки в месте соединения угольным электродом с помощью вольтовой дуги. Эксперимент увенчался успехом – под действием дугового разряда металл не только раскалялся, но и оплавлялся и застывал, соединял обе детали, образовывая прочный шов. Так родилась электросварка, которую Бенардос назвал «Электрогефестом» в честь древнегреческого бога огня и покровителя кузнечного ремесла, он лично провел несколько работ, сварив лопнувшие котлы и другие конструкции. Его методом сварки пользовались на различных заводах России и за рубежом, но из-за сложности конструкции и бюрократических проволочек, связанных с патентным правом, к началу ХХ века «Электрогефест» практически исчез.

Наблюдать за сваркой можно только через защитный экран или очки, но процесс это завораживающий.

Наблюдать за сваркой можно только через защитный экран или очки, но процесс это завораживающий.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Магия сварки. «Электронаплавка» Николая Славянова

Годы спустя профессор Виктор Вологдин вспоминал этот день.

– Феерическая картина горящей в темном цехе электрической дуги с потоками звездчатых искр произвела на меня неизгладимое впечатление.

Шел 1894 год. Вите Вологдину 11 лет. Он посещал Пермское реальное училище (как правило, среднее учебное заведение, программа которого была с техническим уклоном). Его одноклассник и друг Коля Славянов поделился удивительными вещами. Его отец – инженер и ученый Николай Гаврилович Славянов соединяет металлы «электронаплавкой» у себя на заводе и «знаменит на весь мир».

Витя Вологдин упросил своего отца – Петра Александровича, смотрителя рудников, побывать на Мотовилихинском пушечном заводе и посмотреть на священнодействие Колиного родителя.

– Николай Гаврилович подробно рассказал о сущности процесса наплавки, предупредив, что на источник света, когда загорится дуга, можно смотреть только через щитки со специальными темными стеклами, – вспоминал позже Виктор Вологдин.

Виктор Вологдин в молодости. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Виктор Вологдин в молодости. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Здесь же, в цеху, находилась динамо-машина, вырабатывавшая ток для сварки и вращаемая в свою очередь паровой машиной, которую Славянов построил своими силами.

По команде изобретателя трудяги, закрыв лица щитками, приступили к работе.

Ослепительная радуга электрической дуги навсегда запала в душу 11-летнему мальчишке. Как сам потом вспоминал будущий инженер-сварщик, профессор Виктор Вологдин, именно тогда он понял, что хочет заниматься изучением техники.

Методом Славянова некоторое время пользовались после его смерти в 1897 году, но, как и в случае с Николаем Бенардосом, он не получил дальнейшее применение и развитие. Установки были громоздкие, изобретатели не оставил достойных преемников, не было теории электросварки.

Из искры вспыхнула дуга

– Мне неоднократно приходило в голову, что установку, применявшуюся Славяновым, можно было упростить и сделать гибче. У меня появилось непреодолимое желание реализовать идею сварки в условиях Дальзавода, – рассуждал в то время Виктор Вологдин.

Минуло 25 лет. Вологдин жил в Приморье и стал техническим директором Дальзавода во Владивостоке. Он был уже достаточно опытным инженером-электриком. Ежедневно сталкиваясь с ремонтными работами среди этого скопления кораблей, доков и кранов, он размышлял, что без электросварки, без возрождения «славяновской» идеи – существовать нельзя.

Как-то просматривая американский технический журнал, Виктор наткнулся на статью о получении огромного технического и экономического эффекта от применения электросварки при восстановлении подорванных немцами кораблей. Больше он откладывать не стал.

Из старого электромотора постоянного тока, генератора и других деталей Вологдин собрал сварочный аппарат и стал колдовать. Было все: бессонные ночи, волнение и вера, сменявшаяся неверием. Год проб и ошибок. И наконец 27 декабря 1920 года на Дальзаводе вспыхнула настоящая «рабочая» электродуга: Виктор Вологдин выполнил первый заказ – заварил прогоревший запальный шар двигателя внутреннего сгорания парохода «Павел». Это событие принято считать началом промышленного применения электросварки в СССР.

Чтобы понять ценность электросварки, надо сравнить следующее. В 1923 году специалисты Дальзавода потратили 9 дней, заварив лопнувший ахтерштевень (оконечность судна в виде жесткой балки, на которую навешивается руль) парохода «Взрыватель». Капитан парохода «Яни», в котором была аналогичная поломка, отказался от сварки и провел в ремонте в доке 11 месяцев.

Сварку стали использовать при реконструкции гребных винтов, деталей механизмов, палубного настила, восстановлении изношенных запчастей.

И по сей день на «Дальзаводе» активно применяют наработки Вологдина.

