Премия Рунета-2020
Дальний Восток
+11°
Boom metrics
Что происходит
Эксклюзив kp.rukp.ru
25 февраля 2024 6:20

«Эскадра призраков» и боевое крещение Владивостока: история неуловимого отряда, державшего в страхе всю Японию

Как Владивостокский отряд крейсеров отражал атаки Японии
Крейсер «Богатырь» на ремонте в сухом доке «Дальзавода» после навигационной аварии. Май 1904 года. Фото: из архива музея истории «Дальзавода»

Крейсер «Богатырь» на ремонте в сухом доке «Дальзавода» после навигационной аварии. Май 1904 года. Фото: из архива музея истории «Дальзавода»

Во время Русско-японской войны 1904-1905 годов с большим успехом действовала базировавшаяся во Владивостоке эскадра крейсеров. Их названия останутся в истории: «Россия», «Громобой», «Рюрик» и «Богатырь». В эскадру также входили миноносцы и подводные лодки, которые в походах не участвовали. Несколько месяцев эта четверка наводила страх своими набегами на британских и японских торгашей, наживавшихся на войне. Коммерсанты то и дело перевозили военные грузы и войска для воюющей японской армии. «КП – Владивосток» решила вспомнить, как это было. Ведь 25 февраля 1904 года, ровно 120 лет назад, Николай II поздравил нынешний дальневосточный центр с боевым крещением.

Столкнуть их лбами!

Император Александр III (Миротворец), проведя реформы со своими толковыми сподвижниками-управленцами, вывел Россию в число развитых стран мира. Огромный флот и амбиции – все это пугало капиталистический мир, особенно США, Британию и Германию. Спесивые буржуа начали готовиться втянуть Россию в войну с Японией, претендующей на господство в Азии.

«Противостояние началось из-за аренды Ляодунского полуострова и Порт-Артура, как военно-морской базы России, строительства Китайско-Восточной железной дороги и российской экономической экспансии в Маньчжурии», – считает Алексей Буяков, историк, председатель Приморского краевого отделения Русского географического общества – Общества изучения Амурского края.

Александр III советам графа Сергея Витте, тогдашнего министра финансов (и ставленника европейского блока, как многие считают) долго не поддавался. Однако при Николае II «друзья» России смогли переубедить императора. Проекты империи очень сильно разозлили японцев.

Государь понимал, что война неизбежна, но подготовка не велась. Япония же, наоборот, при поддержке Британии и США наращивала свои силы для борьбы с нашими. Англичане дали оружие и боеприпасы, США – займов на миллиард йен.

Русским никакой помощи!

Россия же не могла получить никакой помощи. Президент США Теодор Рузвельт предупредил правительство Франции (с которой на тот момент Россия находилась в союзе), что если будет оказана какая-либо помощь России, то США выступит в войне на стороне Японии.

Янки очень быстро забыли помощь северянам во время гражданской войны, когда император Александр II послал им в помощь целую эскадру пароходофрегатов. Президент штатов Теодор Рузвельт предупредил правительство Франции (тогда – союзника России). «Поможете русским – мы выступим на стороне Японии».

Начать войну!

23 января 1904 года командующий японским флотом адмирал Того Хэйхатиро получил императорский приказ, которого давно ждал – «Начать войну».

Война, по сути, началась еще 25 января, когда вышедший в Желтое море японский флот задержал пароход «Россия», а у острова Цусима – «Екатеринослав».

Основные действия начались на море в ночь с 26-го на 27-е января. Скрытно подойдя к стоящем на внешнем рейде гавани Порт-Артура русским крейсерам, японские миноносцы обстреляли их торпедами, повредив три крейсера.

Но вопреки ожиданиям японцев, экипажи русских кораблей не поддались панике и обрушили на миноносцы яростный огонь, а позже Тихоокеанская эскадра заставила их отступить.

