Премия Рунета-2020
Дальний Восток
+12°
Boom metrics
Что происходит
Эксклюзив kp.rukp.ru
14 февраля 2024 5:30

О борделях писали в газетах: что скрывала темная часть истории Владивостока

В историческом центре Владивостока в конце 19-го века работали бордели и картежные заведения
Авторы (2):
Дарья БЕСКОРОВАЙНАЯ
Многие злачные заведения были размещены в центре города. В кадре: магазины Торгового дома и Сибирский торговый банк. Из открытых источников.

Многие злачные заведения были размещены в центре города. В кадре: магазины Торгового дома и Сибирский торговый банк. Из открытых источников.

Владивосток основан в 1860 году. В 1883-м его население составляло 13 тысяч человек. В основном это были чиновники, военные, предприниматели и члены их семей, иностранцы (как многие знают, китайцы, корейцы, реже – японцы). Характерно, что на четырех мужчин приходилась только одна женщина. Так или иначе, что тогда, что сейчас жители хотели развлечений. Куда без них?

«Комсомольская правда – Дальний Восток» спросила у доктора исторических наук ДВФУ Вадима Агапова и у экскурсовода по Владивостоку Татьяны Фоменко, какой досуг был в то время популярным. С этой же целью мы «прогулялись» по историческим справкам.

– Жизнь была тяжелой и скучной, поэтому развлечения (тем более, среди преимущественно мужского населения) были достаточно низкопробные. Пьянство было широко распространено, – рассказал Вадим Агапов.

Рестораны высшего класса

Адресов, хранящих множество историй, во Владивостоке уйма. Как отметил собеседник редакции, полулегальные кабаки для простого люда сейчас назвать сложно, а вот по заведениям для людей состоятельных картина получше. Порой досуг в этих местах не отличался высокой моралью. Многие факты через записки, афиши, справочники и газеты дошли до современников.

Здание, в котором была размещена гостиница «Золотой Рог».

Здание, в котором была размещена гостиница «Золотой Рог».

Фото: Дарья НАУМЕЦ

До революции выпускалась справочная книжка по городу Владивостоку. В последнем издании 1914 года можно посмотреть адреса наиболее известных ресторанов первого и второго классов. В основном это центр города: Светланская, Алеутская. Некоторые из них были достаточно популярны. Здания сохранились до наших дней. Гостиница «Золотой Рог» [на углу Светланской и Алеутской, на какое-то время отель-театр даже облюбовали футуристы, а сейчас первые этажи заняты коммерцией. – Прим. ред.], например, ТЦ «Алеутский» [Светланская, 25]. Еще можно вспомнить «Модерн» [тот же «Лотос». – Прим. ред.] на углу Алеутской и Адмирала Фокина.

Кабаре «Модерн». Фото: предоставлено «КП»

Кабаре «Модерн». Фото: предоставлено «КП»

Кстати, последнее здание – знаменитейший кабаре-театр. Названия у него менялись часто, мы привели лишь самые известные. Принадлежал он Александру Куперу. Затем, уже в советское время, «Лотос» стал Домом культуры имени Дзержинского, там занимались культурно-просветительской работой среди сотрудников милиции. Недавно мы писали о том, что здание продали на аукционе. Его неприглядный вид до сих пор прикрыт фальшфасадом и, надеемся, ждет реконструкции.

Это «Модерн» в наши дни – до появления фальшфасада.

Это «Модерн» в наши дни – до появления фальшфасада.

Фото: Руслан НОВИКОВ

Однако вернемся к теме. Все эти злачные заведения до революции были для влиятельных лиц связаны со скандалами и пятном на репутации. Особенно, рассказал Вадим Львович, этим отличился вице-губернатор Владимир Ильич Лодыженский, который в 1912-1914 годах регулярно посещал рестораны и кабаки, не платил деньги, запугивая содержателей своим служебным положением.

Вице-губернатор Лодыженский. Фото: из газеты "Далекая окрана", предоставлено «КП»

Вице-губернатор Лодыженский. Фото: из газеты "Далекая окрана", предоставлено «КП»

Не чурались подобных мест и другие, например, начальник Владивостокской тюрьмы и полицмейстер Никольск-Уссурийского Иван Шадрин, друживший с содержателем кафешантана «Гранд-Отель». Чиновник покрывал картежную игру в соединенном собрании.

– Ему было поручено губернатором «поймать» игру, и все получилось, но вместо того, чтобы конфисковать игровые предметы, Щадрин конфисковал в свой карман 300 рублей и ушел. Писали еще, как однажды он напился и попал на Японской улице в помойную яму, но солдаты его оттуда вытащили.