И по сей день на «Дальзаводе» активно применяют наработки Вологдина.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Как сварщики Дальзавода остров Врангеля спасли

На остров Врангеля, находящийся в Северном Ледовитом океане и входящий в состав Российской империи с 1911 года, претендовали США и Канада, которая заручилась поддержкой своей метрополии – Великобритании. Эти страны в разное время проводили экспедиции на остров и считали его своей территорией. Объединяло их одно – под видом научных исследований «ученые» хищнически истребляли белых медведей, песцов и моржей ради шкур и клыков.

Попытки советского МИДа хоть как-то объяснить браконьерскую деятельность и захват территории «цивилизованным» странам оставались без ответа. Тогда советское правительство приняло решение установить контроль над островом в кратчайшие сроки.

1 июля 1924 года приказом начальника Морских Сил Дальнего Востока была создана Особая гидрографическая экспедиция. Ее задача была не только восстановить суверенитет на острове, но и произвести гидрологические, геофизические и геодезические исследования.

Чтобы добраться до острова Врангеля требовался пароход ледокольного класса. Выбор пал на ледокол «Надежный». Это было уже старое судно, построенное в 1897 году. До 1917 года ледокол обслуживал Владивостокский порт, а с началом «всеобщей смуты» был поставлен на консервацию. По своим характеристикам это было действительно надежное судно, в чем-то схожее с легендарным «Ермаком».

Рассматривая возможность оказания сопротивления находящихся на острове людей, ледокол перевели в класс канонерских лодок (класс небольших кораблей с артиллерийским вооружением, предназначенных для боевых действий на реках, озерах и прибрежных морских районах). Его переименовали в «Красный Октябрь», вооружили пушками и подобрали экипаж из военных моряков. Но самое главное было впереди.

Когда морской транспорт поставили в сухой док Дальзавода для замены обшивки корпуса, обнаружилось, что необходимо было заменить несколько тысяч заклепок на новые. Это была очень трудоемкая работа. В то время существовал единственный способ удаления заклепок – высверливание пневмодрелью. Звено из двух сверловщиков и двух выбивальщиков с трудом могло удалить за восьмичасовую смену около 80-ти заклепок. Было понятно, что замена займет несколько месяцев. Нависла угроза срыва экспедиции.

Канонерская лодка «Красный Октябрь» в сухом доке. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Канонерская лодка «Красный Октябрь» в сухом доке. Фото: из архива музея «Дальзавода».

И тогда Виктор Вологдин с учениками предложил смелый эксперимент – головки заклепок выплавлять электрической дугой.

Как оказалось, время на выплавку одной заклепки не превышало полутора минут. Оплавленная заклепка без головки легко вытаскивалась самим сварщиком без участия выбивальщика. Один специалист за восемь часов выплавлял около 300 заклепок.

Инновационное применение электрической дуги, предложенное Виктором Вологдиным, в данном случае помогло решить, казалось, невыполнимую задачу. «Красный Октябрь» вышел в плавание вовремя и смог осуществить поставленную задачу до конца навигации.

«Славяновские искры». Кафедра сварки в ДВПИ

Электросварка была новым и совершенно непривычным делом. Чтобы стать ее последователем, надо было проникнуться определенной верой. В 1925 году Вологдин, кроме работы на Дальзаводе, будучи уже в должности ректора ДВПИ, организовывал первую в стране лабораторию сварки, а затем и кафедру. Со своими студентами-сподвижниками и молодыми сварщиками Вологдин разработал и запустил производство сварных паровых котлов, сделав сварочные аппараты мобильными, устраняя неполадки на судах в доках и у технологической стенки Дальзавода.

Выдающийся инженер Вологдин. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Выдающийся инженер Вологдин. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Исследователь первым в стране разработал систему обозначений сварочных соединений на чертежах, контроль качества сварки и стандарты на электроды.

В 1930 году состоялся первый выпуск кафедры. Известен человек, получивший диплом № 1 инженера-сварщика в СССР. Это Геннадий Шевченко. Так было уготовано судьбой, что Геннадий Дмитриевич позже стал зятем Виктора Вологдина, женившись на его дочери Веронике. Их старший сын, тоже Виктор, в 2004 году, уже в почтенном возрасте, написал книгу воспоминаний о своем знаменитом деде.

Вологдин хорошо понимал роль своего сварочного центра, находившегося «на краю света». И специалистов он готовил не только для себя. Основная масса выпускников разъезжалась по стране, неся с собой «славяновские искры» сварки на многочисленные стройки и заводы.

Но главное дело жизни Виктора Вологдина еще было впереди.

Профильный журнал Всесоюзного научного инженерно-технического общества. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Профильный журнал Всесоюзного научного инженерно-технического общества. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Железный «Жук». Первое цельносварное судно в СССР

В начале был проект большого судна – «Теплоход электросварной конструкции для рейсов Владивосток – Петропавловск-Камчатский». Его еще в 1925 году Виктор Вологдин разработал с инженером-конструктором Романом Гребенщиковым.

