Премия Рунета-2020
Дальний Восток
-17°
Boom metrics
Владивосток
Эксклюзив kp.rukp.ru
23 октября 2021 5:45

Устрицы в Москву, гребешок в Корею, а икру морского ежа японцам: что жителям Приморья остается от моря?

Несмотря на жизнь на берегу, в Приморском крае предпочитают гастрономические вкусы предков
Море дарит приморцам свои деликатесы, а они их не едят.

Море дарит приморцам свои деликатесы, а они их не едят.

Фото: Сергей БАЛАНОВ

Каким вы представляете себе портрет жителя Приморья? Тельняшка, фон из мостов, рука на правом руле – это понятно. А что вы нарисовали бы в натюрморте «стандартный ужин приморца»? Не спешите перечислять представителей морской фауны. Любителей моллюсков, членистоногих и других подводных обитателей в крае хватает, но морская еда остается для большей части местных летним деликатесом, элементом праздничного стола или нечастой закуской к пиву. «КП – Владивосток» рассказывает, как на самом деле страдает культура еды в приморском регионе.

Для жителей Приморья все морепродукты – часть праздничного стола.

Для жителей Приморья все морепродукты – часть праздничного стола.

Фото: Милана СОКОЛ

НЕ СЕБЕ, НО ДРУГИМ

На фоне азиатских соседей с устоявшимися традициями потребления Приморье выглядит молодым. Большинство приморцев живет здесь в третьем или четвертом поколении. Мы сохранили любовь наших предков к европейской кухне: варим борщи, печем пироги, жарим блины. Конечно, и мы давно распробовали иностранные пиццу, суши, вок и прочие модные прелести забугорного «фуда». Но за полтора века освоения края наши люди так и не пропитались большой любовью к трепангам и устрицам, не стали есть икру ложками, как про нас думают на западе. Конечно, и то, и другое по сезону просачивается в рацион многих, но о формировании такой культуры потребления как у соседей на противоположных берегах не может быть и речи.

Во всем мире население прибрежных полос отличает их рацион, непонятный и дикий для других. Для первого примера назовем соседей японцев – взрослый японец съедает одного трепанга в день, а для младшеклассников государство выделяет специальные субсидии, по которым в школьных столовых дают икру морского ежа. Нельзя сказать, что в Приморье трепанга не едят вовсе, но это скорее единичные случаи удачного заплыва с маской-трубкой во время пляжного отдыха.

То же самое и с ежовой икрой – находясь у моря, редкий житель края откажет себе в удовольствии достать из воды и «распечатать» одного или нескольких иглокожих, чтобы насладиться ярко-оранжевыми кусочками. Аналогичным образом почти каждый пляжный отдых сопровождается поеданием мидий, а, если повезет, то и гребешка.

Но чтобы ее давали школьникам в столовых, как в Японии, – это из разряда фантастики. Зато в крае есть село Пластун, где стоит завод по переработке икры морского ежа, ее заготавливают и большими партиями отправляют японцам. И не только там добывают морских гадов для заграницы.

Во Владивостоке устраивают специальные фестивали еды, чтобы приучить людей к морепродуктам.

Во Владивостоке устраивают специальные фестивали еды, чтобы приучить людей к морепродуктам.

Фото: Милана СОКОЛ

Местный гребешок в акваконтейнерах регулярно уходит в Корею: из Зарубино до Пусана всего пару суток пути. Про Китай можно и не писать, там любят кушать всех и охотно скупают все, что движется, особенно краба и сушеного трепанга. Причем приморские моллюски в азиатских странах считаются премиум продуктом, который по карману только обеспеченным людям. Менее обеспеченные китайцы довольствуются морепродуктами с местных акваферм, которых выращивают фактически в больших «лужах».

Относительно недавно морепродукты из Приморья снискали популярность и на рынках западной части страны. Сегодня в «столицы» для богатых любителей экзотики регулярно направляются местные устрицы, гребешки и прочие морские лакомства.

И, конечно же, рыба, которая на западных прилавках продается дешевле, чем на местных. Это объясняется спросом – потребность жителей центра России в деликатесах и свежей рыбе куда выше, оттого и контракты на поставку заключают с западом. А у нас в приоритете мясо.

«Комсомолка» в апреле писала, что экс-губернатор Приморья Сергей Дарькин этим спросом весьма успешно воспользовался. Бывший глава края планирует открыть около тысячи рыбных магазинов по всей стране, где можно будет купить дары моря, пойманные на Дальнем Востоке. Первые точки уже открылись в Москве под названием «Магазин-порт Находка».

Для нас даже краб до сих пор не стал повседневной едой.