Отряд в поход собрался

После того, как Тихоокеанская эскадра была атакована и фактически блокирована в Порт-Артуре, на Тихом океане у России осталось лишь одно крейсерское соединение, способное действовать на коммуникациях японской империи – Владивостокский отряд крейсеров.

Основная ударная сила отряда – его четыре броненосных крейсера, были систершипами – однотипными кораблями, построенными на Балтийском заводе, но с довольно существенными отличиями. Двухтрубный «Рюрик» был головным в серии, в его силуэте еще угадывались обводы пароходокорветов, а остальные – трехтрубный «Богатырь», четырехтрубные «Громобой» и «Россия» – были уже настоящими океанскими крейсерами, имели лучшее бронирование, вооружение и обладали большей скоростью.

Крейсер «Громобой» из состава Владивостокского отряда. Фото: из архива музея истории «Дальзавода»

Крейсер «Громобой» из состава Владивостокского отряда. Фото: из архива музея истории «Дальзавода»

В ночь на 27 января 1904 года командир отряда капитан 1-го ранга Николай Рейценштейн получил приказ царского наместника на Дальнем Востоке адмирала Евгения Алексеева: «начать военные действия и нанести… чувствительный удар и вред сообщениям Японии с Кореей».

Крейсер «Россия», флагман Владивостокского отряда Фото: из архива музея истории «Дальзавода»

Крейсер «Россия», флагман Владивостокского отряда Фото: из архива музея истории «Дальзавода»

Этот приказ означал топить все японские транспортные суда, перевозящие войска, боеприпасы и другие грузы для армии, а иностранные – задерживать и сопровождать во Владивосток.

Утром портовый ледокол «Надежный», с шумом взломав лед вокруг крейсеров, пробил канал и корабли стали выходить в море. Отряд шел кильватерной колонной («Громобой», флагман «Россия» с брейд-вымпелом командира отряда Николая Рейценштейна), следом «Рюрик» и «Богатырь».

Крейсер «Рюрик» в бухте Золотой Рог. Начало 1900. Фото: из архива музея истории «Дальзавода»

Крейсер «Рюрик» в бухте Золотой Рог. Начало 1900. Фото: из архива музея истории «Дальзавода»

«Смешной обстрел» Владивостока

Отряд направился в Сангарский пролив, а затем должен был произвести налет на порт Гензан, который японцы использовали для переброски войск. Там могли находиться транспорты.

При входе в Сангарский пролив, крейсеры взяли свою первую добычу – японский пароход «Никаноура-Мару». Транспорт на требования остановится и холостые выстрелы не подчинился, и «Россия» «бахнула» боевым. После возникшего пожара экипаж парохода пересел на «Громобой», а пароход был потоплен.

В то время войны велись по-джентельменски. Ненужных жертв старались избегать и экипажи не уничтожали вместе с кораблями.

Провести налет на Гензан помешала погода. Крейсера попали в 9-ти бальный шторм, началось обледенение, а вода, попавшая в пушки, замерзла и сделала крейсера безоружными. Отряд вернулся во Владивосток.

После второго, хоть и безрезультатного похода отряда в феврале 1904 года, японское командование всерьез обеспокоилось и направило из Желтого моря эскадру контр-адмирала Камимуры Хиконодзе из семи крейсеров «для демонстрации и устрашения русских».

Адмирал Камимура Хиконодзе. Фото: histrf.ru

Адмирал Камимура Хиконодзе. Фото: histrf.ru

О приближении японской эскадры во штабе отряда крейсеров во Владивостоке узнали утром 22 февраля – ее заметили с наблюдательного поста на острове Аскольд. Командирам крейсеров было приказано разводить пары и готовиться к выходу в море.

Подойдя к Владивостоку, японские крейсеры выпустили около двухсот снарядов, но никакого существенного урона городу не нанесли. До основных строений и стоянки крейсеров снаряды попросту не долетели. Эффективность стрельбы была ничтожной, многие снаряды не взрывались. Смеялись над этим даже жители Владивостока.