Роман Гребенщиков – инженер-конструктор цельносварного катера. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Роман Гребенщиков – инженер-конструктор цельносварного катера. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Воплотиться в металл этому проекту было не суждено. Вологдину просто не дали этого сделать, опасаясь за надежность конструкции. Все железное, что выпускали в плавание по воде – было клепаное. В правилах морского регистра СССР того времени были подробные наставления, какие заклепки и где применять, какие головки должны быть у них – потайные, полукруглые, бочкообразные. Сколько рядов клепок должны держать шов. Ни технологий, ни практики по постройке сварных судов в Советском Союзе не было.

Пять лет ушло у Виктора Вологдина, чтобы добиться разрешения на постройку цельносварного судна. Был найден компромисс – разрешено было изготовить небольшой буксирный катер. В 1930 году Вологдин и Гребенщиков взяли за основу клепаный буксир «Ж» («Железный» или «Жук», как его называли судостроители) и переработали его чертежи для электросварки. Так родился буксирный катер «ЖС» – железный сварной.

Брошюра о постройке первого катера. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Брошюра о постройке первого катера. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Главная сложность была в переходе на иной принцип раскроя металла. При постройке клепаных судов детали вырезали, штамповали и склепывали. При сварке же выгоднее оказалось соединять плоские детали, которые придавали корпусу судна непривычно угловатые обводы.

«ЖС» – семнадцатиметровое судно с небольшой рубкой и капом над машинным отделением. Оказалось, что цельносварной катер весит на 20% меньше своего клепаного собрата, а на его изготовление уходит на 30% меньше времени. Это была подлинная революция в судостроении.

Набор шпангоута первого цельносварного катера. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Набор шпангоута первого цельносварного катера. Фото: из архива музея «Дальзавода».

«Окрашенный шаровой краской первый цельносварной катер покачивался на легкой прибойной волне. На его корпусе не было привычного многоточия заклепок. Катер казался сделанным из одного куска стали, даже прожилки швов исчезли под толстым слоем краски. На причале толпились рабочие. Сегодня предстоял его первый пробный рейс» – из романа «Пламенем сердца» бывшего сварщика Дальзавода Вадима Павчинского. Журналист, писатель, художник-карикатурист работал судосборщиком, затем стал сварщиком. Роман, написанный им, это – сага о большой рабочей семье, трудившейся на заводе. Издан в 1959 году, охватывает события в Приморье с середины XIX века по 30-е годы XX века.

Испытания этого катера показали достаточную прочность сварных швов, и со следующего, 1931 года, Дальзавод приступил к постройке сразу десяти катеров «ЖС» и отказался от клепки корпусов.

Эти маленькие кораблики сыграли значительную роль в развитии народного хозяйства в Приморье. Их использовали как разъездные, портовые, а во времена войны часть из них была переоборудована в суда охраны рейдов и в тральщики.

Один из катеров типа «ЖС» существует до наших дней и успешно трудится сейчас на Ливадийском судоремонтном заводе.

Катер типа «ЖС» – наши дни.

Катер типа «ЖС» – наши дни.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Вам шах и мат, товарищ Ворошилов! Судьбоносная встреча с Наркомом

«29 июня 1931 года на митинге рабочих и служащих Дальзавода выступил Народный комиссар по военным и морским делам товарищ Ворошилов Климент Ефремович».

Мемориальная доска с этими увековеченными словами долго украшала здание заводоуправления, а затем была перенесена в музей Дальзавода.

Это было неслыханно! Нарком, «первый красный маршал» Климент Ворошилов специально приехал во Владивосток, чтобы посетить Дальзавод. А пригласил его… Виктор Вологдин.

Познакомились они случайно на одном из вокзальных перронов нашей необъятной родины. Вологдин возвращался из командировки из Москвы, а Ворошилов, ехавший в соседнем вагоне, следовал по своим военным делам в Хабаровск.

Чем-то приглянулся наркому этот профессорского вида мужчина, и тот предложил ему сыграть в шахматы.

Нарком безнадежно проигрывал. За партиями Вологдин рассказывал Ворошилову о Дальзаводе, об электросварке. Заинтересовавшийся нарком пообещал приехать во Владивосток.

Эта встреча состоялась. Инженер провел экскурсию для Климента Ворошилова по территории и цехам. Больше всего наркома поразила электросварка и цельносварные катера, производство которых уже было поставлено на поток.

– Вам здесь не место, Виктор Петрович. Специалисту вашего уровня надо быть в центре судостроения. Вы должны переехать в Ленинград и преподавать в кораблестроительном институте, – сказал Вологдину пребывавший в культурном шоке нарком Ворошилов.