Для нас даже краб до сих пор не стал повседневной едой.

Фото: Милана СОКОЛ

Продавать выловленный продукт за границы края и страны гораздо выгоднее, чем насыщать ими местный рынок, но порой случаются перебои. Год назад из-за пандемии Китай закрыл свои порты для выгрузки рыбы и на границе застряли огромные партии минтая. В марте этого года в интервью «РГ» глава Россельхознадзора Сергей Данкверт рассказал, что часть российской продукции, которая поступала до пандемии в Китай, приезжала из Нидерландов. То есть наши рыбаки ловили у нас, везли в Голландию, а оттуда уже рыба отправлялась в Китай.

– А почему рыба сразу не поехала в Китай? Почему на Дальнем Востоке у нас нет переработки, чтобы сразу делать филе и отправлять в Евросоюз? Ведь Китай – это просто рынок переработки. Они получают нашу рыбу, перерабатывают и возвращают нам ее обратно. Такая система возникла не вчера и не из-за пандемии. Сейчас мы пожинаем плоды 20-летнего бездействия. Допустили монополию – 70% нашей рыбы перерабатывается в Китае, – подчеркнул Данкверт.

В августе пресс-служба управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области сообщала, что с начала 2021 года экспорт рыбы и морепродуктов из нашего региона составил почти 723,5 тысяч тонн. Больше всего отправили в Корею, на втором месте страны Западной и Центральной Африки, дальше Китай, Япония, Германия, Франция и Вьетнам. В меньших объемах у нас закупаются Таиланд, КНДР, Италия, Великобритания, Эстония, Нидерланды, Норвегия, Испания и Ямайка.

Половину мира может накормить наше (хоть и Японское) море. Но нужны ли его дары приморцу на обеденном столе?

На западе России думают, что приморцы килограммами едят красную и ежовую икру, но мы массово едим только кабачковую.

На западе России думают, что приморцы килограммами едят красную и ежовую икру, но мы массово едим только кабачковую.

Фото: Милана СОКОЛ

ДОЛГИЙ ПУТЬ К КУЛЬТУРЕ ЕДЫ

О развитии самобытной культуры еды во Владивостоке говорят уже не первый год. По мнению создателя гастрономических фестивалей Татьяны Заречневой, дальневосточная кухня должна объединять в себе продукты из тайги и моря. Но ни одна кухня не строится на одном типе деликатесов, считает специалист. Можно найти альтернативу среди доступных продуктов. Так, проект Pacific Russia Food показал приморцам, как можно готовить глубоководную рыбу макруруса – по вкусу получается похоже на палтус, а стоит в разы дешевле. Тот же минтай, которого ловят сотнями тысяч тонн, мог бы стать основой для вкусных и полезных рыбных блюд, а не кормом для кошек, чем его считают представители старшего поколения.

– Культура питания формируется не годами, а десятилетиями. В советское время длительной рекламной кампанией приучали к крабу. Моя бабушка с Украины переехала на Дальний Восток, но крабов так и не поняла. То есть формирование идет поколениями. Нужно со стороны государства создавать какую-то выгоду для производителей оставлять свой продукт здесь, в крае. Мы в свою очередь расскажем, как его приготовить, с чем кушать. Для этого и развиваем дальневосточную кухню, но я понимаю, что это такое дело, которое нужно до пенсии вести, а потом еще и передать преемнику, – рассказала Заречнева, добавив, что сейчас ее команда занята созданием Фестиваля дальневосточной кухни, в котором объединятся все предыдущие гастрономические события и новые идеи.

Татьяна Заречнева. Фото: instagram.com/pacificrussiafoodie

Татьяна Заречнева. Фото: instagram.com/pacificrussiafoodie

На первый взгляд, источником доступной морской еды для нас могут быть аквафермы, коих в последнее время немало возникло вдоль побережья края. Корреспондент «Комсомолки» пообщался с двумя представителями прибрежного бизнеса и услышал диаметрально противоположные мнения. Перед цитатами предпринимателей хочется отметить, что рекордно жаркое море этим летом порадовало любителей пляжного отдыха, но не моллюсков и марифермеров. Из-за аномального повышения температуры воды большинство особей на мелководных участках погибли, так в Хасанском районе сейчас можно наблюдать кладбище гребешка.

Такие риски оправданы сферой деятельности марикультурных хозяйств, но грустно понимать, что характерному для края бизнесу больше мешает государственная система, чем погодные явления.

Первый марифермер не захотел публиковать свое имя, поэтому цитату приводим в анонимном порядке.