Только два снаряда оказались роковыми – один попал в морской госпиталь, ранив пятерых матросов, второй в частный дом, убив беременную женщину. Не добившись цели эскадра Камимуры под улюлюканье зевак, собравшихся на Орлиной сопке, ушла в море.

Крейсера отряда очень долго выходили из бухты из-за льдов и не смогли догнать японцев. Этот лед сильно помешал и маневру японцам во время атаки, температура в тот день опустилась до -31 градусов по Цельсию.

25 февраля 1904 года в газете «Дальний Восток» было опубликовано Высочайшее поздравление Владивостоку и его жителям с боевым крещением от императора Николая II, переданное через его дальневосточного наместника Алексеева.

«Карл Смелый». Лучший командир отряда

Прибывший в конце февраля в Порт-Артур новый командующий 1-й Тихоокеанской эскадрой вице - адмирал Степан Макаров приказал младшему флагману 1-й Тихоокеанской эскадры контр-адмиралу Карлу Иессену убыть во Владивосток и принять под командование уже «Отдельный отряд крейсеров эскадры Тихого океана», заменив капитана 1-го ранга Николая Рейценштейна.

Карл Иессен, командир «Отдельного отряда крейсеров эскадры Тихого океана». Владивосток, 1904. Фото: из личного архива Алексея Буякова

Карл Иессен, командир «Отдельного отряда крейсеров эскадры Тихого океана». Владивосток, 1904. Фото: из личного архива Алексея Буякова

«Активные действия отряда, по моему мнению, связаны с личностью контр-адмирала Карла Петровича Иессена, которого офицеры называли «Карлом Смелым». Все его предшественники не отличались решительностью. А он, как и адмирал Макаров, был сторонником наступательных действий флота», – отмечает Алексей Буяков.

Контр-адмирал Иессен использовал не только крейсера, но и приданные отряду миноносцы – маленькие кораблики, которые из-за малого запаса хода приходилось тащить в походы на буксире. В третьем походе четыре крейсера отряда и два миноносца под командованием контр-адмирала Иессена нанесли удар по порту Гензан.

«12 апреля Контр-адмирал Иессен отправил два миноносца под командованием лейтенантов Александра Пеля и Дмитрия Максимова. Миноносцы, пройдя в глубь Гензанской бухты нашли там японский пароход «Гойемару» и приказали командам съехать на берег. Командир миноносца №206 Максимов пустил судно миной ко дну. Затем миноносцы вернулись к эскадре», – так описывает атаку миноносца в третьем походе в «Иллюстрированной летописи Русско-японской войны» русский журналист, автор ряда книг по искусству Федор Булгаков.

Отступление. Союз радистов и студентов. Первые дешифровщики ТОФ

Назначенный командующим 1-й Тихоокеанской эскадры вице-адмирал Степан Макаров издал секретный приказ о дешифровке японских депеш. Через несколько дней на всех кораблях, где имелись радиостанции, были введены специальные вахты радиоразведчиков. И почти сразу на крейсере «Полтава» перехватили японскую радиограмму о постановке мин у Порт-Артура, которая, естественно, была сорвана.

По требованию адмирала Макарова к расшифровке японских радиограмм привлекли студентов Восточного института из Владивостока, причем не в качестве вольнонаемных, а с присвоением офицерского звания.

Адмирал Степан Макаров. Фото: Национальная библиотека Новергии

Адмирал Степан Макаров. Фото: Национальная библиотека Новергии

В третьем походе отряда крейсеров дешифровщик с крейсера «Громобой» Анатолий Занковский расшифровал перехваченное послание. Ее содержание было срочно передано командиру отряда контр-адмиралу Иессену. «Густой туман препятствует движению, передача сигналов затруднительна» - так она звучала.

Понимая, что действия радиосигнала корабельных радиостанций того времени ограничивалась 25 милями, командир отряда Иессен понял, что эскадра Камимуры находится рядом. Крейсерам было приказано держаться плотнее, идти во Владивосток. Позже Анатолий Занковский будет награжден медалью «За усердие». Это был первый и удачный опыт по дешифровке вражеских радиограмм в мировой истории войн на море.