Как окажется позже, эти встреча и знакомство с наркомом спасут Виктору Вологдину жизнь.

Наставник со своим коллективом сварщиков на заводе. Фото: из архива музея «Дальзавода».

Наставник со своим коллективом сварщиков на заводе. Фото: из архива музея «Дальзавода».

В Ленинград от репрессий

Кроме работы на Дальзаводе, преподавания в ДВПИ исследователь прикладывал огромные усилия для внедрения сварки в практику судостроения. Он постоянно ездил в Москву, выступал с докладами в государственных структурах, на заводах.

В начале 30-х стартовало строительство военного флота СССР. Не без участия Вологдина электросварка была внедрена на всех этапах постройки подводных лодок и кораблей. А к началу Великой Отечественной войны сварка в судостроении почти полностью вытеснила клепку.

В 1933 году тучи сгустились над Виктором. В СССР начиналась эпоха репрессий. Находясь в очередной командировке в Москве, Вологдин узнал, что на Дальзаводе работает комиссия ЧК (чрезвычайный комитет) по кадрам. Их задача – выявить белых офицеров и буржуазных специалистов. Вологдин был и тем, и другим. В 1910 году он окончил Политехнический институт в Петербурге, а в 1918-1919 годах служил в армии Колчака военным инженером. Справедливо полагая, что комиссию ЧК он не пройдет, Вологдин не без помощи Климента Ворошилова уехал в Ленинград и начал работать в Главном управлении морского судостроения преподавателем по сварке в кораблестроительном институте. Вскоре к нему переехала семья. Больше его никто не трогал.

Все последующие годы своей жизни до смерти в 1950 году Виктор Вологдин руководил постройкой цельносварных кораблей и судов, занимался педагогической деятельностью. Но это уже другая история.

Проезд имени Вологдина

Во Владивостоке осталось много его учеников и последователей, в будущем ставших учеными, ведущими инженерами предприятий, Героями Соцтруда и кавалерами ордена Ленина. Их вклад в развитие нашей страны еще предстоит оценить потомкам.

В ДВПИ при активном содействии его ректора Геннадия Турмова в 1993 году Ученым советом была учреждена стипендия имени Виктора Петровича Вологдина. Всего за 10 лет за отличные оценки и особые успехи в научно-исследовательской работе стипендиатами стали 84 студента. В музее Дальзавода долгое время был стенд, посвященный Виктору Вологдину. Даже сейчас с его имени начинается дорога на завод. Небольшая улица, ведущая от Светланской к центральному входу Дальзавода, гордо называется – «проезд имени Виктора Вологдина».

В честь инженера заслуженно назвали улицу.

В честь инженера заслуженно назвали улицу.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Мемориальная табличка.

Мемориальная табличка.

Фото: Михаил ГОТЕНКО

Хочется надеяться, что и на фасаде заводоуправления ЦС «Дальзавод» появится мемориальная доска, посвященная этому выдающемуся инженеру и ученому.

Спектакль о сварщиках

13 марта 1972 года во Владивостоке вышел в эфир телеспектакль «Пламенем сердца», поставленный по одноименному роману Вадима Павчинского. Роль Вологдина исполнял заслуженный артист драматического театра имени Горького Вадим Мялк. Готовясь к постановке, он хотел, как можно больше узнать о своем герое.

Вадим Мялк – заслуженный актер СССР. Фото: из архива Яны Мялк.

Вадим Мялк – заслуженный актер СССР. Фото: из архива Яны Мялк.

Была известна одна деталь: Вологдин носил кепку оригинальным образом. Актер стал специально узнавать про эту особенность. У кого это можно было выяснить? Совместно с коллегами добрались до дочери Вологдина – Вероники Викторовны. Она и рассказала, что отец носил кепку не так, как все, а как хулиганы того времени – козырьком назад, но отнюдь не из бунтарских намерений. Козырек попросту мешал пользоваться сварочным щитком. Он переворачивал кепку и часто забывал ее переодеть. Технический директор Дальзавода, профессор ДВПИ, когда появлялся в институте или в заводоуправлении в таком виде, – шокировал людей. А молодые студенты-сварщики «взяли моду» со своего учителя и щеголяли в кепках задом наперед. Сразу было видно – сварщики.

Редакция «КП – Владивосток» благодарит научно-техническую библиотеку ЦС «Дальзавод» и Музей истории «Дальзавода» за предоставленные материалы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«20 суток шли по дрейфующему льду, выжили двое»

Тайны в трагедии дальневосточного теплохода «Белоруссия» (подробнее)

«Нас трижды хоронили»

Как гражданский пароход «Уэлен» разгромил старушкой «Люсей» японскую подлодку (подробнее)

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.