– Растим гребешка, мидии, устриц, трепанга. Реализуем товар по системе «Меркурий» (электронная сертификация поднадзорных Госветнадзору грузов и отслеживание пути их перемещения – прим. ред.). Сейчас дела получше, можем спокойно работать – прошли экологическую госэкспертизу. Это требует больших затрат: частные экспертные компании разрабатывают проектную документацию со всеми показателями воды, грунта, все рассчитывают – это глобальная и дорогая работа. Плюс еще госпошлина до 400 тысяч рублей официально, но сами понимаете, если хотите пройти, то нужно доплатить. На все про все уходит 5-8 миллионов рублей. Суммы нереальные. Многие вынуждены отказываться и закрывать свой бизнес. Где взять такие деньги, а потом еще и на развитие предприятия? Мы, марикультурщики, считаем, что для пастбищной аквакультуры эта экспертиза не нужна. Сделали так, что для нефтеперерабатывающей вышки, что для марикультуры почти одинаковые требования. Ни к чему такая глобальная экспертиза, тем более за такие деньги, – поделился предприниматель, отметив и положительный момент, что за последние два года хорошо наладилась работа береговой охраны. С браконьерством стало попроще, но об его искоренении не идет и речи – немало жителей прибрежных сел и поселков живут за счет катера с закрашенным бортовым номером на заднем дворе.

Негодование многих марикультурщиков вызывает факт, что пройти государственную экологическую экспертизу не всегда можно здесь, в Приморском крае. По регламенту местное отделение Росприродназдора направляет документы в Москву, и уже там решается, кто займется компанией. Так, зачастую приморские морские фермы проходят экспертизу через Черноморо-Азовское отделение Росприроднадзора.

Роман Витязев. Фото: fishnews.ru

Роман Витязев. Фото: fishnews.ru

Но, по мнению председателя НО «Дальневосточный Союз предприятий марикультуры» Романа Витязева, алгоритм прохождения государственной экологической экспертизы для предприятий аквакультуры в целом понятен.

– В последнее время Росприроднадзор, в том числе и благодаря реализации наших инициатив, внес ряд изменений, облегчающих процедуру прохождения экспертизы, например таких, как увеличение срока действия положительного заключения ГЭЭ, сокращение перечня требуемой документации входящей в состав оценки воздействия на окружающую среду. Раньше это было действительно сложнее. Что касается решений центрального аппарата Росприроднадзора о месте проведения ГЭЭ – это их право, нравится нам это или нет. Ряд наших предприятий, членов Союза, проходили экспертизу своей проектной документации в Черноморо-Азовском межрегиональном управлении, – рассказал руководитель отраслевого объединения, отметив, что определенную часть документации, необходимую для прохождения экспертизы, можно подготовить самостоятельно, не обращаясь для этого в проектные организации.

С необходимостью проведения экологической экспертизы никто не спорит. Но вопрос объема документов, связанных с этой экспертизой, для большинства марикультурщиков остается острым и спорным. Об этом наглядно говорят цифры: из почти ста местных предприятий марикультуры экологическую госэкспертизу на сегодняшний день прошли только пять.

Из-за расходов на экспертизы, развитие предприятия, оплаты частной охраны и других затрат продукт от приморских марикультурщиков стоит дороже, чем у тех же браконьеров, поэтому рынок морепродуктов «для народа» в большей степени серый. Местные сайты объявлений по сезону заполнены объявлениями о продаже морских деликатесов, да и каждый второй житель Приморья знает, где купить краба или гребешка по более приемлемой, чем в магазине, цене. И очевидно, в чью пользу он делает выбор, решив украсить свой стол.

В основном морепродукты для жителей края – это сезонный продукт.

В основном морепродукты для жителей края – это сезонный продукт.

Фото: Сергей БАЛАНОВ

P.S.

Можно было бы привести здесь список полезных свойств и веществ, содержащихся в морских продуктах, но вместо этого еще один факт: Япония занимает первое место в мире по продолжительности жизни населения, и ученое сообщество немалую роль в этом показателе отдает разнообразному рациону наших соседей, который богат моллюсками и рыбой. Хочется верить, что в будущем приморцы тоже смогут в полной мере пользоваться дарами моря, и все-таки сформируют нашу особенную дальневосточную кухню.

ПО ТЕМЕ

Поля из любимого деликатеса приморцев обнаружили под стройкой века во Владивостоке

Рост популяции моллюска заметили рыбаки и ученые (подробнее)

Андреевка-2021: отдых на пляже, с гребешками и морскими прогулками

Команда автопробега «Пляжный тест-драйв» посветила четвертый день путешествия поездке на полуостров Гамова (подробнее)

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: vl@phkp.ru или +7 924 000-10-03

Интересное