Авария «Богатыря»

Довольно успешные действия отряда крейсеров были омрачены навигационной аварией крейсера «Богатырь». 2-го мая Контр-адмирал Иессен направлялся на крейсере в Посьет для обсуждения с сухопутным командованием вопросов по обороне Южного Приморья.

В густом тумане на скорости в 10 узлов «Богатырь» так плотно налетел на прибрежные камни, что снять его предстало возможным, только максимально его разгрузив и сняв орудия. До конца войны он простоял в ремонте в сухом доке «Дальзавода».

Эскадра призраков

В четвертом походе, уже втроем, без «Богатыря», крейсера потопили три транспорта с войсками, на одном из которых были 18 крупнокалиберных гаубиц для обстрела Порт-Артура.

С января по август 1904 года Владивостокский отряд крейсеров совершил семь походов на морские коммуникации противника и потопил восемь пароходов и девять парусных судов с грузом и войсками. Весьма достойный результат. С легкой руки европейских газет за свою неуловимость отряд прозвали «Эскадрой призраков».

Своими действиями Владивостокский отряд крейсеров коренным образом изменил доктрину применения военно-морских сил. Именно его тактику во Второй мировой войне разовьют немецкие рейдеры.

После этого адмирал Того Хэйхатиро был вынужден ослабить силы у Порт-Артура и усилить эскадру адмирала Камимуры Хиконодзе для борьбы с ними. Этого наши адмиралы и добивались – отвлечь на Владивостокскую эскадру часть кораблей японцев, блокировавших Порт-Артур. Только адмиралу Камимуре хронически не везло.

Империя очень зла

Эскадра японца безуспешно пыталась перехватить и уничтожить этих дерзких русских, а каждый их поход приносил известия о задержанных британских и потопленных японских судах со стратегическим грузом и войсками. Русские, считал Камимура, использовали плотные туман и отсутпили к северу. Найти наши корабли никто не мог.

Эскадре Камимуры лишь раз удалось соприкоснуться с русской эскадрой – 18 июня 1904 года у острова Цусима, да и то не крейсерам, а миноносцам. Но русским снова удалось уйти, отбив все атаки этих маленьких шакалов, а два из них потопить.

Урон, нанесенный эскадрой контрабандной торговле, вызвал панику в финансовых кругах Японии, США и Британии. В Японии же сообщения о том, что русские крейсера топят и захватывают корабли буквально у их побережья, вызвали у граждан и дельцов, потерявших свои капиталы, приступ бешенства. Ну никак японский адмирал не мог «поймать» русскую эскадру. Токийские журналисты посоветовали последнему сделать сэппуку. Но тут фортуна внезапно улыбнулась командиру.

Адмирал Витгефт идет на прорыв. Последний бой Порт-Артурской эскадры

Утром 25 июля 1904 года жители и обороняющие крепость Порт-Артур солдаты и матросы услышали свист тяжелого снаряда. Спугнув ленивых чаек, он плюхнулся в воду и поднял фонтан воды недалеко от пирса. Стало понятно, что японцы установили осадные орудия на Волчьих горах. Под угрозой оказались корабли эскадры.

В этот же день контр-адмирал Вильгельм Витгефт, назначенный командующим Тихоокеанской эскадрой после гибели вице-адмирала Макарова, получил депешу от царского наместника, адмирала Евгения Алексеева. В ней он уже требовал от нерешительного Витгефта покинуть Порт-Артур и прорываться во Владивосток. Иначе, недовольно телеграфировал наместник, честь родного флота будет осрамлена.

Навстречу эскадре Витгефта адмирал Алексеев намеревался выслать Владивостокский отряд крейсеров. Точка рандеву – Корейский пролив.

Утром 28 июля 1904 года, после траления рейда эскадра из одиннадцати крейсеров, семи миноносцев и госпитального судна кильватерной колонной вышла из гавани Порт-Артура в море для прорыва во Владивосток.