Однако с большей частью таких заведений все-таки пытались так или иначе «разобраться», особенно после Первой мировой войны.

– Повлияла, например, антиалкогольная кампания 1914 года. Это и борьба с контрабандным ввозом спиртного, и закрытие частных лавочек. Еще пытались повысить уровень образования, ликвидировали этнические преступности при большевиках в 1930-е годы, когда исчезла знаменитая криминальная «Миллионка». Также была пропаганда труда и здорового образа жизни, создание культурной среды (то, что началось еще до революции – театры, клубы, библиотеки, музеи).

Какие документы могут подтвердить, что во Владивостоке были популярны кабаки и бордели? Все просто. Воспоминания современников и реклама на страницах газет. Наш собеседник поделился некоторыми из них.

Дебют госпожи Ергольской. Фото: предоставлено «КП»

Дебют госпожи Ергольской. Фото: предоставлено «КП»

Первая древнейшая

И все-таки, рассказала экскурсовод Татьяна Фоменко, найти дома терпимости в разные времена можно было во многих районах Владивостока. Сначала проституцией занимались, скорее, крестьянки, а потом и мещанки, и даже женщины из бывшей интеллигенции. А еще популярностью пользовались гостьи из Японии, Кореи, Китая.

– Чаще всего подпольные публичные дома располагались на «Миллионке» и на ее окраине – в Корейской слободе, где сейчас проходит улица Пограничная. Самыми востребованными были японские притоны, часть из них располагалась во дворе за торговым центром Clover House, домики, в которых жили японцы, до сих пор там остались. Какие-то публичные дома находились на Пологой улице, – рассказала Татьяна Фоменко.

Много интересного можно узнать из записок современников этого периода истории. Личные впечатления врача Александра Павловича Острякова (организатора первого краевого диспансера) о Владивостоке:

«… Явившись сюда… в 1906 г., я был поражен обилием ресторанов, кафешантанов, пьяным разгулом, царившим в городе, а также обилием врачебных вывесок о приеме по венерическим болезням. Надо думать, что предложение соответствовало спросу».

Кстати, на средства содержателей домов терпимости первая больница для лечения венерических болезней (в первую очередь, пациентами становились путаны) была открыта в 1882 году. Такую же службу открыли при военном ведомстве – для матросов.

«Легальные» пристрастия и закон

Татьяна Фоменко раскрыла и другую сторону досуга тех времен, рассказав об условиях, которые должны были соблюдать рестораторы, владельцы и арендаторы кабаков.

– Во Владивостоке в ходу были востребованы любые развлечения, потому что в силу удаленности у нас с подобными местами было «туго». Даже профессионального театра не появлялось вплоть до начала двадцатого века. Поэтому театры были особенно востребованы, главным образом – варьете (вид театра, в представлениях которого сочетаются различные жанры театрального, музыкального, эстрадного и циркового искусства). В частности ему отдавали предпочтение во время интервенции, когда Владивосток наводнили военные.

Как отметила экскурсовод, для дореволюционной России публичный дом – это легальный бизнес. Поэтому ни у кого подобное не вызывало никакого ужаса. Наоборот, многие мужчины посещали такие места, что подтверждают и классики прозы. Об этом можно прочитать у Александра Куприна в «Яме». Норма времени.

Однако для того, чтобы оставаться на плаву, управляющим приходилось соблюдать обязательные правила, иначе подобные заведения рисковали стать нелегальными.

– Во-первых, с них требовался обязательный налог за девушку. Когда женщина поступала в публичный дом, у нее изымались документы, и вместо обычного паспорта ей выдавался паспорт эскортницы, известный как «желтый билет». Его так называли, потому что делался он из бумаги плохого качества характерного цвета. Для девушек из публичных домов этот «желтый билет» был одновременно и паспортом, и санитарной книжкой.

А вообще такие правила действовали в большей части восточной России. Девушкам обязательно нужно было проходить медосмотр, желательно два раза в неделю. При медосмотре в кабинете присутствовал полицмейстер, а саму процедуру обязательно проводил военный врач, так как все данные фиксировались и контролировались властью. Заведениям, которые не выполняли данные требования, приходилось работать подпольно.

Конечно, город таит гораздо больше тайн в своей истории. Однако даже темные части «биографии» Владивостока делают его еще более живым.

Стоит отметить, проституция, несмотря на повышение общественного самосознания и работу законодателей, не ушла – из Владивостока в том числе. Не будем судить, порок ли это или норма, однако недавно мы беседовали с психиатром о том, почему девушки начинают продавать свое тело, а потом не могут уйти. Читайте интервью в отдельном материале.

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.