Через два часа на северо-востоке были замечены дымы шести крейсеров эскадры адмирала Того. Ее появление было закономерным, а сражение – неизбежным. Приказ адмирала Алексеева прорываться во Владивосток был отдан для сохранения эскадры, но без учета фактической обстановки на море.

Поначалу сражение было в пользу русской эскадры. Успешно маневрируя и отстреливаясь, адмирал Витгефт менял дистанцию и уберег корабли от серьезных повреждений. Но через четыре часа более скоростные крейсера адмирала Того нагнали русскую эскадру.

Японский 305 мм снаряд взорвался на мостике флагмана – крейсера «Цесаревич», на котором находился контр-адмирал Витгефт со своим штабом. Не выжил никто. Строй и управление эскадрой были нарушены, и она была рассеяна. Трем крейсерам удалось прорваться в нейтральные порты, остальные вернулись в Порт-Артур.

Вышлете крейсера! Ловушка для Иессена

Поскольку связи между Порт-Артуром и Владивостоком уже не было, передать радиограмму в штаб флота о выходе эскадры уже не представлялось возможным. Вышедший вместе с эскадрой миноносец «Решительный» доставил сообщение о выходе в китайский порт Чифу, а оттуда – в Мукден, Алексееву. Он не знал о результатах прорыва, поэтому исходил из отданного им ранее приказа Витгефту. Во Владивосток командующему флотом вице-адмиралу Николаю Скрыдлову полетела радиограмма: «Эскадра вышла в море, сражается с неприятелем, вышлите крейсера в Корейский пролив».

На рассвете 30 июля 1904 года крейсера «Россия», «Громобой» и «Рюрик» под командованием контр-адмирала Карла Иессена вышли в море с приказом поддержать прорыв Порт-Артурской эскадры во Владивосток. О том, что основные силы эскадры после многочасового боя вернулись в Порт-Артур, никто не знал.

Владивостокский отряд угодил в ловушку, расставленную адмиралом Камимурой для Порт-Артурской эскадры. Японцы уже ждали.

Погибаю, но не сдаюсь! Бой в Корейском проливе

В ночь на 1-е августа 1904 года экипажи крейсеров спали не раздеваясь. Ранним утром сигнальщики с «России» разглядели сквозь туман силуэт корабля. Корабль из эскадры Витгефта? Нет! Это был «Адзума», крейсер из эскадры адмирала Камимуры. Первые снаряды главного калибра японских крейсеров, вздымая фонтаны воды, легли у бортов русских кораблей. Против трех русских крейсеров вышли четыре японских крейсера, затем к последним прибавилось еще три легких.

В начале боя на «Рюрике» были тяжело ранены старший офицер Николай Хлодовский и командир капитан 1-го ранга Евгений Трусов. Были разбиты приводы корабля. Японцы сосредоточили огонь на этом крейсере, самым слабом из эскадры – его артиллерия не имела броневой защиты, в палубах и рубках крейсера было много дерева. При каждом попадании в громадных столбах дыма и пламени взлетали вверх обломки.

Самым защищенным отсеком на «Рюрике» оказалась… корабельная баня. Здесь под руководством старшего врача крейсера Николая Солоухи был развернут лазарет. Это помещение было прикрыто с обеих бортов угольными ямами, поглотившими во время боя более десятка разрывавшихся в них снарядов. Так спасли десятки человек.

Но и японским крейсерам досталось. Серьезные повреждения получили «Ивате» и «Токива». На пылающем «Ивате» четыре орудия из-за попаданий вышли из строя, сразу погибло 40 человек.

От полученных повреждений и сломанного руля крейсер «Рюрик» вышел из кильватерного строя, а четыре крейсера Камимуры продолжали вести артиллерийскую дуэль с «Россией» и «Громобоем». Контр-адмирал Иессен увидев, что на Рюрик накинулись крейсера Уриу, бросился ему на выручку.

«Гибель «Рюрика». Художник Николай Каразин. Фото: из «Иллюстрированной летописи русско-японской войны»

«Гибель «Рюрика». Художник Николай Каразин. Фото: из «Иллюстрированной летописи русско-японской войны»

Два часа «Россия» и «Громобой» кружили вокруг раненого «систершипа», огнем отгоняя свору японских крейсеров и ожидая, когда его команда починит повреждения. Но все было напрасно…

Стало понятно, что ход сражения русским морякам переломить не удастся. Сильно поврежденному «Рюрику» уже ничем нельзя было помочь. Адмирал Иессен принял решение идти во Владивосток, увлекая за собой японскую эскадру, чтобы дать крейсеру возможность починиться и идти за отрядом. Но в это мало кто верил.

Крейсеры Камимуры сблизившись с «Россией» и «Громобоем», стали яростно обстреливать их, в надежде сломить упорство русских моряков. Но те отвечали редким, но уверенным огнем, продолжая идти прежним курсом. Пораженный их стойкостью, адмирал Камимура приказал прекратить огонь, и лечь на обратный курс. Это оказалось неожиданностью для адмирала Иессена. Японцы вернулись к растерзанному «Рюрику», чтобы захватить его.

Упал на пол боевой рубки смертельно раненый в голову Николай Зенилов, старший минный офицер «Рюрика», заменивший погибшего от взрыва тяжелораненого командира.

«Этот осевший кормой остов, с продырявленными бортами и палубами, с разрушенными мостиками, пробитыми трубами и мачтами, не имевший места, куда не попадали бы вражеские снаряды, весь окутанный облаком пара, смешанного с бурым дымом от разрывов снарядов, еще продолжал стрелять», – так выглядел «Рюрик» на закате боя в монографии историка флота и кораблестроителя Рафаила Мельникова, лично знакомого с семьей командира крейсера Трусова.

После смертельно раненого Зенилова в командование крейсером вступил следующий по старшинству, младший артиллерийский офицер Константин Иванов 13-й.

Все попытки следовать за уходящими крейсерами были тщетны: из-за поврежденного руля крейсер мог только ходить по кругу. Когда стало понятно, что японцы хотят захватить корабль, лейтенант Иванов 13-й отдал приказ открыть кингстоны. На носовом флагштоке «Рюрика» развернулся гюйс, что означало «Погибаю, но не сдаюсь».

«Когда решено было потопить крейсер, я взял икону Спасителя и пошел исповедовать умирающих, кто был уже не в силах покинуть корабль. Среди трупов, крови и стонов, я стал делать общую исповедь. Как потрясающе была эта исповедь перед самой смертью! Одни крестились, другие протягивали руки, третьи смотрели, полными слез глазами… Картина была ужасная, наш крейсер погружался», – вспоминал этот трагичный момент боя священник крейсера «Рюрик» иеромонах Алексей (Оконешников).

«Рюрик» пошел на дно, не спуская флага. Он затонул в 10:40 утра 1 августа 1904 года по старому стилю. Старый и слабо бронированный корабль пять часов без перерыва вел бой. Когда «Рюрик» тонул, офицеры и матросы кричали «Ура» своему кораблю. Японцы подняли из воды 625 человек, причем более половины пленников составляли раненые, контуженные и обожженные.

Где «Рюрик»?

Возвращаясь домой, матросы «России» и «Громобоя» долго заделывали пробоины у ватерлинии от японских снарядов. Жаркая погода не позволила доставить тела погибших на берег, поэтому вечером, исполнив обряд отпевания погибших, их похоронили в море. В траурном молчании они вошли в бухту Золотой Рог.

Капитан 1-го ранга Евгений Трусов, командир крейсера «Рюрик». Фото: tsushima.ru

Капитан 1-го ранга Евгений Трусов, командир крейсера «Рюрик». Фото: tsushima.ru

«Сердце у меня похолодело, ибо «Рюрика» с ними не было, а когда они приблизились, то, к своему ужасу, мы увидели, что у них вмятины и пробоины по всему корпусу – смотреть на это было больно. Город обезумел, люди сотнями кинулись на берег посмотреть, что произошло, и всеобщее напряжение было жутким», – вспоминала Элеонора Прей, американская гражданка, 36 лет прожившая в нашем городе и известная своими «Письмами из Владивостока».

1 августа 1904 года в бою в Корейском проливе погибло из экипажа крейсера «Рюрик» 180 человек, из экипажа «Громобоя» – 91 человек, из экипажа «России» – 48 человек.

Возвращение на Балтику

После гибели «Рюрика» крейсерские операции были свернуты. К концу декабря 1904 года, вопреки мнению военного света и устава, начальник Квантунского укрепленного района генерал-адъютант Анатолий Стессель подписал предательский акт о капитуляции гарнизона Порт-Артура, который был еще способен продолжать борьбу с японцами. А в американском Портсмуте 23 августа 1905 года был подписан договор между Россией и Японией, завершивший войну. Россия лишилась половины острова Сахалин, Курильских островов, и военно-морской базы Порт-Артур.

Владивостокский отряд крейсеров под командованием контр-адмирала Карла Иессена получил приказ вернуться на Балтику. Возвращение было тяжелым. На флоте упала дисциплина, среди моряков гуляли революционные настроения.

«Офицерский состав крейсеров, значительно обновленный, испытывал глубокий духовный надлом, вызванный военными поражениями и сгущавшейся над страной реакцией деградирующего самодержавного режима», – писал Рафаил Мельников.

26 марта 1905 года контр-адмирал Иессен привел крейсера «Россия», «Громобой» и «Богатырь» в гавань Либавы.

Во время инспекции кораблей отряда Иессену припомнили все – и близость к адмиралу Макарову, и своевольства, указали на неудовлетворительное состояние кораблей отряда и низкий уровень боевой готовности и дисциплины. За все это контр-адмирал Карл Иессен получил выговор, который утвердил император Николай II. В ответ на эту комедию Иессен незамедлительно подал рапорт об отставке. История Владивостокского отряда крейсеров закончилась.

Самые проникновенные и по-военному строгие слова скажет о своем отряде контр-адмирал Карл Иессен в рапорте наместнику Алексееву: «Считаю долгом засвидетельствовать о доблестной службе и преданности долгу офицеров и нижних чинов отряда. Это были железные существа, не знавшие ни страха, ни усталости. Вступив в страшный бой без сна и без пищи, они и в конце пятичасового боя дрались с той же энергией и стойкостью, как и в самом начале его».

Память

80 лет спустя в 1985 году известный писатель Валентин Пикуль посвятит Владивостокскому отряду роман «Крейсера», а приморский писатель Анатолий Ильин напишет повесть «Владивостокский отряд».

Приказом Главнокомандующего ВМФ СССР Адмирала флота Чернавина от 19 декабря 1986 года, место гибели крейсера «Рюрик» внесено в число памятных мест подвигов и славной гибели кораблей Русского и Советского флота. Российские корабли, проходя над местом гибели крейсера отдают ему воинские почести согласно Корабельному уставу ВМФ.

Отдельный отряд крейсеров эскадры Тихого океана, прозванный «эскадрой призраков», при всем желании, не мог повлиять на ход русско-японской войны, но своими подвигами навсегда вошел в историю русского военного флота, и хочется надеяться, что когда-нибудь во Владивостоке появится памятник отважным морякам крейсеров «Рюрик», «Россия» и «Громобой».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Адмирал Тихого океана: кто такой Степан Макаров и почему моряки до сих пор пользуются его открытиями

«КП» вспомнила биографию адмирала Степана Макарова в честь 175-летия изобретателя (подробнее)

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03 (Telegram, WhatsApp).

И не забудьте подписаться в социальных сетях: Telegram; Zen; ВКонтакте, Одноклассники.

При использовании материалов издания ссылка на «КП – Владивосток» обязательна.